ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хищник легко взвился в воздух и опустился на вершину валуна. Он стоял и торжествующе рычал, выставив вперед переднюю лапу, а мамонты хоботами, лбами напрасно били в каменную громаду, и отошли, не в силах справиться с ее неподвижностью. Они подошли к молодому мамонту, окружили его, подталкивая, поднимая, а когда он, наконец, затих, ушли, и хоботы их печально волочились по земле. А хищник, снова взгромоздившись на свою добычу, начал клыками полосовать твердую толстую шкуру, лакомиться мясом, и, насытившись, ушел в кусты, оставив добычу волкам, сбежавшимся неизвестно откуда.

– Этот зверь и смотрел на нас ночью, – сказал Волк друзьям. – Этот зверь небольшой, но прыгает далеко. Это опасный зверь.

К вечеру они вышли к ледяному полю. Самое странное, что поле это лежало не на вершинах гор, а прямо на тундре.

– Ледяные горы, – удивленно прошептал Кот.

– Такие есть и у нас, – сказал Калан, рассматривая огромное голубовато-белое плато, возвышающееся над вершинами деревьев, скалами, валунами.

– Да, – возразил ему Лис, – но у нас они маленькие и сверху покрыты землей, а еще сверху растут деревья, кусты… А здесь…

Белая гладкая равнина тянулась далеко, сколько хватало глаз. Бурные ручьи вытекали из-под нее, грохоча галькой, таща за собой валуны. А по берегам этих ручьев росла высокая, свежая, совсем весенняя трава. Ручьи вымывали в сплошных льдах своды и пещеры, и в красных лучах заходящего солнца они казались застывшей радугой, многоцветьем весенних лугов.

Гремящий мост - i_044.png

Охотники свернули к солнцу. Все так же катила мутные воды река, ставшая здесь намного шире; но они отошли, наконец, от ее русла и вступили в высокотравную степь, густо усыпанную валунами, галькой, щебнем.

Далеко за горизонтом скрывались скалистые горы. Все ниже и ровнее становилось травянистое плоскогорье. Только небольшие холмики, заросшие редкими рощами и кустарником, поднимались над глубокими оврагами. Здесь они встретили деревья с красными ягодами. Сначала они боялись есть эти незнакомые ягоды, но, увидев, что птицы с удовольствием лакомятся ими, попробовали их и сами. Кисло-сладкие, сочные, ягоды хорошо освежали в жару и придавали нежный вкус мясу, если их жарили вместе с ним. Ягод было очень много, но охотники не стали собирать и сушить их, так как не хотели терять времени и перегружать себя лишним грузом в далеком пути.

– Эх, если бы стойбище было близко, – облизывался время от времени Лис, вспоминая нежный вкус ягод.

– Плохо без женщин, – кивал Ворон, осматривая разодранную куртку и клочья кожаных штанов. Они сменили уже по пять пар обуви. Сделанная из плохо вычиненной кожи, обувь недолго служила своим хозяевам, да и ходить в ней было не так удобно, как в аккуратно сшитых по ноге прочных мокасинах, изготовляемых мастерицами племени Птиц.

Но, конечно, больше, чем одежда, беспокоило охотников оружие. Кончался запас наконечников, сделанных из черного льда. Кремень они находили, но наконечники, сделанные из него молодыми охотниками, были грубыми и недостаточно острыми. Охотиться было трудно.

– Все это нестрашно, – убеждал Калан Волка, промазавшего по большой черно-сизой птице. – Добычу можно убить и копьями. А хищники не нападают на людей. Не натолкнуться бы на чужих.

– Но ведь Птицы ни разу не видели следов человека, – удивился Волк.

– Посмотри, – махнул рукой Калан.

Безбрежная степь колыхалась зелеными травяными волнами вокруг путников. Воздух, напоенный незнакомыми ароматами, холмы, синеющие вдали, подчеркивали беспредельность равнины.

– Здесь, – сказал Калан торжественно, – может затеряться целое племя. Не только отряд воинов.

– Это большая страна, – кивнул Волк, соглашаясь.

– А может, – предположил Ворон, – не затерялись, вымерли. -

– Почему? – заинтересовался Волк.

