ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Поморнику поможет наставница, – подошла к ним наставница. – Она сумеет поговорить с девушками лучше, чем Волк. А пойдут девушки – и многие пойдут за ними.

– Что ж, – пожал плечами Поморник. – Это тоже годится.

Глава 40

ЖЕНЩИНА – ВОЖДЬ В СВОЕМ ВИГВАМЕ

Наставница остановилась на лугу.

– Наставница не пойдет в стойбище, – сказала она Поморнику. – Наставница будет говорить здесь. Пусть Поморник приведет девушек.

Вместе с девушками пришло несколько женщин постарше, несколько воинов и даже один старейшина. Все усаживались вокруг наставницы, внимательно и с любопытством рассматривая ее. Наставница стояла, о чем-то думая, перебирая цветы в букетике, собранном по дороге.

– Цветы расцветают весною, – тихо начала она, – но недолго они цветут. Так и девушки. Сегодня сильные мужчины, которые не боятся выйти на бой с клыкастым, кладут копья к ее ногам. Старейшины смотрят ей вслед. А завтра… Никто не замечает ее. Но тогда приходят дети. Мать для них и Каменный Хозяин, и старейшина, и вождь. Мать для них тепло солнца и прохлада ветерка. Дети вырастают, но приходят внуки. Всю жизнь женщина хранит костер племени. Но это, – голос наставницы окреп, – если женщина имеет детей. А вы? Мало юношей у Лохматых. Кто возьмет вас в вигвам? Хороший охотник может прокормить двух жен. Но плохо быть младшей женой. Она может только работать. Советовать мужу она не может. Да и мира между женами не бывает. Не может быть двух вождей в племени. А каждая женщина – вождь в своем вигваме. Вигвам – это ее племя. И все-таки быть младшей женой лучше, чем совсем не иметь мужа. Женщина без мужа – обуза для племени. Племя кормит ее, но… – Голос наставницы стал низким и хриплым. – Идет зима, и будет голод. Об этом говорит Белый Медведь, вождь, да и наставница, которая знает травы, видит – будет голод. Что же? Девушки Лохматых останутся здесь объедать племя? Отнимать пищу у стариков и детей? – Они помолчала немного и продолжала уверенно: – Вас ждет новая страна. Там много дичи. Правда, идти туда опасно. Но Волк ходил туда и вернулся, а ведь он не знал тогда пути так, как знает теперь. Решайте. Поморник покажет вам дорогу к лагерю Волка.

Она повернулась и пошла к лагерю. Люди молча расступались, пропуская ее. Разные были выражения на их лицах, но наставница не заметила ни одного недоброжелательного взгляда.

Пришел вождь.

– Вождь идет туда, куда идет большая часть племени, – объяснил он удивленному Ворону. Медленно, торжественно подошел он к Волку и протянул ему резной жезл.

– Волк заслужил это, – сказал вождь. Но Волк решительно отстранил жезл:

– Волку еще рано быть вождем. Волк еще плохо понимает мысли людей. – И все вокруг одобрительно загудели.

Пришли Северные люди, но только молодые воины. Они держались кучкой, не смешиваясь с остальными обитателями лагеря и не выпуская из рук копий.

– Старейшины послали нас, – объявил старший воин, – чтобы мы разведали путь в новую страну.

– Два года недоедают люди, – печально сказал второй воин, – мало дичи в наших землях.

– На наше племя нападают Лесные люди, – сказал третий, – уводят наших девушек, а в лесах их не поймаешь…

Язык пришедших отличался от языка Птиц, но они сопровождали речь знаками, понятными всем охотничьим племенам.

– Нас послали, чтобы разведать дорогу и посмотреть страну, – повторил старший воин.

– Так, – сказал вождь, – вождь выслушал вас. Теперь слушайте вождя. Слушайте все! – прокричал он. – Все, кто пойдет с Птицами, вступают в новое племя и подчиняются его обычаям. Не будет больше Лохматых, Птиц, Северных. Будет новое племя. Оно идет в чужую страну, полную опасностей, а может, и чужих племен. Поодиночке все погибнут. Смотрите сами: если волки нападают на стадо волосатых, стадо сбивается в круг и отбивает нападение. Разбежится стадо – погибнет. Так и люди.

