ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Беги! – снова закричал Орлик. – Носорог не увидит тебя. Но девочка продолжала сидеть на дереве.

Орлик рассердился.

– Беги же! Или я залезу к тебе на дерево и сброшу прямо под ноги толстокожему.

Белка вздрогнула. Медленно-медленно, нерешительно соскользнула она на землю, сделала шаг, другой и вмиг понеслась к опушке, едва касаясь ногами травы, уворачиваясь от колючих ветвей.

А Орлик привязал себя к ветке кожаным ремнем, служившим ему поясом, устроился поудобнее и стал ждать темноты. В темноте толстокожие видят плохо, и он был уверен, что удерет от носорога.

Зверь перестал колотить по стволу, и мальчик не заметил, как уснул.

Проснулся он от холода. Стемнело. На фоне заката четко чернели верхушки деревьев. А внизу, в густом переплетении веток и кустов, уже ничего не было видно. Орлик прислушался. Где-то далеко скулил шакал. Мяукала голодная рысь. Где же носорог? Орлик отломил сухую ветку и бросил в кусты. Плотная темная туша с топотом врезалась в кустарник. Орлик тихо соскользнул с дерева и пополз к опушке. Носорог затих, видно, прислушиваясь. Затих и Орлик, вжимаясь лицом в мягкую теплую землю, пахнувшую грибами и прелой листвой.

Тяжелые шаги послышались у дерева, на котором только что он сидел. Зверь с шумом обнюхал ствол и пошел по кругу, высоко поднимая рогатую морду, втягивая ноздрями воздух. Все ближе и ближе подходил он к Орлику, и тот понял, что через несколько шагов носорог учует его. Он не захватил с собой ветки, а искать ее в темноте – значило зашуметь. Вздохнув, Орлик осторожно вытащил из-за пазухи широкий кремневый нож, привстал на колени, размахнулся и швырнул далеко в сторону. Нож зашуршал в сухом валежнике, и носорог с фырканьем помчался туда. А Орлик наконец-то выбежал на опушку и со всех ног кинулся к стойбищу. Носорог гнался за ним до самого холма и долго еще бродил вокруг стойбища, топоча и фыркая, но Орлик уже миновал частокол и лежал у костра, делая вид, что ничего не произошло.

Седой одобрительно потрепал по плечу воспитанника, тихо подошла и села рядом с ним Белка, но окончательно счастливым Орлик почувствовал себя тогда, когда Ходок, обращаясь к нему, сказал:

– Завтра пойдешь со мной за краской…

Пойди с Ходоком!

Как давно мечтал об этом Орлик. Он побежал готовить оружие.

Глава 4

ЗА КРАСКОЙ

Они вышли ночью, бесшумно обогнув караульного. Ходок быстро вел Орлика по лесу, а когда костры стойбища скрылись за деревьями, залег в кустарнике, прислушиваясь. Потом они долго брели по ручью, переплыли озеро и снова пошли лесом. Небесный Медведь то смотрел прямо в лицо Орлику, то скатывался налево, а один раз очутился за его спиною.

«Ходок запутывает следы, – понял Орлик. – Но от кого? Ведь это земли племени».

Настало утро, и Ходок удвоил осторожность. Он обходил открытые поляны и холмы, заметал еловыми ветками следы на тропинке, осторожно, стараясь не поломать ни одной веточки, пробирался кустарником.

У желтых холмов они вышли к небольшой поляне. Сквозь густую траву виднелись обломки костей и обугленные древесные стволы. Тихо струился ручеек, полузасыпанный хворостом и хвоей.

– Здесь было стойбище, – остановился Ходок, поднимая с земли желтый черен.

– Кто их убил? – спросил Орлик.

– Плосколицые, – с ненавистью проговорил Ходок.

– Плосколицые?

– Они приходят издалека. Грабят, убивают, жгут хижины. Их много. У них оружие, которое убивает…

За желтыми холмами местность понизилась. Все чаще под ногами хлюпала ржавая вода. Могучие дубы и ели сменились зарослями осины и небольшими березовыми рощами. Множество озер, густо заросших осокой, кишело утками, гусями, журавлями.

Ночевали они посредине озера. Из сухих стволов и камыша Ходок сделал плот, и они спали на нем, пока утренний ветерок не подогнал плот к низкому заболоченному берегу.

