ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нелюдь рванулся вниз с такой скоростью, что дна Достиг одновременно с Иваном. Отчего-то не потерявший сознания от удара Воронин увидел несколько дыр в теле МП, но кровь не струилась: у этих существ нет Крови как таковой. Еще раз ударив Ивана своей магией, а точнее, поглотив еще часть его энергии, нелюдь побежал вдоль оврага, одновременно забираясь наверх, обходя Кирилла с фланга.

— Слева!.. — попробовал крикнуть Иван, но сперва пришлось сделать вдох. — Слева, Кирюха!

Опять заработал автомат. Но шансов у Аршавина нет — МП сейчас мечется среди деревьев, может быть, даже не атакуя. Ему достаточно дождаться паузы, которая потребуется Кириллу, чтобы сменить рожок, и тогда… Иван сам удивлялся скорости, с которой опять лез наверх — не хуже иного нелюдя. И все же слишком медленно! А автомат лежит метрах в десяти от оврага, не удержал оружие! Буквально по сантиметру Иван полз вверх. И ему казалось, что этот путь бесконечен!

— Ха!!! — Иван не видел, как Аршавин, расстреляв боезапас, укрылся от атаки МП за стволом дерева и тут же выскочил оттуда, нанося удар прикладом.

И попал нелюдю в морду! Не глядя! Ощутил-таки, где окажется враг.

Нелюдь взревел! Не столько от боли, сколько от унижения! Он вырвал автомат из рук Кирилла столь стремительно, что вывихнул тому пальцы. И, может быть, вывихнул бы и руки в суставах, если бы Аршавин сам не выпустил оружие и стремительным движением не выхватил два ножа. И атаковал! МП невидимым для глаза обычного человека движением поднырнул под правую руку Кирилла, чтобы выйти тому за спину, но выучка в школе Братства уже давала себя знать. Курсант видел, пусть пока еще смазанно, но видел-таки движения врага. И был спокоен! Это спокойствие породило в нем то самое ощущение, которое инструктора называли «боевым предвидением» или «вспоминанием будущей схватки». Он действительно точно ощутил, какие действия произведет нелюдь. И поэтому, свернувшись по спирали вниз, со всей накопленной в этом движении силой выбросил вверх и вбок левую руку с ножом, тут же ощутив, как клинок из титана с серей —торной заточкой все-таки пробил шкуру и мышцы нелюдя. Тогда Кирилл успел рвануть клинок влево-вниз, вспарывая врага.

МП был взбешен! И при этом впервые при столкновениях с людьми ощутил что-то сродни растерянности. Этот человечишка смог его «достать» второй раз! И в этот раз уже серьезнее! И хотя его тело регенерировало буквально на глазах, пули этих необычных людишек, видимо, были наполнены какой-то отравой. Она хотя и не убила сразу, но сильно замедлила все процессы в организме, ослабила даже магические способности. А тут еще Младший ранил его в жизненно важную точку, прервав один из главных энергетических потоков. Это раздражало его, и сильно! Поэтому нелюдь, походя сло-мав человечишке руку, обрушил на Кирилла буквально вихрь ударов, как физических, так и магических. И если бы не подготовка, Аршавин умер бы сразу. Но, фактически уже потерявший сознание, со сломанной рукой, Кирилл на рефлексах ухитрялся двигаться и отражать два удара нелюдя из трех. Правда, нелюдя, сильно ослабшего, но все равно гораздо более сильного и быстрого, чем большинство даже тренированных людей, к тому же не потерявшего полностью способности поглощать энергию.

Окончательно взбешенный этим сопротивлением человечишки, МП, пылая ненавистью, смешанной с Удивлением, совсем упустил из вида Ивана, посчитав, что тот если и не убит, то уж точно «обесточен». И эта самоуверенность подвела нелюдя, когда Воронин все-таки выбрался из оврага и, сумев встать на четвереньки, с максимально возможной скоростью, с кровавой пеленой в глазах, пополз к оброненному автомату. Когда его рука уткнулась в цевье, Иван буквально упал грудью на землю и подтянул показавшийся неподъемным автомат к себе — ровно в тот момент, когда нелюдь сломал

