ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Здравствуйте, Татьяна Александровна. Все собрались по графику, ждут уже шесть минут.

— Вот и отлично. Тогда пойдем.

Иван, обменявшись быстрым взглядом с Николаем, сделал шаг и просто спрыгнул вниз. Спустя полсекунды там вспыхнул свет, тут же высунулся край простой, но крепкой лестницы. Первой спустилась Алферьева, потом ее спутники, после чего Николай закрыл люк и аккуратно расправил на нем половик. Кому-то это показалось бы смешным, но для него в конспирации мелочей не существовало.

Внизу оказался самый обыкновенный деревенский подпол, крепко пахло мышиным пометом и подгнившей прошлогодней картошкой. Свет давал обычный фонарик в руках Ивана, второй такой же он отдал Славковичу, и тот сразу понял, что его назначили замыкающим.

— Наверное, так… — серб вытянул руку чуть в сторону, стараясь светить под ноги выстроившимся в цепочку спутникам.

Иван не обратил на это внимание. Своим фонарем он от бедра светил назад, тоже под ноги гостям — чтобы уверенно идти по длинному ходу, открывшемуся в конце подпола, парню явно хватало слабого отсвета.

Впереди засиял яркий, светлый прямоугольник — это открыл дверь для приближающихся гостей молчаливый темноволосый человек. Они с Иваном обменялись кивками, после чего сопровождающий отступил в сторону, пропуская Алферьеву со спутниками. Темноволосый, внимательно оглядев каждого, тоже шагнул в темный ход, закрыв дверь с той стороны. Здесь, вблизи от зала, предназначенного для проведения Совещания, могли находиться только члены руководства Братства.

Эта организация, попеременно использующая разные названия, могла соперничать в древности с многими из нелюдских Сообществ. В Братстве состояли те немногие из людей, кто давно, со страшных времен, предшествовавших Великому Потопу, знал о существовании нечеловеческих рас. Само Братство существовало еще раньше, но тогда вся жизнь строилась по каким-то иным принципам. Что именно произошло тогда, перед катастрофой, едва не погубившей всех, было ли это глобальной войной или, быть может, чьей-то неосторожностью — люди не помнили. Об этом много спорили, благо знаний оказалось сохранено немало, и кое-что из арсенала Братства могло бы удивить даже «допотопных» аспидов.

Люди никогда не соглашались считать себя Младшими, ущербными. Однако приходилось признать: нелюди от рождения обладали способностями, которые в геноме людей хотя и присутствовали, но их активизация требовала огромных усилий и напряженного тренинга. Твари же, как нередко звали всех нелюдей члены Братства Зрячих, умели управлять такими типами энергий, о существовании которых люди могли только догадываться.

И хотя некоторые люди порой также рождались уже способными оперировать магическими энергиями, но доступные им уровни мощности воздействий чаще всего не позволяли им сравняться с нелюдями. Этот факт прежде всего и останавливал Братство от обнародования своих знаний — неподготовленный человек может поддаться искушению признать свою слабость и зависимость от воли более мудрых и сильных существ. А уж убеждать твари умели…

Сами нелюди никогда не стремились к «широкой известности». Их вполне устраивало скрытное сосуществование рядом с младшей расой, за которое той приходилось платить вполне реальную цену. Об этой страшной, цене, впрочем, большинство человечества ничего не знало, списывая исчезновения людей, разорения некоторых фирм и еще более странные события на зверей, бандитов, случайности или даже инопланетян. Не догадываясь, что рядом с ними не только в кино или книгах, а и на самом деле живут вампиры, оборотни, поглотители жизненной энергии и прочие нелюди, владеющие тем, что издревле принято называть магией. Однако многие в руководстве Братства считали, что связано такое положение вещей не только с «удовлетворенностью» нелюдей. Вполне возможно, что аспиды, как самые древние из Сообществ, знали о людях кое-что еще и просто не хотели рисковать, устанавливая прямое владычество. Их могло останавливать и то, что пару раз уже случалось: «овцы», совершенно неожиданно для нелюдей, превращались в грозных волкодавов. Твари хорошо запомнили эти уроки и не собирались больше допускать повторения чего-либо подобного.

