ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Причины кризиса

Привычным стало обращение к различиям в истории, культуре, ценностях, идеологии. Все они имеют место, наиболее яркий пример обсуждения этих различий в последнее время — книга Роберта Кэгена, противопоставляющая гоббсовскую Америку кантовской Европе. Речь идет не о противопоставлении многосторонности и односторонности, не о спорах о релевантности инспекций в Ираке (остановленных силовыми действиями Америки). Естественно, иракская тема катализировала спор, но подлинной причиной кризиса стал вопрос об американской гегемонии.

Речь идет о судьбе американского контроля над Европой. Если бы задачей Соединенных Штатов в Западной Европе была защита этой части света от некой внешней силы, то Вашингтону пришлось бы уйти из Европы после 1991 г. — миссия выполнена. Североатлантический союз был бы распущен за ненадобностью. Но американцы при обеих администрациях, республиканской и демократической, никак не приступили к собиранию чемоданов.

Напротив, они в два приема необыкновенно расширили котролируемый ими блок.

Вопреки старой максиме лорда Исмея о сути НАТО («Контроль над Германией, исключение России и вовлечение Америки»), официальный Вашингтон с начала до конца руководствуется в своей европейской политике совсем иной стратегией: военный контроль над Европой, Америка во главе европейских процессов, европейцы лишаются стимула для политического единения. Даже если бы «холодной войны» не было и в помине, данная стратегия требует американской гегемонии в Западной Европе. Потому-то НАТОи пережила развал Советского Союза — с ним и без него Вашингтон полон желания и руководствуется намерениями осуществлять контроль над Европой.

Администрация Дж. Буша-младшего ни в коей мере не считала себя обязанной уйти из Европы после того, как официальная миссия — сдерживать коммунизм — была выполнена. Говоря об официальной позиции администрации, ее тогдашние сотрудники Филип Желиков и Кондолиза Райс посчитали необходимым объяснить широкой публике суть позиции Соединенных Штатов: «Администрация твердо верит, что даже в случае немедленного исчезновения военной угрозы со стороны Советского Союза Соединенные Штаты обязаны будут сохранять значительное военное присутствие в Европе на протяжении всего обозримого будущего… Присутствие американских вооруженных сил должно обеспечить Соединенным Штатам центральное место как участника европейской политики… Администрация Буша полна решимости поддерживать основные элементы системы НАТО для обеспечения системы безопасности Европы даже в случае окончания „холодной войны“. Администрация Б. Клинтона ни на йоту не отошла с этой позиции. Государственный секретарь М. Олбрайт выразилась вполне определенно: „Если бы НАТО не существовала сегодня, мы должны были бы ее создать“. Понятнее стала стратегия Соедненных Штатов в Европе после окончания Второй мировой войны — отнюдь не сдерживание потенциального агрессора, а контроль над важнейшим мировым регионом, в результате чего был создан „американский военный протекторат“.

Дата видится определенной. Отмечая сороковую годовщину франко-германского договора, президент Ширак и канцлер Шредер выступили с совместной декларацией о том, что обе их страны будут сотрудничать в деле противостояния политике президента Дж. Буша-мл., направленной на решение противоречий с Ираком силой оружия. Провозглашено 22 января 2003 г. и немедленно получило отповедь на брифинге министра обороны США Д. Рамсфедда, презрительно осудившего «Старую Европу».

Способы сдерживания Европы

Во-первых, Соединенные Штаты категорически и без оговорок выступают против любой формы создания самостоятельной европейской военной системы. Вашингтон официально выступает против формирования западноевропейских сил быстрого реагирования, находящихся вне сферы компетенции НАТО (то есть Вашингтона). Аргументы однообразны: зачем дублировать натовские структуры; к чему делать то, что уже сделано или легко может быть сделано через посредство Североатлантического союза. Западной Европе следует помогать Америке, а не бросать ей вызов.

