ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Гремящий мост - i_035.png

– Волосатые идут к Теплой долине, – наконец понял Волк. – Снега там поменьше, и они найдут мох и траву совсем неглубоко.

– А откуда они знают Теплую долину? – удивился Ворон. – Ведь в земли Птиц быки не заходят, живут в краю холода, где тундра.

– Животные знают многое, чего не знают люди, – ответил ему Калан. – Возьми собак. Собаки воют и убегают на открытое место задолго до того, как горы начинают плясать. А мои братья каланы уплывают в море, чтобы не попасть под удары водяных гор. Калан сам видел, Калан чуть не погиб тогда, хотя и успел залезть на скалу. А каланы выплыли себе в море, покачались на волнах и спокойно вернулись на лежбище…

– Тс-с-с, – прервал его Волк, выглядывавший из-за скалы. – Вот они.

Стадо паслось. Низко опустив головы с массивными рогами, изогнутыми, как луки, овцебыки разгребали снег и, шумно отдуваясь, поедали мох и сухую траву. Их было восемнадцать, густо заросших черной шерстью, из-под которой едва-едва были видны короткие толстые ноги. Ветер дул в сторону охотников, и животные паслись спокойно.

Гремящий мост - i_036.png

– Стрелы запутаются в шерсти, – встревожился Волк, – а грудь быки защищают рогами. Куда стрелять?

– Надо стараться попасть в холку, когда быки наклоняют голову, – тоже шепотом посоветовал Ворон. – Или в бок. Стрелы не годятся. Надо метать копья.

Приладив копья в копьеметалки, охотники прицелились и по команде Ворона разом метнули. Упали два быка, а третий, с копьем, торчавшим в плече, быстро побежал, увлекая за собой испуганное стадо. Охотники бежали следом, вновь и вновь метая копья, но стадо разбежалось в разные стороны, и теперь преследовать его было труднее. Снег хорошо выдерживал толстые ноги животных, а охотники без лыж начали проваливаться и скоро отстали. И все-таки на снегу чернело пять туш, и пришлось основательно потрудиться, чтобы стащить их в одну кучу.

– Жаль, что не было собак, – сказал Ворон.

Волк и Калан, которые ни разу еще не охотились на овцебыков, вопросительно глянули на него.

– Волосатые, – объяснил Ворон, – когда на них нападают волки или собаки, становятся в круг, рогами наружу. Собакам трудно подобраться к волосатым – везде их ждут рога, а охотники могут долго метать копья и убить многих.

Охотники насобирали хвороста и развели костер. Ворон остался охранять добычу, а Калан с Волком пошли к девочкам. Они несли с собой несколько кусков мяса, чтобы подкрепить ослабевших подружек. Надо было отвести девочек в стойбище и позвать людей, чтобы забрать добычу.

Быстро разожгли уже угасающий костер и, поджарив на копьях мясо, накормили Чайку и Конюгу, поели сами. А Казарка не стала есть.

– Казарка поест с Вороном, – заявила девушка. – Ворону скучно одному, Казарка побудет с ним.

Когда Птицы пришли за добычей, шкуры с животных были уже содраны, а мясо порезано и завернуто в шкуры.

– Ворон сделал правильно, – похвалил молодого охотника Белый Медведь. – Если добычу не разделать сразу, она замерзнет и разделать ее будет очень трудно. Тащить же целые туши тяжело и неудобно.

Ворон и Казарка сидели рядом у костра, укрывшись одной шкурой. Голова девушки лежала на плече охотника. Казарка крепко спала и улыбалась во сне.

– Тише, – сказал охотникам Ворон – пусть поспит. Идите. Мы вас догоним.

Все мясо свалили в общую яму, а одну тушу разделили между людьми племени, чтобы все подкрепились свежим мясом. А утром Чистик и Заяц прибежали к Волку.

– Лесной Кот сказал: шаман ночью забрал много мяса и сложил в своем вигваме, – задыхаясь, выпалил Заяц.

– Говорит, что это – в подарок Каменному Хозяину. А Каменный Хозяин пошлет Птицам большие стада.

– Так, – нахмурился Волк, накидывая шкуру, – надо сказать Серому Медведю.

– Уже знаю, – встретил его Серый Медведь. – Надо бы забрать мясо, но шаман сказал – это жертва. А люди верят шаману.

