ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нашел проблему! Только лучше будет, если все эти кровососы передохнут! — громко заявил Товардсон. — Вон, пусть томатным соком хоть упьются, а не нравится — милости просим в ад!

— Да?! А ты готов будешь спокойно смотреть, как маленький ребенок, который виноват лишь в том, что родился от вампиров, умирает от истощения, потому что не может пить кровь — ничью вообще, а не только человеческую? Готов ты к этому, дружище? — вкрадчиво и при этом яростно спросил Угрюмов. — Ты глаза-то не отводи, не отводи! Это, по сути, будут совсем другие существа, не способные причинять зло! Одно дело встретиться с вампиром в бою и совсем другое — убивать целую расу, включая детей. Впрочем, Сообщество вампиров небольшое, так что на месяц-полтора мы сумеем организовать им питание из донорской крови, хоть даже и принудительное, а за это время уже с их же помощью сумеем окончательно разобраться в их геноме и биохимии и наладить выпуск полноценных заменителей на основе перфтораново-белково-углеводных смесей. Если их дети будут видеть никому не причиняющий вреда процесс производства, то станут пить. И через поколение люди забудут, что такое вампир…

Угрюмов замолчал, постоял немного, разглядывая иерархов Братства, а потом, будто опомнившись, резко сел. Тогда поднялся председательствующий Улуру.

— Ну что ж, видение темы дано. Если есть вопросы, предлагаю решить их в рабочем порядке в личных беседах с Угрюмовым. А сейчас ставлю на голосование вопрос: принимаются ли в общих чертах предложения Иллариона?

Все присутствующие подняли руки, едва ли не первым — бледный Сарайбек.

— Единогласно, — произнес Улуру и продолжил: — В таком случае осталось лишь оперативно решить, готовы ли представители названных Илларионом регионов, кроме Сибири, которая, как я понимаю, отрабатывается самим Угрюмовым, обеспечить строительство у себя с соблюдением всех необходимых режимов секретности экспериментальных заводов по производству белковой биомассы? Или есть иные мнения?

Тут же проголосовали, назначив ответственных, после чего, казалось, все острые и неожиданные темы уже были полностью исчерпаны. Но слова вдруг попросила Алферьева, которая о чем-то напряженно размышляла.

— Ну хорошо, допустим, мы убрали агрессивность и научились выращивать пишу в чанах, — медленно проговорила она. — А не получится ли так, что, лишившись агрессивности, мы, люди, вдруг станем не способны и тараканов с клопами морить, а то, чего доброго, еще и от антибиотиков откажемся, поскольку они ведь бактерии убивают! После чего и вымрем благополучно. У всех нелюдей-то, кстати, устойчивость к разного рода вредным воздействиям внешней среды в разы больше нашей. Как, кстати, и сроки жизни длиннее на порядок. Ну и зачем тогда все мы весь этот огород с Изменениями будем городить, если в результате и без участия нелюдей вымрем? Об этом-то твои спецы подумали, Отшельник?

Назвав Иллариона известным лишь в узком кругу верховных иерархов Братства псевдонимом, который возник еще на заре туманной юности Угрюмова, когда он учился в специнтернате Главного разведуправления Генерального штаба, Алферьева сознательно придала своему вопросу несколько более доверительный, личный характер. Понявший это Угрюмов, к тому же помнивший свою вину перед Татьяной, сбавил тон и ответил тоже очень спокойно, не преминув, впрочем, назвать и Алферьеву ее псевдонимом:

