ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Подними, – презрительно улыбнулся Волк.

Песец бегом бросился за своей дубинкой и бегом возвратился на площадку. Конюга смеялась. Не ойкала больше испуганная Чайка.

Песец схватил дубинку обеими руками. Он больше не думал о защите, сыпал молниеносные удары, стремясь во что бы то ни стало попасть в Волка. Кровь текла по его израненным рукам, которые задевал дубинкой Волк, а он рвался вперед, не замечая боли и ран. Но постепенно удары его слабели, становились реже, неувереннее. Ворон видел, что Волк давно уже мог свалить Песца, но все ждал чего-то, уворачиваясь, кружил по площадке и ни разу не ударил Песца всерьез. Он ждал чего-то и дождался. Песец ударил изо всех сил и промазал. Дубинка его стукнула о землю, и он наклонился вслед за ней, увлеченный силой удара. На мгновение его голова осталась открытой, и в это мгновение дубинка Волка со страшной силой обрушилась на его левый висок. Песец так и не успел распрямиться. Он упал на свою дубинку и застыл, даже не успев вскрикнуть.

– Так Песец убил Леопарда, – спокойно сказал Волк и подошел к воинам Песца, все еще сжимавшим копья.

– Положите копья, ножи, – все, – приказал он негромко, и воины поспешно сложили оружие к его ногам.

– А теперь идите и расскажите всем в стойбище: Ворон и Волк разоружили воинов Песца. Они пойдут с нами в новую страну. А Тюлень убит, – добавил он, подумав. – И Песец. Их убил Волк.

– Почему Волк сказал, что он убил Тюленя? – спросил Ворон, когда воины Песца ушли.

– На Волке все равно кровь соплеменника. Волк все равно не может вернуться в стойбище. А Ворон может. Ворона не изгоняли. Захотят изгнать Ворона – нужно собрать совет. А пока соберут, Ворон успеет поговорить с Птицами, позовет их в новую страну. Волк разобьет лагерь на ничейной земле, у Гремящего моста. Пусть все идут туда.

– Волк придумал мудро, – наклонил голову Ворон.

– И еще, – сказал Волк. – Пусть Ворон возьмет с собой Чайку и Конюгу. Они захотели идти в стойбище – пусть идут.

– Но мы не хотим идти в стойбище! – бросилась к Волку Чайка. – Мы хотим идти с Волком.

– Чайка, – хмуро сказал Волк, – ушла с Песцом. Чайка не нужна Волку.

С громким всхлипыванием Чайка побежала в темноту, а Конюга бросилась на Волка. Она молотила кулачками по его плечам и напоминала сейчас взъерошенную птичку, защищающую от хищника своего птенца. – Но Чайка пошла из-за Волка! Чтобы спасти Волка! – кричала она. – Неужели Волк не понимает?

Гремящий мост - i_061.png

Волк невольно отступил на два шага, но упрямо замотал головой:

– Все равно, Чайка не должна была идти с Песцом.

Он отвернулся от Конюги и пошел к своему лагерю, не оглядываясь.

– Помирятся, – ухмыльнулся Ворон. На фоне сереющего неба он видел две девичьи фигурки, которые, понурясь, робко плелись вслед за Волком.

– Пора и нам, – сказал Ворон и, сопровождаемый воинами, зашагал к стойбищу Птиц.

Лагерь Волк разбил на вершине высокой сопки. Здесь, даже когда ветер дул от страны Огня, воздух был чистым. А стоило опуститься к подножию сопки, и человек начинал кашлять от резкого противного запаха, а иногда ветер приносил и такой запах, от которого кружилась голова. Но это бывало тогда, когда задувал очень сильный ветер. Воины Волка окружили вершину сопки валом, сложенным из кедрача и камней, и двое часовых постоянно дежурили здесь.

– Конечно, мы ушли из земель Птиц, – сказал Волк своим воинам, – но охотимся-то мы на землях Птиц. За это на нас могут и напасть.

Да, для охоты приходилось уходить далеко в тундру. У Гремящего моста дичи не было.

«Наверное, – молча размышлял Волк, – зверей распугивает запах Огненной страны. И олени тогда обходят земли Птиц, когда огненные слуги пляшут. Ведь когда они пляшут, запах сильнее. А звери ведь чуют запах издалека. Хотя, – размышлял он дальше, – наставница говорит, что олени не приходят потому, что болеет трава. Но трава тоже может болеть от запаха».