Кириллу вторую руку и нанес сильнейшие удары в грудь и голову, от которых Аршавин потерял сознание и упал. Нелюдь уже занес ногу, чтобы размозжить курсанту голову, когда Иван смог сфокусировать взгляд и навскидку, длинной веерной очередью ударил по врагу. Он попал! МП взревел, повернулся и двинулся к Ивану. Бежать он уже не мог, но даже шагом двигался быстро, расстояние между противниками стремительно сокращалось. А Иван уже не стрелял, уронив голову на руки, сжимавшие автомат, — эта неподвижность вкупе с ослабленной магической чувствительностью привели нелюдя ко второй ошибке. МП решил, что либо у человека кончились патроны, либо он потерял наконец сознание, либо и то и другое одновременно. Но когда между нелюдем и Иваном осталось метра четыре, Воронин рывком перекатился на спину и в упор всадил во врага оставшуюся треть обоймы, поставив финальную точку выстрелом из подствольного гранатомета. И хотя МП были одними из самых живучих тварей, выстрела гранатой, произведенного с расстояния в четыре метра, ослабленный предыдущей схваткой организм нелюдя не выдержал. Отброшенный выстрелом и последовавшим вслед за попаданием гранаты в тело взрывом, бескровная тварь упала и больше не поднялась. Но Иван этого уже не видел: он и вправду потерял сознание сразу после выстрела.

Группа захвата, в которую, кроме опытных курсантов-старшекурсников и поддерживающих магов, вошло и все руководство операции, прибыла на полторы минуты позже — это подтвердили маги. Продержаться до их появления два курсанта в открытом столкновении с МП просто не могли. Но они даже не продержались — они победили!

— Ну ни хрена себе! Ох, братишки… Не упустили его! — покачал головой первый подбежавший к оврагу боец. — Вечная память.

Что курсанты не только убили нелюдя, но еще и выжили — ему даже в голову не пришло. Поэтому он очень удивился, услышав в наушники, как маги вызывают медпомощь.

У Кирилла было проще сосчитать целые кости, чем переломанные, однако опасности для здоровья не было. Иван и вовсе оказался цел, не считая множества ушибов и царапин, а также внутренних кровоизлияний. Медики решились подтвердить это только в стационаре, а за это время Илларион Угрюмов успел связаться с Богородько и «списать на берег без содержания». Хотя в чем виноват главный инструктор школы по боевой подготовке? Был приказ послать лучших по освоению учебного плана — он их и прислал. За этими размышлениями и воспоминаниями Иван не заметил опять вошедшего в палату Богородько.

— Спишь, курсант?! — оглушительно взревел тот, едва переступив порог. — Замерзнешь! На зарядку становись!

Задремавший Иван едва успел открыть глаза, но руки сами поймали летевшую в лицо одежду. Причем поймали прежде всего оба ботинка, а локти закрыли подбородок от удара пряжкой ремня.

— Едем! А ты, Аршавин, кушай больше кальция. От него кости быстрей срастаются, а писать не хочется, хррр-хррр!

Наскоро попрощавшись с печальным Кириллом, Иван вслед за Богородько спустился вниз, получил свое оружие. Инструктор покосился на автомат с неодобрением.

— Вот я поставлю вопрос, чтобы и вам тоже, а не только спецам из особых групп, нормальное оружие давали. Экономим на всем… А убойность-то другая нужна!

«Занятно, что же это за оружие такое, которое лучше „Тавора“ будет и о котором нам. курсантам второго периода обучения, ничего еще не известно? Да, много в Братстве тайн. А может, и к лучшему, что я знаю не обо всех», — подумал Иван.

2

Больница, или как ее чаще почему-то называли «стационар»), находилась в трех километрах от периметра школы. Богородько впрыгнул в неприметного вида «уазик», сразу завел.

— Ты что не весел, Ваня? Ты же герой, тебе петь надо!

— Да задумался я… — Иван пристроил между колен автомат. — Магия! Все-таки как ни старайся, а драться с нелюдями на равных не выходит. По крайней мере пока. Этот МП нас едва не уделал, хотя в обычном бою, без этой долбаной магии, каждый из нас сумел бы…

— Не бывает обычных боев, курсант! — Богородько вывел «уазик» за ворота и надавил на газ. — А потом, я ведь не раз говорил: наше тяжелое вооружение — маги. Это надо принять без обиды, потому что без нас маги тоже не могут победить. Они танки, а мы — пехота, понимаешь?

38
{"b":"28656","o":1}