ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Этого никак не остановить, да?

— Никак, — Мартин отхлебнул пива. — «Проклятие мулов», или плата за магию, так это называется. Так уж устроено в этом мире. Если мул сохраняет какие-то свойства одного из своих родителей — нелюдя, все равно, вампира, аспида или шороха, — то всегда оплачивает это. По-разному, но одинаково страшно. И избавления от этого не существует.

— Значит, мне осталось жить совсем недолго?.. — Голос у Джесси сорвался, она наклонила голову, занавесив лицо каштановой челкой.

— Да. И поверь, я сожалею.

— И значит — я полукровка аспида, раз уж вы назвали меня аспидовым отродьем?

— Прости! Просто этих существ никто не любит. Хотя бы потому, что их почти невозможно понять. Мотивы поступков, эмоции, логика — все настолько иное, чем у всех других рас, что иногда кажется, что они все-таки выходцы с другой планеты. А страшнее всего, что это как раз и не так! Они — чужие среди своих! А ты — наполовину аспид. И этим все сказано.

— Папа! Ты не видел лопаточку? — На кухне Стивен распахнул выходящую во двор дверь. — Такую… Для барбекю, короче говоря!

— Посмотри в чулане, там, где удочки и прочая дребедень! — посоветовал Мартин. — А вообще, ребята, должен вам сообщить печальную новость: я скоро уйду.

— Опять? — расстроился Стив.

— У меня неприятности… — вздохнул вампир. — А вы отдыхайте. Я, скорее всего, не появлюсь до утра. Позвоню, если что-то изменится, о'кей?

Крякнув, Мартин встал и допил пиво. Он уже чувствовал легкое напряжение, предшествующее сеансу связи с местным отделением родного Сообщества. Такие же ощущения сейчас испытывали все вампиры Новой Англии. Погиб Гиллан, это наконец стало известно. Вампиры не гибнут просто так, точнее, почти никогда не гибнут случайно. По каждой такой смерти проводится тщательное расследование, Сообщество мстит своим врагам стократ.

— Все, я пойду, — Мартин помахал рукой и направился к дверям. — Приятно провести время.

— Ты вернулся без машины! — напомнил Стивен. — Вызвать тебе такси?

— Спасибо, сынок, обойдусь.

Однако выйдя, Мартин направился прямиком в гараж. Там он не спеша начал раздеваться, как не раз проделывал, покидая дом ночью. Наконец сообщение достигло его. Гиллана буквально перемешало с металлом его машины! Яркие картинки истерзанного друга едва не заставили Мартина вскрикнуть. Это он, он его убил! Но вампир заставил себя успокоиться, ответил дежурному штаб-квартиры отделения Сообщества, что скоро будет, и вышел в сад.

Как бы там ни было, а у Мартина был сын, Стивен, он любил его и надеялся защищать до последнего дня. Сообщество, если узнает, что произошло на самом деле, будет мстить. Тогда обречен не только Мартин, но и Стивен. Были бы другие родственники — умерли бы и они. На миг представив, как сына терзают клыки, Мартин передернул плечами.

— Только не подведи меня, Блэквуд! Только не подведи! — мысленно обратился вампир к далекому члену Братства Зрячих. — А уж я постараюсь за двоих.

4

Уже спустя минуту перевоплотившийся Мартин взмахнул черными крыльями и поднялся в воздух. Довольно скоро он почувствовал сбоку от себя сородича, они обменялись неслышными приветствиями и полетели вместе. Потом встретили еще одного вампира, потом сразу целую группу. Мерно взмахивая крыльями, мрачная стая приближалась к месту сбора, закрытая как от случайно брошенных в небо взглядов, так и от разного рода локаторов искажением пространства. В полете все мысленно обсуждали происшествие. Сообщество хотело отомстить, но пока не знало кому, картин искренне надеялся, что оно никогда этого и не знает. Надеялся, тщательно скрывая эти свои мысли За Щитом ментального барьера.

Блэквуд вышел на него несколько лет назад. Тогда Мартин совсем не почувствовал этого внимания и потом долго не мог поверить, что за ним следили. Но у Младших оказались маги, самые настоящие, хотя и не похожие на вампиров или других, известных Мартину, нелюдей. Точнее сказать, непохожей оказалась их магия, именно поэтому Мартин ее и «зевнул». А потом настал день, когда дом окружили, а сверху его накрыла сотканная из губительных для вампира энергий магическая сеть.