Уходя на охоту, Волк предупреждал сторожей:

– Если придет кто-нибудь из воинов Птиц, пускайте их по-одному и без оружия. Копья, дубинки и луки пусть складывают за валом.

Но первым пришел Одинокий Морж, увешанный мешками с инструментами и готовыми изделиями. Он осмотрел вал и тут же направил девушек за кедрачом и камнями, чтобы сделать вал повыше и потолще. А потом прибежали Заяц и Бобр, тоже без оружия, только за поясом у каждого торчал кремневый нож. На это раз Волк был в стойбище, и Заяц подбежал прямо к нему.

– В племени говорят, – начал он, не успел отдышаться, – Каменный Хозяин больше не любит шамана. Каменный Хозяин не сказал шаману, когда пришли чужие. Шаман сказал, что Каменный Хозяин убьет всех, кто пойдет в его страну, а Волк и Ворон вернулись. Шаман сказал, что Песец поймает Волка, а Волк убил Песца. Говорят, что Каменный Хозяин любит Волка.

– А наставница смотрела траву, – сказал Бобр. – Она далеко ходила и смотрела траву. Наставница говорит, что олени не придут, что будет голод. Люди боятся голода. Многие теперь собираются идти с Волком в новую страну. Многие придут, – кивнул Заяц. – А может, и вождь.

– Вождь не придет, – угрюмо буркнул Волк. – Вождь изгнал Волка.

– А Волк глупый, – неожиданно вмешался в разговор Морж, стоявший поодаль. – Вождь – друг Волка. Но вождь думает о племени. Пусть Волк подумает. Если бы вождь принял Волка, кому было бы хорошо? Волк и его воины стали бы загонщиками. Пришли бы Собаки, и старейшины выдали бы девушек.

– Птицы отбили бы Собак, – запальчиво возразил Волк.

– А если бы были на охоте? Как тогда, когда девушек забрали? Или Волк собирался просидеть всю жизнь возле женщин? – Морж помолчал немного и продолжал: – А так смотри. Племя уходит на новые земли. Не будет больше бояться голода, чужих племен. Хорошо племени. А Волк снова становится старейшиной. Хорошо Волку. Да и разговоры, что сейчас ведутся в племени, о которых говорит Заяц? Конечно же, их начал вождь. Кто другой мог придумать бить шамана его же оружием? Волк еще глупый, – повторил Морж и с сожалением покачал головой.

Волк сидел, опустив голову, весь красный от стыда. Он сразу понял, что Морж прав. «Люди не всегда делают так, как хотят. И не всегда понятно, для чего они делают так или иначе, – размышлял он. – Это как запутанный след, когда зверь уходит от охотника. Вождь – самый мудрый человек племени. Никто не понимает, куда ведет его след, но он идет туда, куда нужно вождю».

– И он очень спокойный, – сказал Ворон, с которым Волк поделился своими размышлениями. – Никогда не кричит. Выслушивает всех, а потом решает, как надо. И все слушаются его.

– А шаман?

– Шаман – враг вождю. Он хотел бы быть и вождем, и шаманом сразу. Ворон узнал. Шаман ходит по стойбищу, всех уговаривает, пугает… Одним он говорит, что в новой стране нет Светящегося озера. Другим – что там злые боги, страшные ветры. Многие слушают шамана. Особенно родственники Калана, Лиса, Рыси, Песца… Не все, правда. Но многие. Они не пойдут с Волком.

– Пусть остаются, – махнул рукой Волк.

Пришла наставница с девочками. Приходили молодые воины. Пришли Лось и Белый Медведь.

– Память племени с нами, – радовался Волк.

По одному приходили воины и женщины, чьи дочери или сестры были в лагере. Они несли с собой мясо, шкуры, оружие и даже шесты от вигвамов. Лагерь уже не мог вместить всех, и его пришлось перенести подальше, на ровную местность. Но воины Волка теперь не боялись нападения. В лагере собралось уже больше половины племени.

– Где же Поморник? – беспокоился Волк. И Поморник пришел, но привел совсем мало воинов и ни одной девушки.

– Боятся, – уныло объяснил он Волку. – Белая Сова говорит, что будет голод. Шаман – что Каменный Хозяин уничтожит людей в Огненной стране. Вождь сказал: пусть идет, кто хочет. Один говорит одно, другой – другое… Люди не знают, что делать. Вот если бы Волк пришел и рассказал о новой стране.

42
{"b":"28654","o":1}