ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Прорваться везде можно, — потеребил ус Богородько. — Но, как я понимаю, двигаться придется быстро? Иначе противник может взрывами перекрыть пути, а может быть, еще и какие-то инопланетные «примочки» применить, о которых нам ничего пока не известно. С целью раздробить отряд на группы, после чего попытается задавить их поодиночке…

— Ну, тут мы вам подсобим, — Илларион ткнул пальцем с одетым на него заменяющим обычную компьютерную «мышь» устройством в пространство рядом с объемом голограммы, отчего внутри ее возникла яркая точка синего цвета. — На основании спутниковых геотомограмм и данных гравиоразведки наши спецы выявили вот тут русло древней реки. Весьма занятно, кстати, что с помощью экстрасенсорных типа «лозоходства» и магических приемов оно не обнаруживается. Словно «закрыли» его от магии. Перед самой высадкой с помощью бомбы, предназначенной для поражения укрепленных бункеров, пробьем для вас ведущую туда наклонную штольню. А дальше вы уже сами рванете перемычку вот здесь, — указал Угрюмов на место, отмеченное в разрезе голографической модели специальным маркером. — И оттуда попадете сразу в последнюю треть этого лабиринта, обойдя таким образом многие неприятные сюрпризы, как древние, так и вполне современные.

Богородько, тяжело засопев, принялся водить в воздухе своим толстым пальцем с таким же, как у Угрюмова, устройством. Синяя точка, изображающая местоположение их штурмового отряда, побежала внутри голограммы. Глядя на схему на которой были отмечены только выявленные стараниями как геофизиков, так и разведчиков места расположения разнообразных ловушек и мобильных групп охраны, ему уже больше всего хотелось сказать Угрюмову: нет, здесь никому не пройти. Но у каждой крепости положено быть слабому месту…

— Сколько у нас на пути будет дозоров и ловушек?

— Точно неизвестно, — буркнул Угрюмов. — Да и на момент, когда вы пойдете, все еще может измениться. Так что ты не спрашивай, сколько их — спроси лучше, сколько с тобой будет людей.

— Считай, что спросил.

— Отвечаю: около сотни. Не считая нескольких магов и группы технической поддержки с оборудованием. Их придется вести сразу с основной группой, потому что выйти обратно, быть может, и не получится… Техников и магов береги, без них не прорвешься сквозь охранные системы и не сможешь разобраться с артефактами, а тогда наша затея потеряет всякий смысл. Кстати, маги с тобой будут одни из лучших, даже одного супера тебе придадим. Хогя там, по нашим сведениям, в этом смысле особых закавык не предвидится. Но цена ошибки очень уж велика! Поэтому и технику, и спецов по ней дадим также лучших. Что еще….Ах да, — Угрюмов сделал вид, что только что вспомнил: — Вот насчет бойцов я тебя огорчу — их ты как раз получишь не самых лучших.

— Это как же? — насупился Богородько. — Первокурсников, что ль, туда волочь?!

— Ну, не первокурсников, конечно, а, скажем так — свежий выпуск. Не этот, который сейчас вышел, а тот, что проходит последний тренировочный цикл…

Инструктор обиженно запыхтел. Конечно, выпускной курс — это уже проверенные, испытанные в десятках «охот» и стычек бойцы, но все же не совсем еще «пропеченные». У курсанта в ушах пока слова учителей, настоящий же воин давно их забыл, знания растворились в нем, став одним целым с его телом и душой.

— Так нельзя, — покачал головой Богородько. — Положим половину. А то и всех.

— Придется — всех положишь, — кивнул Угрюмов. — Сам ляжешь, если придется. А вот техников и магов к хранилищу этих древних устройств и останков кровь из носу, а доставь!

— Да понимаю я все, — насупился Степан. — Понимаю. Но хоть ударную группу-то сформировать можно? Сотня для такой операции — это, знаешь ли, не так уж и много… Поэтому мне понадобится хоть небольшое число высококлассных бойцов. Еще Суворов говорил — воюют не числом, а умением. И еще я не понимаю: а зачем нам вообще лезть в эти пещеры? Давай вдарим авиацией, применим боеприпасы объемного взрыва, со спутников пучковым оружием шандарахнем, в конце-то концов — есть же возможность, я знаю. И развалим этот хренов пещерный комплекс к едрене фене! В порошок сотрем, в пыль, в дым!

