ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда в Зал вошла Алферьева со своими спутниками, все поднялись, выражая этим уважение организаторам встречи. Татьяна кивнула, и, не мешкая, прошла в середину, на место председательствующей.

В течение нескольких секунд в зале установилась тишина, все беседы закончились. Татьяна еще немного посидела молча, мысленно пересчитывая присутствующих. Сегодняшнее совещание было последним собранием иерархов перед завершающей фазой проведения операции «Немезида». Том, на котором надо принять окончательное решение, после него пути назад уже не будет. Ни для кого из них. Прибывшие иерархи — не рядовые связные, как обычно! — держались кучками согласно географическому принципу. Вот Западная Европа: финн Мейнандер, бельгиец Флоран, Мак-Дуглас из Шотландии, смуглый испанец Санчес и, конечно же, Товардсон. Последний, сторонник «жесткой линии» по отношению к нелюдям, когда-то немало сделал для того, чтобы план «Немезида» начал претворяться в жизнь. Рядом Восточная Европа: варшавянин Микульский, чех Поздравка, вечно размышляющий о чем-то венгр Дьердь, а также приехавший вместе с Алферьевой и севший рядом с земляками Славкович. Рядом оказались Виелкуна, Цибиков и Ордонго, представляющие, так же как Илларион Угрюмов и сама Алферьева, Россию. Между гражданином США Самуэльсоном и господином Бортолома де Лас-Касас из Чили замерли невозмутимыми изваяниями два индейца: Тене Ангопте и Итцкоатль, Бьющий орел и Обсидиановый змей. Дальше Татьяна отметила присутствие похожих как братья корейца Чом Хо и и китайца Жун Чен-ю. Японец Ки Дака чуть кивнул ей, а более импульсивные камбоджиец Ч'янг и индонезиец Мухаммад замахали руками с заднего ряда. Сарайбек все еще хмуро поглядывал на Товардсона, будто проговаривая про себя возражения, рядом с ним оказался монгол Кублай-хан. Тут же чернел лицом конголезец МТвана, и за его спиной загорелый африканер Смит казался белым, как простыня. Далее в ряд сидели уроженцы Ближнего Востока: иранец Зар-Адушт Ханиш, араб Сайд Баркат Али и афганец Абу Гулам Моинуддин Чишти. За ними уселись бутанский монах Ньянгма-ринпоче, индус Чандрагупта, австралийский абориген Улуру и Сьюзерленд, совсем недавно напомнивший Товардсону, своему соседу, что окончательное решение пока не принято. И это было верно: готовиться можно сколько угодно и к чему угодно, а решиться следует один раз. Семь раз отмерь, один отрежь…

— Я рада приветствовать вас в Тотьме, нашем главном опорном пункте в России! Все в сборе, и позвольте мне объявить Совещание открытым. Все мы знаем, зачем собрались здесь… И все же кое-что следует повторить.

Сделав короткую паузу, Алферьева быстро обвела глазами видимую ей часть гостей. Напряженное внимание, раздумье, даже возбуждение — вот что выражали эти самые разные лица представителей рода человеческого. Но ни на одном ни сомнения, ни страха.

— Наше Братство существовало, если судить по некоторым преданиям и артефактам, еще до Потопа.

И пусть не известны имена тех, кто создал нашу организацию, дело их живет. Тысячелетия мы наблюдаем за нелюдями, стараясь собрать о тварях как можно больше информации, одновременно самим своим существованием напоминая Сообществам, что с интересами людей необходимо считаться. Знаний накоплено много, хотя, надо признать, их все равно недостаточно… Но не знания — наша цель, вот о чем необходимо помнить. Мы, Братство Зрячих, призваны стоять на страже самого существования нашей расы. Да, я, как и большинство присутствующих, не думаю, что кто-либо из нелюдей хочет нас уничтожить. Но мы не можем себе позволить смириться с ролью младших и довериться тому, кто относится к нам со скрытым презрением и пренебрежением, считая себя более достойным главенствующей роли на этой планете. Вся работа, выполняемая нами тысячи лет, конечной своей целью имела независимость. Настоящую, а не достигнутую через молчаливое, ни на чем не основанное соглашение о невмешательстве. Товардсон?

— Я просто с тобой согласен, вот и все! — Викинг так оживленно кивал, что Алферьева решила предоставить ему слово. — Надо признать: мы знали, что однажды нелюди снова кинутся на нас, и вот теперь накопили достаточно сил и знаний, чтобы нанести удар первыми! Путь был нелегок, но…

— Это неверно, что Братство готовилось к войне! — вскочил узбек. — То есть, конечно, готовилось… Но к оборонительной!

Товардсон ехидно рассмеялся, его поддержали еще несколько таких же «ястребов», покашлял в кулак Угрюмов. Это Алферьевой не понравилось — не успели начать Совещание, а уже перебивают друг друга. И кто?! Высшие иерархи Братства, которых вроде бы ничто не должно быть способно вывести из себя.

— Я попрошу вас относиться друг к другу как можно более уважительно! — Татьяна несколько повысила голос, и смешки прекратились. — Продолжай, Сарайбек.

Иерархи по установившейся традиции обращались друг к другу исключительно на «ты». Узбек благодарно кивнул, задумался на миг.

— Война — не лучший способ решения проблем. Никто из нас не знает наверняка, что случилось четырнадцать тысяч лет назад. Если хотите услышать мою точку зрения, то после Потопа не было победителей. Мы едва не погибли все, и я думаю, что причина тому — именно война.