— Глубоко копаешь, Фея. Но мои, точнее, наши спецы тоже не лыком шиты. И на все эти и многие другие напасти, однажды начав разрабатывать тему, в ходе проведенного анализа они, естественно, вышли. Даже на тему борьбы с вирусами компьютерными, если хочешь знать… И уже подготовили предложения по группам исправлений, которые необходимо внести в основные формулы заклинаний Главного корректирующего воздействия, чтобы учесть все сказанное мной и тобой. Кстати, очень хорошо, что основные разработчики Великих Заклинаний присутствуют здесь и слышат все наши препирательства. Тем яснее для них должны быть те дополнения, уточнения и изменения, которые необходимо учесть при составлении окончательных формул Великого Изменения. Ответственность огромна — отрезать-то придется один, только один раз. Значит, отмерять — семьсот семьдесят семь, не меньше! Если же говорить конкретно об агрессивности, то скорректированные формулы должны уничтожать ее как свойство Разума и как социальное явление, оставляя без изменений чувство самосохранения и заботы о ближних. Желание нападать или сознательно причинять зло у людей и иных разумных существ должно пропасть, но тараканов морить и вирусы уничтожать они должны будут остаться вполне способны — в целях самообороны. Более того, у людей останется даже праведный гнев. Так что если вдруг на нашу планету нападет кто-то извне (чего после Великого Изменения в принципе быть не может, но мы допустим), то мы даже отпор дать сможем. Хотя удовольствия это никому не доставит. Но еще раз отмечу — из того, что нам сейчас рассказали, следует, что после Великого Изменения вся охваченная им область пространства попадет в такую «струю» или в такой «пучок» Ветвей Реальности, в которых агрессивность, гордыня и тому подобные негативные качества отсутствуют абсолютно. И поэтому встреча с воинственными инопланетянами нам уже также никогда угрожать не будет. Так что если получится, с Божией Помощью, произвести задуманное нашим Братством Глобальное Изменение, то мы не только по-прежнему сможем бороться с вирусами и тараканами, а и значительно повысим качество жизни людей. Хм, и нелюдей тоже…

И, кстати говоря, насчет способностей нелюдей и их превосходства над нами — так ведь, насколько я помню, Глобальное Изменение с самого начала предполагало также активацию всех спящих у людей генов и восстановление оптимальной конфигурации нервной системы и мозга. Всего того, что было дано нам в Изначальном Проекте Господа нашего и что было утрачено людьми уже позже, в процессе дальнейшей, если так можно выразиться, эволюции. Произошедшей, как всем нам известно, при активном участии нелюдей. Ну, а как показывают известные нам из истории периоды Пробуждения Эгрегориального Иммунитета, даже не полностью активированные возможности генома и психики человека дают людям свойства, если и не превосходящие, то вполне сравнимые с возможностями большинства типов нелюдей. Кроме, разве что, аспидов, да и то еще как посмотреть… Ибо хотя только в легендах и сказках, но говорилось же и про победы людей над аспидами. Да и нам с вами всем известен один персонаж, доказавший возможность такого деяния на практике… — Илларион резко оборвал сам себя, вспомнив о присутствующих в зале ученых.

— Правда, утверждать однозначно его человеческое происхождение мы не можем, — быстро заметил всегда настроенный на критику Угрюмова Сарайбек.

— Но то, что он не относится ни к одному из известных нам типов нелюдей, можно утверждать гарантированно, — так же быстро возразил Товардсон.

Оба тут же замолчали, почувствовав на себе строгий взгляд сибиряка. Да, на некоторые темы не стоило распространяться без особой нужды…

— Кстати, мы тут все в основном про агрессивность говорим, а ведь важно-то все как раз в комплексе рассматривать, поскольку в Новой Реальности полного равенства ни среди людей, ни среди нелюдей по-прежнему не будет. Вот только никто от этого уже не будет страдать, поскольку страдания все происходят не от неравенства по уму, силе или количеству денег, а оттого, что более сильные или умные превозносят себя над другими. Из-за гордыни превозносят, причем превозносят зачастую агрессивно. Ну а те, кто не уродился таким уж талантливым в умственном или физическом отношении, завидуют более преуспевающим. И тоже порой завидуют агрессивно! Это добавляет страданий всем. Поэтому планируемое нами Изменение должно привести к значительному улучшению качества жизни всех, включая даже и нелюдей. Так что дай нам Бог преуспеть!

Больше никто не счел нужным что-либо добавить, и Улуру закрыл совещание. Иерархи Братства покинули зал и разошлись по своим домикам, чтобы спустя некоторое время по одному покинуть это уютное селение неподалеку от городка Опуа. Здесь, в Новой Зеландии, как до и после этого в других, столь же защищенных от магических вторжений местах, решалась судьба всей планеты Земля и ее обитателей. И, словно чувствуя это, над окружающими селение лесами и вдоль горных склонов носился порывистый и постоянно меняющий свое направление ветер. Ветер, предвещающий большие и, что важнее всего, окончательные перемены.

100
{"b":"28656","o":1}