Первым побуждением Мартина было убить спящего Стивена (чтобы не допустить пыток и издевательств над ним) и ринуться в бой. Ну конечно, он решил, что за ним пришли охотники! Какие-то новые, неизвестные Сообществу, слишком сильные, чтобы он надеялся справиться с ними.

Охотники… Идиотский «культ вампиров», развившийся у Младших на основе литературных, а потом и кинопроизведений, сильно вредил Сообществу. При нынешней плотности населения невозможно постоянно оставаться в тени, иногда вампиров замечали. Конечно, фотоаппараты справиться с излучаемой нелюдями энергией не могли, фотографии не получались. Однако идиоты, вооруженные распятием и дробовиком с серебряными пулями, причем неизменно воняющие чесноком, доставляли не только развлечение, но и неприятности тоже. Кстати сказать, Мартин терпеть не мог чеснок — впрочем, не до такой степени, чтобы отказаться от пахнущей им пищи.

В тот раз охотники не пахли чесноком. И распятий у них не было, зато среди них были маги. Мартин задумался, и это спасло его сыну жизнь. Что, если атакуют не люди, а какое-то другое Сообщество, спрятавшееся за спины Младших? Вампир колебался, то обнажая, то вновь пряча клыки, и тогда в дом постучали. Это и был Блэквуд.

Конечно, не он руководил операцией, Мартин прекрасно отдавал себе отчет, что Блэквуд — невеликая шишка в Братстве. Но секретность, которой так много внимания уделяли Младшие, вампиру нравилась. Надо же, исхитрились вырастить собственных магов прямо под носом у древних! Правда, Мартин предполагал, что высшие иерархи сообщества вампиров знают побольше него, и Блэквуд косвенно подтверждал это. Но имен человек не называл, упирая на «меньше знаешь, лучше спишь». И дольше живешь!

Тот ночной разговор дался Мартину тяжело. Блэквуд утверждал, что люди не желают зла Сообществам древних, что единственное, чего они хотят — стабильности, сохранения статуса-кво. Между тем в мире происходят весьма неприятные для Младших изменения, инициируемые, скорее всего, рядом наиболее сильных Сообществ, прежде всего — аспидов, «допотопных». Осведомленность Блэквуда потрясла вампира, он втянулся в диалог и под напором аналитических выкладок человека вынужден был признать, что ситуация становится опасной.

Аспиды всегда были намного сильнее как вампиров, так и любых других Сообществ. Но нелюди не привыкли смотреть друг на друга, как на врагов. Интересы почти не пересекаются, если не считать общий источник пищи — как физической для вампиров и оборотней, так и ментальной и энергетической, как, к примеру, для шорохов и аспидов. Но именно тут все, казалось, шло как надо. Людей, Младших, становилось все больше, наносимый им Сообществами урон оказывался минимальным, никого не тревожащим. Казалось, что времена Священной Инквизиции, когда Младшие Неожиданно ответили ударом на удар, почувствовав, что под угрозой само существование их вида, никогда не вернутся. И вот теперь Мартин узнал, что аспиды замыслили своего рода новый «передел мира».

Культы «вампиров», «бэтменов», «спайдерменов» и прочих нелюдей, откровенно инспирированные в человеческую культуру извне, могли иметь лишь одну задачу: приучить Младших к мысли о существовании неких намного превосходящих обычных людей существ, несущих как зло, так и добро. Блэквуд привел немало доказательств существования у аспидов какого-то плана, но Мартин, быстро анализируя в уме накопленную за столетия информацию, сам нашел их еще больше. Он мог представить, что произойдет дальше: аспиды, а возможно, и другие практически легализуются, поселятся среди людей открыто. Будучи бессмертными и мудрыми, сильными и, три раза «ха!», «добрыми», они сами смогут выбирать жертв, указывая на них как на врагов Младших — а те еще и спасибо скажут!

И вот тут вампир призадумался. Кто, как не его сородичи, вызывают у людей наибольшее омерзение, страх? Вампиры — просто готовый, существующий враг! Если аспиды захотят доказать Младшим, что стоят на страже их интересов, то ничего лучше охоты на Сообщество вампиров и не придумаешь. Вот они — настоящие, с клыками и крыльями! И никому не объяснишь, что, пожелай аспиды развязать войну, вампиры могли бы быть истреблены уже тысячи лет назад. Люди поверят аспидам, а не вампирам… И не оборотням. Да и не шорохам, которых впервые сильно «засветил» в своих поздних книгах получивший доступ к тибетским источникам знаний Рон Хаббард. За что, впрочем, и поплатился. Хотя мог бы еще жить и жить.

25
{"b":"28656","o":1}