ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мир в начале XXI века значительно беднее и несправедливее, чем, скажем, полстолетия назад. Все это создает два параллельных мира. Перспектива на ближайшие 30 — 50 лет не позволяет надеяться на приближение уровня бедных стран к уровню богатых. Богатые страны консолидируются — «богатые индустриальные страны сближаются друг с другом, а менее развитые страны обнаруживают, что разрыв между ними и богатыми странами увеличивается». Противостояние богатых и бедных стран, возможно, превысит по интенсивности противостояние времен деколонизации. Нищета порождает насилие.

«Мы должны посмотреть на мир глазами наших противников… Готовность террористов умереть за свое дело малопонятна, если мы не вспомним тот факт, что продолжительность жизни в их странах чрезвычайно невелика. Существует огромное различие между богатством нашего населения и бедностью других стран». Заведующий программой помощи ООН развивающимся странам Дж. Спет предупреждает: «Риск подрыва огромным глобальным андерклассом мировой стабильности очень реален». События в таких странах, как Сомали, Руанда, Босния, Сьерра-Леоне, показали, что спонтанная реакция, реакция adhoc, отнюдь не предотвращает гуманитарную катастрофу. Ожесточение обиженных уже ощутимо. Не только китайцы и мусульмане, но и индусы пишут о возможности «новой экономической „холодной войны“ между индустриальным Севером, руководимым США, и развивающимися странами Юга»6 . Речь идет о явлении, превосходящем по своим масштабам даже прежнюю глобальную «холодную войну». «Одним из вероятных сценариев, — пишет С. Кауфман из Совета национальной безопасности США, — может быть инициируемая экономическим неравенством Севера и Юга война с массовыми потерями».

Неравенство в мире прямо ведет к войне отчаяния. США, если они признают себя частью мировой экономики, просто обязаны обратиться к проблеме Север — Юг. Рушащиеся башни Международного торгового центра «должны подвигнуть США на концептуальный прорыв в проблеме разграничения богатых и бедных». Если этого не произойдет, будущее для США будет менее многообещающим.

4. ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ РАЗЛИЧИЯ

До сентября 2001 г. отчетливое различие в языке, культуре, традициях, истории, ментальном коде, моральных ценностях семи мировых цивилизаций было практически обстоятельством этнографии, предметом изучения культурологов, делом музейных работников. После 11 сентября цивилизационные различия стали одним из ведущих факторов мировой политики,дальнейшее игнорирование которого способно обратить прогресс в регресс и вызвать массовый террор на основе жесточайшего противостояния цивилизаций. Прежняя система соподчинения и лояльности доминирующего Запада и попавших на протяжении пяти веков (между 1492 — 1991 гг.) в ту или иную форму зависимости шести незападных мировых цивилизаций начинает уходить в прошлое и замещается все более активным цивилизационным самоутверждением. Это создает ситуацию противостояния — к примеру, английский является языком 80 процентов вебсайтов, но этот язык не понимают девять из десяти жителей планеты.

Особенно активны (до степени агрессивности) исламская, китайская, индуистская цивилизации. Все три обрели во второй половине XX века ядерное оружие. В ареале самого Запада, ощетинившегося визовыми барьерами, уже созданы многомиллионные анклавы этих цивилизаций. (Именно из этих анклавов в Западной Европе и в США прибыли и поднялись в воздух сентябрьские террористы.) К концу XX века в США численность американцев европейского происхождения опустилась значительно ниже 80 процентов. А к 2020 г. их численность будет ниже 65 процентов. Это будет иная Америка.