– А вспомни, как Птицы шли первый раз Гремящим мостом? Двое Птиц погибло. Другие люди могли тоже погибнуть. А если и дошли, то слишком мало их осталось. Может, у них было мало женщин: никто не будет брать много женщин в чужую страну, пока не обживется. А вернуться за другими женщинами не успели. – Ворон подумал немного и продолжал: – Мало женщин – мало детей. Это – как охотничьи законы. Охотники ведь не убивают самок и детенышей, не убивают и слишком много животных. Иначе стадо не выживет. Так и люди.

Он замолчал. Охотники смотрели на него с удивлением: никогда Ворон не говорил так длинно. Но, главное, Ворон говорил очень мудро, как будто был он не молодым охотником, а старым опытным вождем.

– С Птицами пока была удача, – добавил Ворон после долгого молчания, – но… Какой-нибудь новый зверь или болото… Птицам нужно быть очень осторожными. Птиц очень мало в этой большой стране. Кто-то должен вернуться и рассказать племени о ней.

Огромные стада темно-бурых быков паслись в высокой траве. У них была гладкая шелковистая шерсть, а на шее густая темная грива. На спине поднимался горб, а длинные рога чем-то напоминали копья. Попадались и другие быки, очень похожие на длиннорогих, но размерами поменьше, с короткими рогами. Они не боялись людей и подпускали их к себе очень близко, но, вспугнутые, быстро убегали и тогда втаптывали в землю все живое, даже волков, которые обычно охотились на них. Охотники копьями убивали молодых животных и с удовольствием лакомились их мясом. Особенно нежным и сочным было мясо в горбу быков.

Они шли к солнцу, и хотя травы уже пожелтели, было тепло, и чем дальше охотники шли, тем становилось теплее.

– Может, вернемся? – предложил как-то Калан.

– Зачем? – улыбнулся ему Лис. – Здесь хорошо. И никто не мешает охотиться. А от зимы убежим. Там, – он махнул рукой на юг, – зимы, наверное, нет вообще. А там, – он кивнул на север, – уже холодно.

– И Лис не скучает по племени? – удивился Калан.

– Нет, – ухмыльнулся тот. – Лиса ведь не ждет девушка.

И сразу же Волк вспомнил Розовую Чайку. Такую, какой видел ее на празднике. Он и раньше вспоминал о ней, но как-то смутно, обрывками. Слишком много увидели охотники в новой стране, и это не давало им думать об оставшихся. А сейчас вдруг вспомнил. Как там она? А Песец? Может, Розовая Чайка уже живет в вигваме Песца?

– Надо возвращаться, – решительно сказал Волк. – Надо рассказать об этой стране племени Птиц. Надо возвращаться.

Ворон утвердительно кивнул.

– Пора. Вернемся. Но пойдем вот так, – он описал рукою дугу. – Тогда увидим больше.

Гремящий мост - i_045.png

Как-то утром их остановил крик Кота, который то и дело отбегал в сторону и никак не хотел идти след в след, как положено охотникам.

– Рыбы, – кричал Кот, – земляные рыбы! Как много!

Охотники и раньше видели земляных рыб, извивающихся в траве, – длинных, серых, пестрых, коричневых. Они даже подбили копьями парочку рыб, но мясо их оказалось жестким, невкусным, и они не стали больше охотиться на них. Тем более что мяса хватало, да и в озерах было достаточно настоящих вкусных рыб. Но ни разу им не приходилось видеть столько земляных рыб вместе. Они переполняли небольшую впадину, а часть рыб переплелась в клубок, из которого во все стороны торчали их головы. Это были очень красивые рыбы: длинные, толстые, с красными и оранжевыми узорами, с чешуей, сверкающей под солнцем, как каменный лед. Они были такие красивые, что Калан подбежал к впадине и схватил сразу двух рыб. Схватил и тут же с криком выпустил из рук. Ему показалось, что руки его обожгло раскаленными угольями. Обожгло и ногу, к которой взметнулась рыба. Калан отпрыгнул.

– Они жалят, как жгучая трава, – удивленно сказал он, рассматривая покрасневшие руки.

А рыбы шипели и трещали хвостами, как будто бы на хвостах у них были маленькие бубны.

Через несколько мгновений Калану стало плохо. Кружилась голова, подгибались колени. Он не мог больше идти и прилег на траву. Руки распухли, распухла и нога, которую обожгла рыба. Калан жаловался на сильную боль. Краснота поднималась все выше от ужаленного места. Калан потерял сознание и не мог больше отвечать на вопросы друзей, толпившихся рядом, испуганных, недоумевающих. Сильная дрожь прошла по его телу, он дернулся и затих.

28
{"b":"28654","o":1}