К вечеру они вышли к зеленому болоту, тянущемуся до горизонта, и Ходок, вооружившись длинным шестом, осторожно ступил в воду, внимательно вглядываясь в темную глубину, перепрыгивая с кочки на кочку, которые пружинили под ногами.

Местность начала повышаться. К вечеру они подошли к глубокому оврагу, на дне которого в белых песчаных берегах струились тысячи ручейков, покрывая дно оврага влажной серебряной паутиной.

Ходок и Орлик спустились на дно и пошли вниз по оврагу, пока под ногами у них не зачавкала ржавая болотная вода. Здесь Ходок опустился на колени, шаря в воде руками. Время от времени он вытаскивал грязные, темно-коричневые комья и выбрасывал их на берег.

Вдоль Большой реки - i_007.jpg

– Собери хворост, – приказал он Орлику.

Орлик наломал сухих веток и сложил их у стенки оврага.

Ходок переложил ветки мхом, потом вытащил из кожаной сумки желтый блестящий камень и начал ударять по нему кремнем. Сноп искр посыпался из камня на мох, заклубился сизым дымком, вспыхнул неяркими язычками огня. Ходок положил сверху на огонь два дерева крест-накрест. Деревья горели посредине, а когда середина сгорала, Ходок подвигал к ней несгоревшие части.

– Такой костер будет гореть долго, – сказал он, бросая в пламя темно-коричневые комья.

– А желтый камень?

– Я нашел его там, – кивнул головой Ходок, – за болотом. Это камень, в котором живет огонь.

Когда костер погас, он вытащил из пепла комья, ставшие буровато-красными, и сложил их в кожаные мешки.

– Потом их истолкут, – объяснил он Орлику, – и прожарят на камнях. Будет красная краска. А теперь разбросай костер и все обгоревшие ветки засыпь песком. Потом замети ветками все следы.

– От кого мы прячемся? – не выдержал мальчик.

– От племени.

– Но мы же несем краску племени?

– Краски мало, – буркнул Ходок. – Будут брать все, скоро кончится. Начнут красить копья, деревья. Дети начнут красить воду. Ходок уже видел такое.

Орлик задумался.

Много краски нужно племени. Краской мажут головы новорожденным и посыпают ею умерших. Краской покрывают лица женщины, чтобы выглядеть красивее. Краской раскрашивают браслеты и бусы. Краской красят стены хижин, чтобы солнце – отец краски – всегда было с племенем, охраняло его от злых духов ночи. На краску можно выменять шкуры, мясо и оружие.

Краска – богатство племени, такой же запас, как запас жира, мяса, шкур.

Но если краски будет очень много, ее не станут беречь, так же, как не берегут охотники мяса, когда его слишком много. А много ли краски в земле? Может, она рождается от лучей солнца и вырастает? А может, это кровь земли? Тогда ее не так много. Если выпустить кровь из зверя, другой не будет.

В стойбище они вернулись ночью и сразу же пошли к Молчуну.

Молчун работал. На гладко отполированной пластинке тонким резцом он вырезал ломаные линии, а потом костяной палочкой вдавливал в них краску.

– Принес?

Ходок опустил у костра мешок с комьями.

Молчун положил несколько комков на лопатку мамонта и молотком из оленьего рога раздробил их, а потом долго растирал порошок кремневым долотом. Подкинув хвороста в очаг, он поставил на него лопатку с порошком. Тлела кость, дымился порошок, и вместе с дымом улетучивался коричневый цвет. Порошок наливался ярко-красным цветом, превращаясь в священную краску племени.

Зевая и потягиваясь, вошел вождь. Вместе с Ходоком они вывалили содержимое большого мешка, стоящего в углу хижины, на шкуры и начали разбирать груду вещей, откладывая некоторые из них в сторону.

Здесь были браслеты из гладких пластинок и браслеты с головами зверей; фигурки мамонтов, носорогов и медведей, которые приносят удачу на охоте; светильники из мягкого камня, которые просвечивают розовым цветом, из колена мамонта, чья губчатая кость горит долго и ярко; наконечники копий, ножи, скребки, иголки… Ходок разделил отобранные вещи на две части.

– Это Медведям. А это Рысям.

– Ходок, наверное, устал, – виновато сказал вождь. – Но надо спешить. Плосколицые не станут ждать. Надо предупредить Медведей и Рысей.

3
{"b":"28655","o":1}