Нет, дорогой Товардсон, я вовсе не считаю, что люди не могут в этой схватке победить. Раньше считал именно так — даже ядерное оружие принесет больше бед нам самим, чем нелюдям. Но после того, как в наших центрах созданы отряды бойцов и магов, после того, как я оценил мощь этого кулака, я должен признать: победа возможна. Но возможно и поражение! — Сарайбек воздел вверх обе руки. — Понимаете ли вы, приверженцы «первого удара», к чему оно приведет, какова ставка в вашей игре?! Человечество исчезнет как раса, если нас сочтут опасными, я уверен в этом. Кроме того, мы недооцениваем волю Аллаха, а имея дело с такими вещами, как Клубок Нитей Сущего, мы можем столкнуться с ней… В чистом виде. Осторожность — прежде всего! И я счастлив, что несмотря на все старания Товардсона и его верных приверженцев, возобладал более разумный подход.

— Это еще как дело обернется… — проворчал норвежец, подмигнув Угрюмову.

Илларион опять покашлял в кулак и вопросительно посмотрел на Алферьеву.

— Говори, — кивнула председательствующая.

— Я думаю, что ни к чему нам вспоминать все наши споры, ты уж прости, Татьяна… — поднялся Угрюмов. — Говорено-переговорено немало. И тому немало времени прошло, как все мы согласились, что дальше ждать нечего. Мы, Братство Зрячих, не можем, не имеем права допустить, чтобы судьба человечества и впредь полностью зависела от воли и… — он хмыкнул, — «доброжелательного» к нам отношения со стороны нелюдей. Слишком уж твари превосходят нас во всех отношениях…

— Не во всех! И только пока мы не найдем способов ускоренно пробуждать наш, человеческий геном! — не удержался от восклицания Санчес и тут же потупился.

— Во всех проявленных отношениях, — кивнул, уточняя, Илларион. — Поданным, полученным в результате подготовки магов и особенно бойцов — а ведь вся наша подготовка к выполнению плана «Наш ответ Чемберлену», он же «Немезида», по сути, одно большое исследование, в котором теория тут же поверяется практикой — так вот, на основании полученных данных мы можем фактически утверждать, что в геноме человека заложены, быть может, даже большие возможности, чем у любого из видов нелюдей. Беда лишь в том, что пробудить его не просто… Некоторые добровольцы-испытатели при этом даже погибли от фрустрационного шока.

— Что-то хочет сказать Славкович, — подсказала Татьяна, когда Угрюмов сделал паузу, почесывая бороду. — Ты не возражаешь?

— Нет, сегодня мы ведь просто советуемся, — пожал плечами Илларион. — Никаких особенных докладов… Хотя кое-что у меня есть сказать. Но лучше послушаем Дражена.

— Я только хотел напомнить еще об одном, — серб не встал, показывая этим, что не собирается говорить долго. — Геном человека, вполне возможно, обладает куда большими возможностями, верно. Но ведь все мы в целом согласились, что это… Опасно.

— Верно, — кивнул Илларион. — Правда, согласились мы, как ты выразился, «в целом»… Но я на твоей стороне, пробуждение генома человека, развитие его потенциала в полном объеме может привести не только к хорошим последствиям. Да, да, дружище Товардсон, не хмурься, я помню твои возражения. Но извини, тут я тебе не помощник. Неспроста же сам Творец заложил в нас своего рода «блокиратор гениальности». Поскольку пока мы, люди, такие агрессивные и… и так далее и тому подобное. Так вот пока мы такие, какие есть, всем быть гениальными опасно. Мы просто гениально друг друга и всю планету заодно уничтожим! Ведь как показал исторический опыт, гений и злодейство очень даже совместимы. Увы… И, кстати, для меня лично финальным доводом для того, чтобы проголосовать за ускорение реализации нашего плана, явилось как раз то, что в России и США независимо друг от друга официальные ученые всего на несколько лет позже нас, со всеми нашими древними знаниями и магическими возможностями, подобрались вплотную к тому, чтобы научиться отключать поставленный Богом в нашем мозгу ограничитель. Согласно поступающей информации, питерские нейрофизиологи из российского Института мозга человека нашли один из элементов этого ограничителя и научились на него воздействовать. Они стимулировали одно из подкорковых ядер мозга участника эксперимента. До стимуляции этой точки мозга он запоминал за несколько секунд от пяти до девяти произвольно подобранных слов, а сразу после стимуляции — пятнадцать и больше. А доктору Брюсу Миллеру из Калифорнийского университета не так давно удалось обнаружить в мозгу особую зону, расположенную в правой височной доле. В своей лаборатории он исследовал мозг семидесяти двух больных, у которых по разным причинам он был поврежден. В случаях, когда поражение затрагивало правую височную долю, человек менялся до неузнаваемости. Например, обычный 9-летний мальчик стал гениальным механиком после того, как часть его мозга пострадала от случайного ранения, а 56-летний инженер приобрел необычайные способности к рисованию, когда часть нейронов коры правого полушария была разрушена болезнью. Отмирая, нейроны словно бы сняли тормоза с врожденной способности к живописи, которая была подавлена всю жизнь. И так далее и тому подобное… Мы не можем быть всюду впереди, мы — лишь малая часть человечества.

86
{"b":"28656","o":1}