Часть Запада сознательно игнорирует цивилизационный фактор, сводя терроризм к экстремизму. Между тем лица девятнадцати террористов достаточно хорошо известны, их фотографии распространило американское правительство. Это сужает круг заблуждений, каждому заинтересованному видно общее — принадлежность исламу. Это общее требует не всегда удобного признания вызова другой системы ценностей, другого менталитета, другой религии, другой цивилизации. Необходимость реалистической оценки волей-неволей приводит к выводу, что «часть ответа на вопрос о причине кровавого инцидента 11 сентября безусловно связана с одной из великих мировых религий — духовного дома нескольких великих цивилизаций. Пилоты, чьи имена и изображения шокируют людей во всем мире, пришли к заключению, что их влечет не только злость и ненависть, но и, хотя и гротескная, но убедительная для них версия мусульманской веры… Многие в мусульманском мире реагировали на террор мрачным и многозначительным молчанием (невысказанное мнение: „Мы всегда говорили вам, что пожнете бурю)“.

Ни для кого сегодня не является секретом, что страна Бен Ладена — Саудовская Аравия в течение десятилетий финансировала исламских экстремистов. Без поддержки определенных кругов Саудовской Аравии Бен Ладен никогда не мог бы стать тем, чем он сейчас является. Запад увидел после 11 сентября ликующие толпы палестинцев, сжигающих американские флаги, услышал мудро трактующих происшедшее египетских интеллектуалов — так, что было ясно, с кем их сердца. В Пакистане матери в массовом порядке начали называть младенцев Усамами. Сами американцы признают, что «от одного конца арабского мира до другого слышен неумолчный бой барабанов антиамериканизма… Арабские собеседники американцев говорят, что их регион имел бы необходимую стабильность, если бы США способствовали разрешению палестино-израильского конфликта, и что резкий антиамериканизм был вызван второй интифадой, развернувшейся в сентябре 2000 г.»

Элемент противостояния мировых цивилизаций достаточно очевиден. Опрос общественного мнения, проведенный исследовательской службой «Гэллап» в Пакистане, Иране, Индонезии, Турции, Ливане, Марокко, Кувейте, Иордании и Саудовской Аравии, вызвал в западном мире немалый отклик. Среди 10 тысяч опрошенных в этих девяти самых населенных исламских странах 77 процентов полагают, что бомбардировки Афганистана Соединенными Штатами неоправданны. 58 процентов отрицательно относятся к президенту Бушу и его политике (11 процентов — положительно). К США как к стране негативно относятся 53 процента опрошенных. Особенно негативно к США относятся в Марокко, Пакистане и Индонезии.

Цивилизационные различия можно не признавать, но они так или иначе выходят на поверхность сегодня и будут важнейшим фактором в будущем. Озлобленные, потерпевшие поражение на своей территории фундаменталисты практически всех цивилизаций обернулись к тому, что они считают источником своих политических поражений, своей маргинальности, своего унижения. Самоутверждение, все более часто насильственное, относится ко всем основным аспектам современной жизни, прежде всего к правам человека. Ислам в этом вопросе противоречил западной попытке подчинить себе все остальные цивилизации еще со времени формирования второй (после Лиги Наций) общемировой организации — ООН — во второй половине 1940-х гг. По поводу Всеобщей декларации прав человека делегация Саудовской Аравии выдвинула в 1947 г. свои возражения по поводу параграфа 16, касающегося положения женщин: «Авторы (западные. — А.У.) проекта декларации брали во внимание преимущественно стандарты, признаваемые западной цивилизацией, и игнорировали более древние цивилизации, в которых институт брака доказал свою мудрость на протяжении столетий. Не следует Комиссии провозглашать превосходство одной цивилизации над другими ради установления единого стандарта, обязательного для всех стран мира».

Имеет ли западный мир на это право? Сомнения гнездятся даже на Западе. «Западные активисты, — полагает М. Игнатьефф, — не имеют права преследовать традиционную культурную практику, если только эта практика продолжает получать одобрение тех, кою она касается. Гражданские права универсальны не как некое культурное предписание, а как язык моральной силы. Роль гражданских прав не в том, чтобы предписывать, а в том, чтобы освобождать их носителей, чтобы они свободно следовали своему предназначению».

117
{"b":"28650","o":1}