И он сел, отвернувшись от воинов. Пришельцы негромко переговаривались, собравшись кучкой, а потом старший воин подошел к вождю и положил копье к его ногам.

– Вождь говорил мудро, – сказал он, – но все-таки нужно будет послать вестников к нашим из новой страны. Они будут ждать.

– Пошлем, – кивнул вождь и неожиданно улыбнулся: – Наставница будет довольна. Женихов теперь хватит всем девушкам.

Племя готовилось в дорогу. Увязывали имущество, заготавливали пищу. Поджидая отставших, все откладывали день выхода.

Как-то к вечеру вопли женщин подняли на ноги обитателей стойбища.

– Каменный Хозяин! – кричали женщины. – Там! Там!

У входа в страну Огня стоял огромный старик и смотрел на стойбище. Ноги старика окутывали языки пламени. Огненный плащ слегка колыхался. Руки старика были скрещены, что на охотничьем языке жестов означало – «нельзя ходить». А лицо его с огромными круглыми глазами и оскаленным ртом выражало угрозу. Старик поднял правую руку и погрозил стойбищу ножом. Это был длинный боевой нож из черного льда. Но его размеры!

– Если бы нож был здесь, он покрыл бы весь лагерь, – лихорадочно размышлял Волк, не в силах понять происходящего.

А вопли не умолкали.

– Нельзя ходить! – кричали люди. – Каменный Хозяин сердится.

Многие, не выдержав ужасного зрелища, падали лицом вниз, прикрывая голову руками. Волк чувствовал, что и ему самому непреодолимо хочется отвернуться, спрятаться, хотя бы закрыть глаза.

И в этот момент тяжелая рука вождя опустилась на его плечо.

– Присмотрись, – спокойно сказал вождь. – Разве ты не знаешь этого старика? А лицо? Разве Волк никогда не видел любимую маску шамана?

Глаза Волка недобро блеснули.

– Так, – протянул он.

Молодой воин еще не оправился от пережитого, но рука его уже привычно поглаживала дальнобойный лук.

Никто не смотрел на Волка, когда он выходил из стойбища. Да и неудивительно. Люди боялись смотреть в сторону страны Огня, а ведь молодой старейшина шел именно туда.

Вернулся он поздно вечером и спокойно сообщил соплеменникам:

– Волк ходил к Каменному Хозяину. Волк говорил с ним. Каменный Хозяин больше не сердится. Он разрешил людям идти через свои земли.

А когда толпа разошлась, Волк протянул вождю длинный нож из обсидиана.

– Это все, что Волк взял у шамана, – тихо сказал он и кивнул сидящему рядом Ворону: – Волк отомстил за Серого Медведя.

– Некому будет теперь навести на наш след Собак, – кивнул в свою очередь вождь. – Можно идти.

– Но почему шаман казался таким большим? – спросил Ворон.

– Есть в горах такие места, – объяснил вождь. – Попадает в такое место птичка – и кажется оленем, а олень вырастает с вигвам. Шаман знал такие места…

Длинной змеей вытянулось племя, вошедшее на Гремящий мост. По двое, по трое шли люди, внимательно ступая на следы идущих впереди. Грохотали Огненные горы, краснели камни, сыпался черный пепел, дрожала земля, шевелились скалы, извергались потоки пламени, но люди шли, не отходя в сторону.

Волк и Ворон шли во главе. Страна Огня изменилась с той поры, когда они последний раз проходили се, и часто приходилось останавливаться. Молодые старейшины прощупывали сомнительные места длинными шестами, бросали тяжелые глыбы.

Гремящий мост - i_062.png

Останавливались передние, и за ними вся колонна замирала на месте, не решаясь отойти в сторону, побродить по окрестностям. Даже когда по колонне передавался приказ «ночевать», люди устраивались там же, где заставал их этот приказ. Но спали мало. Нужно было быстрее выйти из этой опасной страны.

Но перед облаком пара молодые старейшины остановились надолго. Они хорошо помнили это место. Здесь была гладкая, удобная лощинка, которую в прошлый раз они прошли не задерживаясь. Теперь ее заволакивало густое и плотное облако и, самое главное, не было видно, что за ним. Струи пара, еще более плотные, чем само облако, со свистом били из-под земли, и под их напором облако колыхалось, как будто раскачиваемое сильным ветром.

43
{"b":"28654","o":1}