2

Разговор в подземном зале шел именно о страхах нелюдей. Один из прибывших под Тотьму представителей Западной Европы, норвежец Товардсон, сердито ворчал, обращаясь к Сарайбеку из Узбекистана:

— Они боялись, просто-напросто боялись, что в открытом бою мы сметем их с лица планеты, словно мусор! Конечно, цена будет огромна, но люди способны ее заплатить. Знаешь почему? Именно потому, что мы — люди. Мы смертны, и жизнь для нас никогда не будет иметь такой цены, как для, скажем, вампира. С тем, что рано или поздно все равно потеряешь, не так уж трудно расстаться во имя свободы от тайного контроля и презрительного превосходства.

— Боюсь, не все с тобой согласятся, уважаемый. — хмыкнул узбек и в поисках поддержки посмотрел на сидящего рядом индуса Чандрагупту. Тот сдержанно кивнул. — Знаешь ли, как бы ни была коротка жизнь, но каждый имеет на нее кое-какие свои планы. Неужели тебе совсем не жалко те миллиарды — миллиарды! — которые полягут в твоей войне? Еще хорошо, если не зря полягут…

— Теперь это все уже неважно, решение принято давно, но я с самого начала стоял за открытую войну. — Потомок викингов раздраженно подвигал челюстью. — И пусть кто-нибудь попробует сказать, что я пошел бы в последних рядах!

— Успокойся, — попросил его Сьюзерленд из Австралии, расслабленный и собранный одновременно. — Кстати, решение еще не принято. Иначе зачем мы сюда приехали?

В зале присутствовали представители Братства из самых различных уголков земного шара. Некоторые сидели молча, другие негромко перешептывались, но сторонний наблюдатель не понял бы ни слова, потому что и норвежец Товардсон, и иранец Зар-Адушт Ханиш говорили на языке Йели-Дние, одном из редчайших живых языков Земли, используемом жителями острова Россель архипелага Папуа—Новая Гвинея. Высшие иерархи Братства Зрячих осваивали этот язык в обязательном порядке, как для более точного выражения своих мыслей — он содержал множество необычных звуков и слов — так и для пущей секретности.

И это вовсе не было излишней предосторожностью. Крупные совещания проводились лишь в тех немногих местах планеты, где магия оказывалась бессильна. Окрестности Тотьмы обладали именно такими характеристиками. Свойства удивительных аномалий активно изучались общинами Братства, и это внесло существенный вклад в разработку теории, положенной в основу действий плана операции Великого Изменения. Так что здесь нелюди не могли воспользоваться своими сверхчеловеческими возможностями для проникновения в тайны Братства, хотя оставалась еще опасность вполне обыкновенного, технического подслушивания. Пусть нелюди не смогут ни телепортироваться в Зал, ни прикрыться заклинанием невидимости, но что помешает им использовать в качестве шпионов самых обычных людей, оснастив их соответствующей аппаратурой? Конечно, появление незнакомцев вблизи деревни не могло пройти незамеченным, но поскольку задуманный несколько лет назад план близился к реализации, следовало проявить повышенную бдительность.

Для защиты от средств технической разведки все присутствующие привезли с собой генераторы помех и прочие средства радиоэлектронной борьбы, разработанные в их странах. Алферьева, хоть и прекрасно знала, как много сделано ее группой для безопасности в Тотьме, не возражала: одновременное использование разных систем не только защитит от спутникового сканирования и прочих средств подслушивания, но и позволит предотвратить работу возможных «засладок» в привезенных всеми присутствующими своих собственных комплексах РЭБ. Ведь гарантии тою, что нелюди не пошли и по этому пути, никто дать не мог, как и полной гарантии отсутствия предателей в рядах Братства. Хотя после проведения ритуала Вассальной Клятвы, на который дали согласие все присутствующие, последнее уже не будет иметь значение.

Вот поэтому и говорили посланцы со всего света на Йели-Дние, причем с той скоростью, которую могли позволить себе только собравшиеся в Зале. Все они много лет проходили соответствующие тренировки и по своим возможностям намного превосходили обычных людей, по быстроте мышления и восприятия вплотную приблизившись к возможностям лучших из нелюдей. Окажись шпион, прорвавшийся через все заслоны, рядом — не поймет ничего, даже если родился и вырос на острове Россель.

85
{"b":"28656","o":1}