Во-вторых, Соединенные Штаты активно используют тактику «разделяй и властвуй». Вашингтон активно протежирует вступление в Европейский союз Турции, полагая, что тем самым введет в состав потенциального конкурента элемент почти инородного политико-цивилизационного значения, ослабит скорость формирования европейского «нуклеуса». «Соединенные Штаты также поддерживают расширение НАТО,питая надежду, что «Новая Европа» (Польша, Венгрия, Чешская Республика и Румыния), которая войдет в ЕС в 2004 году, будет на стороне Вашингтона против Франции и Германии по большинству важных вопросов. Для Соединенных Штатов Европа, которая будет говорить разными голосами, является оптимальной; именно поэтому Соединенные Штаты способствуют силам, стремящимся довести до краха процесс «надгосударственного строительства» в ЕС».

В-третьих, американцы продолжают убеждать самых различных европейцев, что американское присутствие в Европе необходимо для контроля над потенциальным стремлением к региональному доминированию Германии. О германской угрозе в несколько завуалированных фразах говорил президент Дж. Буш-младший во время саммита НАТОв Праге в ноябре 2002 г.: «Тысячи наших солдат в униформе стоят от Балкан до Баварии, готовые принести любую жертву ради будущего континента». Американский исследователь Кристофер Лейн приходит к выводу: «Американская политика направлена на поощрение внутриевропейского противовеса устремлениям Франции и Германии создать единый европейский противовес американской гегемонии».

И это в значительной мере удается Вашингтону. В январе 2003 г. руководители Британии, Италии, Испании, Португалии, Дании, Польши, Венгрии и Чешской Республики поддержали политику США в отношении Ирака. Возникло своеобразное разделение на «Старую Европу» и проамериканскую «Новую Европу».

Создалась ситуация, когда «Старая Европа», в составе прежде всего Германии, Франции и России, стала противостоять стремлению США к мировой гегемонии.

Невозможно просто отменить старый закон «политической гравитации», согласно которому независимые государства беспокоятся прежде всего о своей безопасности, из которого следует, что стремление одной страны к абсолютной гегемонии неизбежно вызывает желание остальных, не полностью потерявших свою независимость игроков на международной сцене, к группированию против гегемона.

Пока еще в Вашингтоне не ощущается тревоги. Здесь еще (с большим на то основанием) полагают, что феноменальная мощь Америки неодолима ни при каких дипломатических комбинациях. Попросту при современном раскладе сил формирование контрбаланса Америке не имеет реальной перспективы. Оптимисты полагают, что сил у Америки хватит при любом раскладе сил.

Но зрелыми стали и сомнения. «Кумулятивный эффект американской экспансии — войны и последующие оккупации на Балканах, в Персидском заливе, Афганистане — в ходе войны с терроризмом; а также возможные будущие войны против Северной Кореи, Ирана, Сирии или с Китаем из-за Тайваня — будут иметь нервирующий эффект на мощь Соединенных Штатов».

Вполне возможно, что Франция и Германия станут непосредственной целью американского давления, усугубляя расхождение двух материков. Тогда эти две страны (с ближайшими союзниками) неизбежно будут искать союзных связей с оттесненными историей Россией и Китаем. До сих пор Париж и Берлин демонстрировали весьма удивительную стойкость, не соглашаясь с Вашингтоном. И не случайно министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен сразу же после падения Багдада вылетел в Тегеран.

У Европейского союза, по основным прогнозам, большое будущее. Создатель «евро» Роберт Мунделл полагает, что в Европейский союз вступят еще не менее пятидести государств — и все они в конечном счете перейдут на евро1 . Среди этих стран — все государства Центральной и Восточной Европы, Центральной Азии и даже некоторые государства Северной Африки. Евро станет подлинным соперником доллара. Европейская экономика будет расти быстрее американской. Европа загасит процесс уменьшения своего населения.

92
{"b":"28650","o":1}