— Нельзя, — качнул головой иерарх. — Я же сказал тебе: там неизвестно, какая хренотень находится… Это не просто слова. Может, она и выдохлась вся за тысячи-то лет. А может, и нет… И вдруг в ответ на твои удары что-то такое активируется, что всей планете мало не покажется?! Тем более что для таких предположений есть кое-какие основания. Так что придется штурмовать, Степа… Думаешь, мне нравится ребят на верную смерть посылать? Но надо, понимаешь! Так что давай, отбирай кандидатуры заранее, пока еще есть время.

Илларион задумался о чем-то, и в беседе возникла пауза. Богородько сосредоточился и стал мысленно «прогонять» перед внутренним взором курсантов. Кто там скоро на подходе? Андарский, Митяев, Кузнецов… Если полгода времени есть — созреют, можно будет с ними идти в самое пекло. И, конечно, Воронин — этот парень еще и головой соображает, не говоря о его особых способностях.

— А может, ты и пойдешь, — неожиданно произнес Илларион, отхлебывая свой фирменный травяной настой. — Как еще все обернется… Но к людям присматривайся, как будто пойдешь обязательно. И знаешь, измени немного план занятий — пускай они у тебя по пещерам побегают.

— Сделаю.

3

О составе группы Богородько задумался сразу же. Он понимал, скоро, скоро начнется большая заварушка! И Ангкор-Ват будет в ней очень важным и очень гиблым местом.

Вот и сейчас на занятии Богородько внимательно изучал лица парней, пытаясь разглядеть, почувствовать, понять — кого можно будет взять с собой.

— Ну, что притихли! Продолжим лекцию! Поясняю, зачем вам нужно будет научиться создавать паузы в сознании и реагировании. Дело все в том, что нашим специалистам удалось установить — древние боевые рефлексы человека имеют огромную избыточность по времени реагирования в отношении даже к самым быстрым движениям людей, тренированных по любой известной на сегодня вне тайных орденов методик. Кроме того, эти рефлексы избыточны и по отношению ко всем возможным вариантам движений человеческого тела. На каждое возможное с точки зрения человеческой биомеханики боевое движение есть как минимум три варианта естественных защитных рефлексов! Как минимум!

— Что же это за специалисты? — скромно спросил весельчак Андрей.

— Помолчи, — одернул его Богородько. — Вообще, я смотрю, что-то сегодня много разговорчиков в сидячем строю? Если вы, Смотров, хотите узнать о моей личной роли в разработке боевой системы Братства, то она… соответствующая. А кое о ком из этих самых специалистов вам лично и знать не положено — не доросли еще по уровню допуска! Всем ясно?!

По залу, в котором, как обычно, проходила лекция Богородько, пробежала волна смешков. Все знали, что Степан Михайлович — одна из ведущих фигур среди тех самых загадочных «специалистов». — Можно предположить, — продолжил инструктор, — что эти рефлексы закладывались у людей в те времена, когда и сами люди умели и могли двигаться намного быстрее, чем сейчас. И противники их были существами гораздо более быстрыми и ловкими, чем любой из существующих в наше время хищников, обладали огромным разнообразием атакующих воздействий. Кстати говоря, уровень избыточности древнейших рефлексов вида «хомо сапиенс» является одним из косвенных подтверждений того, что люди могли противостоять в физическом бою даже аспидам, или, как их называли, судя по дошедшим до нас немногочисленным хроникам, наши древние предки —Демонам Сумеречных Теней — самым быстрым и неуязвимым из всех известных нелюдей. Это умение пригодилось нашим предкам, как вы знаете, во времена, непосредственно предшествующие Потопу или Катастрофе. Бой человека, работающего на основе этих древних рефлексов, предельно эффективен — и при этом крайне избыточен при ведении схватки даже с очень тренированными бойцами-людьми, да и со многими нелюдями тоже. Поэтому для максимального повышения эффективности ваших действий в бою мы и должны научить вас снижать эту «избыточность», высвобождать резерв, по мнению природы сейчас просто не нужный. Сначала мы будем уменьшать избыточность по времени — учась реагировать, запускать рефлексы только в самый последний момент. Кроме того, учась делать ментальную паузу между началом движения противника и возникновением своего рефлекторного ответа, вы будете одновременно учиться более точно синхронизировать ощущение своего внутреннего времени с течением времени внешнего. Что вам очень пригодится позднее. Даже ты, Андрей, должен это понимать.

66
{"b":"28656","o":1}