ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— укрепление американских позиций на Западе за счет усиления позиций США в качестве гаранта статускво, защитника общих классовых интересов правящих группировок западных стран, за счет нагнетания напряженности в международных отношениях и их милитаризации, что позволило бы перенести центр взаимоотношений в западном союзе из сферы экономико-политической, где США теряют позиции, в сферу военно-политическую, где они доминируют.

Программа значительного наращивания военной мощи США имела целью создание в мире американского военно-силового «фона» — потенциальной военной угрозы со стороны США всем противостоящим силам. Используя политическое давление на развивающиеся государства, администрация Р. Рейгана рассчитывала, во-первых, усложнить возможность проведения ими независимой политики; во-вторых, затруднить принятие развивающимися странами помощи со стороны социалистических стран. Таким образом, была поставлена задача ослабить политические позиции социалистических стран, особенно СССР, в развивающихся странах и, напротив, восстановить возможности для навязывания Соединенными Штатами своей воли этим странам.

О поворотных моментах в разработке стратегических идей и военном строительстве лучше всего говорят принятые в Белом доме директивы о решениях по национальной безопасности (ДРНБ) №13, №32, №85 и №119. Подписанная президентом Р. Рейганом в октябре 1981 г. директива о решениях по национальной безопасности №13 (ДРНБ №13) поставила перед вооруженными силами США, во-первых, задачу планирования применения ядерного оружия на ранней стадии конфликта, во-вторых, задачу создания условий для преобладания над противником на любой — от применения обычных вооруженных сил вплоть до начала ядерной войны — стадии конфликта.

Подписанная президентом в мае 1982 г. директива ДРНБ №32 представляет собой весьма детализированное изложение поведения США в случае начала войны с СССР. Планировалось безусловное и незамедлительное применение всех видов оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Предусматривался быстрый переход — в случае неудачи на более ранних ступенях — к быстрой эскалации конфликта. Реакцией Пентагона на ДРНБ №32 явился представленный уже в августе 1982 г. Совету национальной безопасности развернутый план ведения полномасштабной ядерной войны продолжительностью до шести месяцев. Таким образом, уже летом 1982 г. стратегическое планирование в Вашингтоне обрело определенную цельность: вооруженным силам США была поставлена задача не исключать возможности начала конфликта первыми, лидирования по лестнице эскалации. Этим был завершен определенный этап в стратегическом планировании; на его исходе было решено применять имеющиеся средства неожиданно в максимальном объеме. После этого стратегическое планирование пошло по линии поиска новых участков борьбы с потенциальным противником, расширения фронта, переноса военных действий в космическое пространство.

Именно по этому пути пошло американское руководство в директиве о национальной космической политике от 4 июля 1982 г. и в принятой 25 марта 1983 г. директиве о решениях по национальной безопасности № 85. ДРНБ № 85, как и ее идейное продолжение — ДРНБ №119 (подписана президентом 6 января 1984 г.), посвящена вопросам милитаризации космоса. Две последние директивы знаменуют собой значительный отход от линии 70-х годов, когда американским руководством было решено отказаться от системы противоракетной обороны. Р. Рейган и его окружение сочли и этот подход пораженческим, отражающим неверие в способность США безусловно контролировать внешние обстоятельства. По существу, это крупнейший поворот в стратегическом планировании США. Перед американскими вооруженными силами была поставлена задача, во-первых, защитить территорию США из космоса, создать «космический щит», во-вторых, создать возможность «ослепления» противника, быстрого уничтожения космических коммуникаций СССР.

Темпы роста расходов на все виды вооружений были значительно увеличены и доведены до 8, 5 — 10 процентов в год. В ходе стратегического строительства Р. Рейган резко увеличил ассигнования на ядерные вооруженные силы (за период с 1980 по 1984 г. они возросли более чем в два раза). В предшествующие шесть лет, с 1975 по 1981 г., расходы на развитие стратегических вооружений увеличились на 76%, а на силы общего назначения — на 144%. В следующие пять лет (с 1981 по 1985 г.) Р. Рейганом было намечено увеличить расходы на развитие обычных вооружений в два раза, а на развитие стратегических — в 2, 6 раза. За пятилетие 1981 — 1985 годов на производство новых видов стратегических вооружений израсходовано 222 млрд. долл. Эти показатели дают представление о количественной стороне дела.

Главным качественным ориентиром рейгановского военного строительства стало превращение прежней триады стратегических вооруженных сил в стратегическую систему, состоящую из пяти компонентов. К прежней триаде (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок и стратегическая авиация) были добавлены еще два вида военных средств — крылатые ракеты морского, наземного и воздушного базирования и предназначенные для выполнения стратегических функций ракеты средней дальности. Кратко рассмотрим эти пять компонентов.

1. Создание нового поколения межконтинентальных баллистических ракет двух видов. Первые из них — сто ракет MX — предположительно разворачивались в 1986 — 1990 годах. Вторые — мобильные моноблочные межконтинентальные ракеты «Миджитмен» числом от трех до пяти тысяч — к началу 90-х годов. Каждая из боеголовок ракет MX имеет десять мощных индивидуально направляемых боезарядов; изучались возможности увеличения их числа до 12 и более. Это означало, что прирост числа стратегических боезарядов за счет ракет MX составит как минимум 1000.

2. Осуществление программ строительства десяти-двенадцати подводных лодок-ракетоносцев «Трайдент» с ракетными системами «Трайдент-2» говорит о том, что главная тенденция в размещении основных стратегических сил в океанских просторах не будет нарушена, напротив, она будет продолжена. Каждая из атомных подводных лодок типа «Трайдент» имеет 24 ракетные шахты, каждая из ракет несет четырнадцать ядерных боезарядов.

Администрация Р. Рейгана внесла качественно новый момент в строительство военно-морского компонента своих стратегических сил. Он заключается в резком увеличении точности стратегических ядерных зарядов подводных лодок. На восьми первых подводных лодках типа «Трайдент» установлены ракеты С-4, гораздо более точные, чем прежние. Начиная с девятой, подводные лодки типа «Трайдент» будут вооружены ракетными системами «Трайдент-2» с ракетой Д-5 (дальность полета 11 тыс. км, ), столь же мощными и, пожалуй, самое главное, столь же точными, как и ракеты MX.

3. Администрация Рейгана осуществила первое крупное обновление военно-воздушных стратегических сил США за более чем 20 лет. В первый же год своего президентства Р. Рейган принял решение о создании флота тяжелых бомбардировщиков Б-1Б, а на втором году президентства — решение о создании наиболее усовершенствованных бомбардировщиков «Стелс». Сто тяжелых бомбардировщиков Б-1Б должны были быть вооружены большим числом (до 5 тыс.) крылатых ракет.

4. Четвертым элементом стратегических сил США становится колоссальная армада крылатых ракет. Планировалось довести их суммарную численность до 12 тыс. единиц. Эта программа стратегического строительства удваивала современный стратегический арсенал США. Такие характеристики крылатых ракет, как исключительная точность и трудность обнаружения, придают качественно новое значение этому виду стратегических сил. В министерстве обороны США крылатые ракеты были определены как «идеально подходящие для осуществления ограниченного ядерного удара».

5. В пятый компонент стратегических сил США превращаются исключительно точные ракеты средней дальности. Между 1983 и 1988 годами в Западной Европе предполагалось разместить 108 ракет «Першинг-2» и 464 крылатые ракеты наземного базирования. Это только начальные цифры. В дальнейшем в Европу, по уже имеющимся планам, предполагается доставить не менее 384 ракет «Першинг-2».

68
{"b":"28650","o":1}