ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они были везде — на стенах, на полу, даже на потолке и дверях. Вампиры не выпили кровь Стивена и Мартина — они казнили их.

— Ритуальная казнь… — Стараясь на касаться кровавых, неприятно пахнущих полос на обоях, Джесси оперлась о стену. — Я же знаю, я вижу… Зачем мне туда идти?

Но она вошла — и чуть не потеряла сознание от увиденного. От стоявшего в комнате запаха ее тут же вырвало. Странно, но после этого стало немного легче смотреть на то, что сделали с отцом и сыном. Стивен был подвешен к крюку люстры в гостиной. Из распоротого живота во все стороны, будто какая-то странная паутина, протянулись его внутренности, прибитые к мебели гвоздями. Тело его было сплошь изрезано, изуродовано, истерзано… Но хуже всего Джесси было знать, как все это происходило. Стивен умирал несколько часов, а Мартин со срезанными с глаз веками смотрел на это. Теперь в гостиной было тихо, если не считать жужжания прорвавшихся в дом мух, но девушка слышала все. Громко играла музыка, безмолвно кричал Стивен с вырванным языком и надрезанными голосовыми связками, рвался к нему распятый ритуальными клинками на стене отец. И сделали все это вампиры — такие же, как Мартин… За что?! И зачем — так?..

Джесси не была счастлива с тех пор, как узнала о себе правду. Она — мул. Помесь человека и нелюдя, бесплодная, быстро стареющая. Природа не хочет ее, торопится избавиться… Все, о чем мечтала Джессика в детстве, — никогда не исполнится. Она не такая, как все, она хуже всех… Даже Стивен был лучше — он не старел так быстро. На него не так сердился Творец, потому что Стивен ничего не умел, ничего не мог, он был в большей степени человеком, чем она. А в Джесси дремали страшные, пугающие ее саму силы, которые она изо всех сил старалась загнать вглубь, забыть о них… Только встреча со Стивеном заставила воспользоваться этой силой, но ведь то было во благо, разве нет?! Почему же теперь она наказана еще раз — у Джесси отняли последнее, что оставалось. Друзей. Больше она не нужна никому, ни людям, ни нелюдям. Все кончено. Джесси удивилась своему странному спокойствию. Внутри все словно замерзло. И даже слезы не шли.

Нагнувшись под натянутой кишкой, девушка не чувствуя ног прошла на кухню. Мартин был здесь — его отрезанная голова стояла на столе, а внутренние органы по частям разложили в кастрюли. Вскрытое и разрубленное на куски тело лежало в ванной. Туда Джессика не пошла — ей и так было жутко. Зачем?.. Зачем так?.. Ритуал, непонятный и тем еще более страшный. Люди не увидели бы в происходившем никакой логики, не знала ее и Джесси, но могла чувствовать. Злость, ненависть, презрение к казнимым…

Мартина допрашивали. От него требовали имен, истязали на его глазах любимого сына, но вампир молчал. Джесси знала почему — она чувствовала его ненависть, еще более сильную, чем ненависть палачей. Мартин знал, что Стивена уже не спасти, знал, что любыми признаниями не сумеет даже облегчить его мук. И еще тут был человек… Да!

Джесси, растерянно открывая и вновь закрывая кастрюли с останками Мартина, постаралась увидеть этого человека. Но это ей удалось плохо, словно что-то мешало. Скорее всего, те, кто устроил эту ритуальную резню, умели скрывать свои действия от подобных ей. Но почему они тогда не скрыли всего остального? Джесси задумалась. И, кажется, поняла: среди тех, с кем сотрудничал Мартин, были обладающие талантом, похожим на нее. Для них и оставили своего рода демонстрацию, предупреждение — так будет с каждым отступником. А вот образ того, кто предал Мартина, скрыли. Еще бы — он ведь мог и дальше продолжать предавать. Единственное, что она смогла почувствовать, — это то состояние, в котором этого человека сюда притащили. Страх. Его заставили присутствовать на казни. Он говорил, говорил захлебываясь, обещал помочь, узнать, доложить… Джесси видела, как некто ползает по ковру в чужой крови, как целует ноги вампирам.

— Я отведу вас к Блэквуду! Хоть сейчас!! Идемте, я докажу!

