ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Крах старого порядка в Азии

14 августа 1945 г. японское правительство приняло американские условия капитуляции. А 2 сентября на рейде Токио представители Японии подписали условия капитуляции. Именно в эти дни американцы выработали условия своего безоговорочного управления сдавшейся страной. Никто не имел права вмешиваться в процесс этого управления — особенно это касалось Советского Союза.

Главной проблемой Соединенных Штатов было то, что они хотели перехватить своеобразную «пальму первенства» в Азии, не меняя при этом общего порядка вещей, не круша «старого порядка». Это было невозможно. Высвобождение от японского гнета вызывала невероятные по мощи силы, меняющие прежний строй азиатских государств. Особенно это сказывалось в Китае. Старый колониальный прядок получал смертельный удар. Подъем левых (и часто антизападных) сил был очевиден в Китае, Корее, Индокитае, на Филиппинах, в голландской Ист-Индии. Только сама Япония, жестко взятая в оккупационный оборот генералом Макартуром, не колебалась в левом направлении, остальные страны региона встали на грань социального взрыва. С целью предотвратить этот взрыв президент Трумэн 14 августа 1945 г. издал «Общий приказ № 1». Это был очень значимый документ, порожденный в недрах военного министерства США и рассчитанный на получение американцами контрольных позиций во всем регионе

Смысл этого приказа был в том, что японские войска должны были в строгом порядке сдаваться именно американцам во главе с генералом Макартуром, а не всевозможным силам сопротивления. Этот приказ должен был помочь Вашингтону овладеть всей огромной сферой японского колониального влияния. Трумэн и окружающие его военные хотели вырвать территории, сдаваемые китайцам (особенно китайским коммунистам) и русским, под контроль нового претендента на безусловное могущество в Азии. Многое в этой ситуации зависело от Советской России, которой и в этом случае американцы не уделяли даже вежливого внимания. Степень выполнения «Общего приказа № 1» должна была показать степень готовности русских занять подчиненное положение в новой, америкоцентричной системе. Особенно в Корее, в Северном Китае, там, где сильны были левые силы.

Характерно то, что Трумэн послал этот документ Сталину (и Эттли) вовсе не для согласования или присоединения, а для ознакомления. В нем обуславливалась вся процедура сдачи японских вооруженных сил повсюду. Сталин обязан был либо отвергнуть этот своего рода приказ, либо выразить свое полное согласие с ним. На этом этапе Сталин был далек от противостояния жестким американцам. Сталин достаточно осторожно напомнил своим американским союзникам их обещание в Ялте, которое можно было трактовать как создание в Японии оккупационного механизма, схожего с оккупационной системой в поверженной Германии. Советская армия имела право по-своему принимать капитуляцию японских войск на русском отрезке фронта. Но присланный американцами документ отрицал за Советской армией такое право — она должна была подчиняться верховному союзному главнокомандующему генералу Макартуру. Сталин не мог диктовать Трумэну, как принимать капитуляцию в Токио, но как эта процедура должна была происходить в Северном Китае — иное дело. Фактически мы видим в первый раз как Сталин, и Трумэн довольно жестко настаивают на своих правах.

Удивительно! Вместо благодарности союзнику, который скрупулезно выполнил (в отличие от США в 1942-1943 гг.) обещание начать наступление, Трумэн высокомерно диктует нечто немыслимое: русские маршалы должны согласовывать свои действия с самозванным американским главнокомандующим. Почему тогда Эйзенхауэр и Монтгомери летом 1944 г. не подчинялись Сталину и Жукову, чьи армии обеспечивали успех высаживающихся в Северной Франции союзных дивизий?

Сталин незамедлительно потребовал-попросил части прав в оккупации гряды Курильских островов, которые на Ялтинской конференции были обещаны России. Сталин хотел также присутствия советских войск на Северном Хоккайдо — принимая здесь капитуляцию японских войск. Читатель, обрати внимание: Трумэн в Японии жестко противостоит тому, что ему фактически было даровано в Германии. Американский президент соглашался выполнить ялтинское обещание и предоставить России Курильские острова при том условии, что Америка получит большую военную базу посредине Курильской гряды. При этом полная власть в оккупированной Японии принадлежит генералу Макартуру. 22 августа Сталин выразил недоумение по поводу американского своеволия и напомнил Трумэну, что в Ялте об американской базе на Курилах речи не было. Сталин писал, что у него вызывает шок требование, которое обычно адресуется побежденной стороне. Этот обмен обвинениями и требованиями важен; американцы требуют, как минимум, права пролета над Курильскими островами — только на этом условии Трумэн соглашается предоставить Курильские острова России. От дружественности к весьма холодной корректности идет процесс формирования новых отношений между США и СССР.

США и СССР могли определить степень своих усилий и своей решительности прежде всего в Корее. С американской стороны задача состояла в том, чтобы предотвратить попадание Кореи в советскую зону влияния, создать условия для американского проникновения на Корейский полуостров и постепенно наращивать американское присутствие здесь. В ходе второй мировой войны Соединенные Штаты выступали сторонниками немедленного предоставления независимости Корее как старейшей японской колонии. Был найден «верный друг» Америки — Ли Сын Ман; именно он предупредил государственный департамент относительно опасности созданных на территории СССР коммунистических корейских дивизий, готовых в любой момент перейти советско-корейскую границу. Имея именно это в виду, американцы, поднявшие корейский вопрос на Каирской конференции в ноябре 1943 г., неожиданно для многих исключили русских из коммюнике.

Не все в американском руководстве поддерживали такое лихое исключение России из решения касающихся ее проблем. Так госсекретарь Хэлл считал исключение России большой ошибкой. Но победил те чиновники госдепартаменты, которые полагали, что русские немедленно сделают из Кореи сателлита, как только перейдут советско-корейскую границу. Россия однако была нужна, и так очевидно игнорировать ее было рискованно. В Ялту американцы пришли с идеями четырехстороннего опекунства (США, СССР, Китай, Британия) над Кореей в виде централизованного опекунства. Это по видимости. А по существу американцы надеялись опекать Корею вдвоем с Китаем, желая при этом «играть главенствующую роль в оккупации и в военном правлении». Сталин не хотел ссориться с американцами из-за Кореи, он просил только сократить период опеки с 30 лет до нескольких лет.

Когда дело перешло в конкретную плоскость, американские планировщики поставили перед своими военными чинами задачу продвинуться с юга как можно дальше на север. Объединенный комитет начальников штабов в июле 1945 г. в случае неожиданного японского краха придавал корейскому порту Пусан положение второго по значимости места — сразу за Шанхаем. Но американские военные не верили в быстрое крушение Японской империи. По крайней мере, для них речь шла о нескольких месяцах. Быстрое развитие событий сказалось в том, что «Общий план № 1» предложил американским частям оккупировать корейскую территорию южнее 38-й параллели. На большее американцам надеяться было рискованно, так как советские войска перешли границу с Кореей 12 августа 1945 г. А американские войска прибыли только 8 сентября 1945 г.

Заметим: Сталин не отверг «Общий приказ № 1». Когда американцы двинулись на Инчон и Сеул, те были в глубине советской зоны оккупации, но советская сторона поступила сообразно пожеланиям американской стороны и отступила к северу от 38 параллели. Показательно, что американцы приказали японцам сохранять дисциплину южнее 38 параллели. Американские листовки призывали южнокорейцев слушать японское начальство. С самого начала американцы видели своей задачей создание барьера на пути коммунизма. Неожиданное требование получить всю корейскую территорию южнее 38 параллели показало американцам готовность советских властей уступить. Но также и меру этой уступчивости.

90
{"b":"28651","o":1}