– А может, действительно жертва поможет Птицам? Придут стада, будет Большая охота.

– Жертва? – ухмыльнулся Медведь. – Шаман отнесет в скалы кости да жилы, а все мясо раздаст старейшинам и съест сам. Так уже было не раз.

– Тогда нужно сказать вождю. Нужно собрать совет, – возмутился молодой охотник.

– Вождь знает. А совет решит так, как скажет шаман. Старейшины поддержат шамана, потому что получат свою долю, и люди их послушают. Люди боятся Каменного Хозяина.

Глава 21

МЕДВЕЖЬЯ ОХОТА

Через день тройка Песца убила двух лосей, а Олень с Лисом обнаружили медвежью берлогу. Они позвали охотников, и те окружили берлогу полукругом.

Старый Дуб с шестом в руках подошел к отверстию, окруженному снегом, пожелтевшим от дыхания зверя, воткнул шест в снег чуть ниже этого отверстия и, налегая на него всем весом тела, стал просовывать его все глубже и глубже. Сначала шест погружался медленно, а потом вдруг провалился в пустоту, и Старый Дуб упал лицом в снег. Но быстро поднялся и начал шестом водить в разные стороны, погрузив руку в снег по плечо.

С ревом взорвалась снеговая стенка, и, отброшенный страшным ударом, Дуб отлетел в сторону, а в образовавшемся проломе появилась бурая туша, запорошенная снегом.

Медведь, не очнувшийся еще от зимней спячки, недоуменно поводил головой, но постепенно его маленькие глазки загорелись злобой, и он бросился на охотников. А те уже ждали его, уперев копья в плотно утрамбованный снег, наклонив их навстречу зверю. И медведь наткнулся на копья. С хрустом сломались два копья под ударами его лап, но два других вонзались все глубже и глубже в зверя, вставшего на дыбы, пытавшегося передними лапами дотянуться до охотников. А со всех сторон летели новые копья, сыпались удары дубин, и медведь упал, так и не добравшись до врагов.

– Жирный, – одобрительно сказал Лис, зарываясь руками в мех. – Много мяса для племени.

– А если узнают Лохматые? – встревоженно шепнул Калан Волку.

– Ну и что? – пожал плечами Волк. – Мы же убили медведя на своей земле.

– Все равно. Лохматые не любят, когда охотятся на медведей. А убивать спящего зверя! У него дома! Это большой проступок. За это у них полагается смерть.

А морозы крепчали, и море, наконец, заснуло под толстым ледяным полем, которое протянулось на переход от берега. И только там, на востоке, где протекала морская река, мороз не смог укрыть море ледяной шкурой, и волны набегали на поле, застывая грязно-серыми холмами на его краю. Холмы, конечно, возвышались над полем, но само поле, подтачиваемое теплой морской рекой, было здесь тоньше, чем у берега, с полыньями и разводами, и тюлени с нерпами переселились сюда. А за ними пришли белые медведи, которые обычно жили в краю Холода и только изредка заходили на земли Береговых людей.

Береговые люди не охотились на белых медведей, считая такую охоту слишком опасной. Никогда не охотились на них и Птицы, но…

Мясо кончалось, и Старый Дуб, собрав отряд в двенадцать воинов, отправился на ледяное поле. Охотники без труда окружили огромного самца, который в общем-то и не пытался убегать и рассматривал их с любопытством. Но когда два копья вонзились в толстую шубу, медведь молниеносно развернулся и с быстротой раненого лося бросился на обидчиков. Охотникам трудно было бежать по чисто выметенному ветрами гладкому льду, а медведь бежал по нему, как будто под ногами у него был твердый галечный пляж. Он не встал на дыбы, как обычно делают бурые медведи, и охотники, выставившие навстречу ему копья, были разметены, как сухие листья под порывами ветра.

Вопли боли и ужаса разнеслись над ледяным полем. Удары могучих лап дробили кости людей, разрывали тело. А медведь, справившись с одной жертвой, гнался за следующей, догонял и убивал. К счастью, испуганные охотники разбежались в разные стороны, да и ярость медведя немного поутихла. Он, наконец, прекратил преследование. И все-таки только Дубу и четверым воинам его отряда удалось вернуться в стойбище. Остальные остались лежать на льду.

22
{"b":"28654","o":1}