Его принесли сюда по воздуху, и человек, хорош или плох он был до этого, тут умер. На ровно постриженный газон перед маленьким домиком в пригороде, предварительно «отведя глаза» жителям всех окрестных домов и случайным прохожим, опустили уже не человека, а затравленного зверька, мечтающего лишь об одном — выжить, выжить любой иеной! Если бы ему сказали, что для этого нужно убить мать, принести в жертву ребенка — он бы с радостью согласился. Все, что делало его человеком, исчезло…

А Мартин следил за ним глазами без век. Мартин мечтал его убить, очень мечтал — не только ради мести, а чтобы тот не сдал и других. Мартин убил бы его не задумываясь. Но не мог.

— Господи, какой ужас… — сама этого не заметив, Джесси поднялась на второй этаж. Тут было тихо, будто ничего не произошло. Будто внизу нет крови и мух, будто скоро придет Стивен… Девушку вновь начало тошнить. — Какой ужас… Почему же они такие? И почему я — такая же?..

Она едва успела присесть на кровать Стивена, как в коридоре, на полочке, зазвонил телефон. Кто бы это мог быть? Знакомые или даже какие-нибудь родственники Стивена по материнской линии… Наверное, надо сказать им. И тогда приедет полиция, Джесси, конечно, арестуют, и торчать за решеткой придется долго, потому что залог внести некому. Впрочем, какая разница? Теперь — никакой. А если подумать, то что изменилось? Она уже давно знала, что обречена на кошмар быстрого старения, что в глубине ее души живет зверь, чужой ее человеческой половине, и этот зверь никогда не даст ей даже как следует подружиться с кем-то из Младших… Да, вампиры, казнившие Мартина и Стивена, называли людей так. Презирали и ненавидели.

Телефон замолчал, чтобы через минуту зазвонить снова. Джесси знала, что это звонит тот же человек. Она видела, как он стоит, привалившись плечом к стене, смотрит в окно и нервно постукивает карандашом по подоконнику. Этот человек в панике… Напуган, но не как тот, предатель, иначе, он боится за кого-то еще.

Человек посмотрел на стол и внутреннему взору Джессики открылась табличка с фамилией хозяина. Блэквуд.

— Тот, о котором рассказывал вампирам ставший запуганным зверьком… — прошептала Джесси и, едва отдавая отчет в своих действиях, вышла в коридор.

Как громко гудят внизу мухи! Запах крови и экскрементов… Она положила руку на трубку в тот самый миг, когда Блэквуд сдался. Джесси не потеряла с ним контакта, видела, как он прошелся по кабинету, покрутил в руках шляпу и вернул на вешалку… Набрать номер было нетрудно — цифры сами появлялись перед глазами Джесси.

— Слушаю! — рыкнул Блэквуд.

— Вам не убежать, вы не скроетесь. Они знают о вас…

— Я не понимаю, о чем речь… — пробормотал Блэквуд, сразу сбавив тон. — Кто вы?

— Я нахожусь в доме. Там, куда вы звонили. Они мертвы, и Мартин, и Стивен. Я знаю, что вампиры заполучили кого-то из ваших, и он все рассказал им. Все, что знал. А Мартин молчал… Вам не скрыться. Я это чувствую, знаю.

Блэквуд медленно вернулся в кресло у стола, открыл ящик.

— Кто со мной говорит?

— Меня зовут Джессика. Мы не знакомы. Я одна из… Такая же, как Стивен. Урод. Но я обладаю Силой и многое могу. Только это ненадолго — я быстро старею.

— Джессика?.. Ты можешь видеть прошлое и будущее, да, я знаю о таких, как ты… Расскажи мне подробнее, что ты видишь? Если они слушают мой телефон, то уже все равно.

— Они и так знают, как вас найти. Предатель оставил им ваш, как бы это сказать, ментальный образ. И они будут идти по нему, как гончие на запах.

— Значит, у меня есть еще время. Расскажи мне. пожалуйста, все, что ты видишь и знаешь. И о себе.

Джесси рассказала настолько подробно, насколько позволяло время — она четко знала, видела в будущем тот момент, когда вампиры найдут ее собеседника. И она не должна была позволить им найти еще и себя. Ей было приятно, что нашелся хоть один человек, который не боится и не презирает полукровку. Блэквуд почти не перебивал, потом разговор как-то сам собой перешел на детство девушки, на то, как проявлялись у нее нечеловеческие способности.

47
{"b":"28656","o":1}