ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Довольны были и Медведи, помогавшие на охоте: они даже не смогли унести за один раз всю добычу, оставив часть мяса на хранение Турам.

Глава 9

БЕГСТВО

По утрам уже подмораживало. Небо стало светлым и прозрачным. Леса и холмы раскрасились в желтый и багряный цвета. Ревели в чаще лоси. Охотники уходили в лес и там ставили силки на куниц и рысей, ловили выдр и бобров.

Орлик приносил с собой пушистые шкурки и отдавал их Белке, а потом они бродили вместе по берегу Большой реки, и Орлик рассказывал девочке о дальних странах, куда он когда-нибудь пойдет с Ходоком.

Рыжая Белка с улыбкой смотрела на молодого охотника. За лето она сильно изменилась. Угловатые движения стали плавными и спокойными, внимательно смотрели синие глаза. Рыжая Белка стала задумчивой, не играла больше с подругами. Теперь она часто бывала со взрослыми женщинами, шила новую одежду, украшая ее ракушками.

Орлик не узнавал своей задорной подружки, но такая она ему нравилась еще больше. Даже на охоте он скучал по девочке, спешил поскорей вернуться в стойбище.

Женщины пересмеивались, а Коротколапый Лис хмурился, отводя взгляд в сторону. Но Орлик не замечал ничего. Скоро праздник Желтых листьев, и он попросит старейшин разрешить Белке переселиться в хижину Ходока, в которой теперь жил Орлик.

Как-то к вечеру пришли Медведи, – трое в косматых шкурах, с лицами, густо размалеванными сажей. Они положили свои копья у частокола и сели на траву, ожидая. Вождь вышел из стойбища и, взяв за руки пришельцев, повел их в свою хижину.

Вскоре Дрозд побежал по стойбищу, созывая старейшин. Гул голосов доносился до Орлика, который у частокола привязывал кремневый наконечник к свежеоструганному древку. Голоса звучали дружелюбно. Время от времени кто-то смеялся.

– Договариваются о мене, – решил Орлик и, подергав наконечник, отправился на поляну, чтобы испытать новое копье.

Там его и нашла Рыжая Белка.

Она, наклонив голову, остановилась, и глаза ее были полны слез.

Орлик опустил копье, пытливо всматриваясь в лицо подружки. Неужели опять Коротколапый Лис?

– Рыжая Белка уходит от племени, – тихо сказала девочка.

– Уходит?

– Медведи забирают Рыжую Белку. Они принесли солнечный камень и соль. Белка станет женой воина Медведя.

– А как же Орлик?

– Орлик не может идти к Медведям. Орлик – охотник Туров. Гнев и обида охватили молодого охотника. Голове стало жарко.

Он знал, что племя отдает своих девушек в чужие племена. В племени Туров тоже были три женщины из других племен. Но Рыжая Белка! Он спас ее от носорога. Она подарила ему пояс.

– Рыжая Белка не пойдет к Медведям – решительно сказал он.

– Старейшины уже решили…

– Тогда… Тогда давай убежим. И будем жить вдвоем.

– Охотники найдут и убьют Орлика, – покачала головой девочка. – Нельзя ослушаться старейшин.

– Рыжая Белка хочет уйти к Медведям, – горько проговорил Орлик.

– Нет, – встрепенулась она. – Рыжая Белка хочет жить с племенем. Рыжей Белке не нравятся черные Медведи.

– Тогда бежим. Ночью. А потом вернемся. Племя простит нас. Орлик попросит Ходока. Бежим! Ночью, у ограды, Орлик будет ждать Белку.

Глаза девочки заблестели.

– И мы построим себе хижину, – улыбнулась она. – Орлик убьет много дичи, и Рыжая Белка сошьет красивую одежду. А потом…

– Ночью. У ограды, – перебил ее Орлик.

Густые тучи заволокли небо. Начал накрапывать дождь. Быстро стемнело. Орлик выбрался за частокол и прилег под кустами у подножия холма. Мешок с оружием и вяленым мясом он привязал к спине. Копья торчали из мешка, а дубину Орлик привязал к руке. Ночью трудно метко ударить копьем, значит, оно вряд ли понадобится. А свободные руки ночью нужнее всего. Кто знает, что может, случиться. Может быть, придется карабкаться на дерево, а может… выхватить нож. Да, свободные руки ночью очень нужны.

Орлик видел, как Рыжая Белка, закутанная в шкуру, выскользнула из-за частокола и остановилась, осматриваясь. Он легонько свистнул раз, другой, третий… Это означало: «Иди сюда».

Рыжая Белка подошла, доверчиво положив теплую ладошку в руку Орлика. Он привязал ее узел к своему мешку и повел подружку по оврагу, через ручей.

– Они нас будут искать около реки, – прошептал Орлик, – а мы уйдем в лес. Туда, где туры. Там густые деревья. Там мы спрячемся.

Белка кивнула. Орлик придумал хорошо.

Племя не охотилось в лесу, где жили его предки туры. Только в случае голода старейшины могли убить несколько черных быков. Да и то нужно было переодеться Волками или Львами, чтобы предки не догадались, кто их убил.

Они долго брели по воде, петляли по холмам и снова шли по ручьям и болотам. Когда небо посерело, им показалось, что ушли они очень далеко.

– Скоро утро, – сказал Орлик. – Спрячемся в кустах, а ночью пойдем дальше.

Они заползли в густой кустарник, наломали веток и, закутавшись в шкуру, уснули, тесно прижавшись друг к другу.

Разбудил Орлика запах дыма и жареного мяса. Со сна ему показалось, что он в стойбище, но тут же он вспомнил все и осторожно выглянул из кустарника. Прямо перед ним горел костер, и Ходок поджаривал на нем зайца.

Вдоль Большой реки - i_016.jpg

– Орлик хорошо запутал след, – кивнул он молодому охотнику. – Охотники не нашли бы Орлика…

– Рыжая Белка…

– Рыжая Белка пойдет в стойбище с Ходоком. Ходок скажет, что она заблудилась в лесу. А Орлик убьет косулю и придет к вечеру.

– Нет! – Орлик схватился за копье.

– Да, – печально улыбнулся Ходок, не меняя позы, и добавил сурово: – Орлик хотел поссорить нас с Медведями. Медведи не будут охотиться с Турами. А если придут плосколицые, кто поможет Турам?

– Никто не видел плосколицых! Они уже не придут!

– Ходок видел, – угрюмо сказал Ходок. – Они придут! Может, не скоро. Но придут.

– Но мы с Рыжей Белкой… Орлик спас ее…

– Старейшины так решили, – твердо сказал Ходок. – Идем! – Он взял за руку плачущую девочку и повел за собой, не оглядываясь на Орлика.

Два раза рука Орлика сжимала копье, и два раза он разжимал ладонь. Наконец Ходок с Рыжей Белкой скрылись за кустами, а Орлик упал лицом в сухие листья и заплакал первый раз с тех пор, как был еще совсем маленьким.

Он не пришел к стойбищу. Как во сне, бродил он по лесам и оврагам, подбирая ягоды, подбивая дичь. Спал, зарывшись в сухие листья. Обходил тропинки, прячась от людей. Так проходили дни – один, другой, третий…

Глава 10

ПРАЗДНИК ЖЕЛТЫХ ЛИСТЬЕВ

С холма доносились громкие удары о стволы деревьев и лопатки мамонтов. Пищали костяные свирели, смеялись женщины. Оленьи туши, птица, зайцы, косули жарились на вертелах. В кожаных мешках варилась рыба. На костре накалялись камни. Время от времени женщины бросали их в мешок, а остывшие вытаскивали из кипящей воды и снова бросали в костер. В длинном деревянном желобе готовилось лакомство из ягод, смешанных с диким медом. В золе запекалось мясо, завернутое в листья папоротника. Готовое мясо разрезали кремневыми ножами, обкладывали травами и печеными корешками, раскладывали на листьях. На углях поджаривались грибы, политые жиром, коптились языки. Рядом стояли корзинки, плетенные из древесной коры, полные лесных орехов. Мальчики раскалывали кости, доставая костный мозг, а старейшины осторожно насыпали на широкие листья редкое лакомство – серовато-белую соль, от которой мясо становилось вкусным и после которой хотелось съесть много мяса.

У хижины вождя собрались гости, и шел бойкий обмен. Охотники разных племен разложили на траве то, что принесли менять, и ходили по площадке, рассматривая то, что принесли другие. Когда кому-нибудь из них хотелось выменять какую-то вещь, он ее откладывал, а рядом выкладывал шкуры, мясо, кремни… Столько, сколько, по его мнению, стоила вещь. Если хозяин соглашался с оценкой, он забирал вещи, предложенные на обмен. Если же не соглашался, не трогал их. И тогда менявшийся добавлял к ним что-нибудь или забирал свои вещи и уходил. За хороший кремень давали пять шкур оленя, или тушу кабана, или три шкуры бобра, куницы, лисицы. За осколок ледяного камня отдавали пять кремней или хороший кусок солнечного камня. Мешочек красной краски ценился в ожерелье из ракушек, которое приносили с далеких берегов Большой воды. А синяя, зеленая и фиолетовая краски обменивались на три мешочка красной или четыре бивня мамонта. Эти краски попадали на берега Большой реки совсем уже редко. Их выменивали в землях Львов.

8
{"b":"28655","o":1}