ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Илларион замолчал, медленно обводя взглядом собравшихся. Многие опускали глаза — те, кто несколько лет назад спорил с ним, ратовал за пассивную, выжидательную политику. Однако события последних десятилетий действительно укладывались в напророченную еще тогда Илларионом схему. И только Товардсон, тоже своего рода противник Угрюмова, упрямо сверкнул глазами.

— Хочешь что-то сказать? — обратилась к нему Алферьева. Татьяна была рада, что роль председательствующего свелась к предоставлению слова, все же Угрюмов по праву пользовался в Братстве огромным авторитетом. — Ты закончил, Илларион?

— Да нет, еще кое-что… Подожди уж, Рорик. Господа, а у вас сейчас нет ощущения просто… — Илларион развел руками, — просто какой-то нереальности происходящего? Я, например, уже на протяжении часа чувствую себя так, словно здесь собрались очередные «толкиенутые», которые, кстати, приезжают не только в Новую Зеландию, в память о трилогии «Властелин Колец», но и к нам на Байкал. Кажется, что мы все обсуждаем сейчас план какой-то ролевой игры, только не по Толкиену, а одновременно по мотивам сюжетов сразу многих наших российских фантастов: Лукьяненко, Панова, Злотникова… Еще, правда, добавляя элементы из книг «Волны гасят ветер» Стругацких, «Волшебный локон Ампары» Павлова и циклов Никиты Велиханова про ГРАС и Сергея Иванова про Огранду. Вот и мы вроде членов КОМКОН-2 сидим тут, про нелюдей да магов болтаем, Клубок Нитей Бытия поминаем… Но с другой стороны, всем присутствующим хорошо известно, что все обсуждаемое нами сейчас — это ПРАВДА! И это чудовищно! А ведь воздействие нелюдей на формирование у людей нового образа мира уже идет, если и не прямое, то косвенное, через подставных лиц, которых и самих к тому же используют втемную. Я ведь не зря тут приводил примеры из современной российской фантастики. На досуге, хоть его и немного, взялся перелистать кое-что из популярной у молодежи литературы. Не вообще, а из того списка, который подготовили наши аналитики. Почитал, и… — Угрюмов взъерошил волосы. — И провел ситуационную игру в школе подготовки операторов-паранормов — как мы иносказательно и наукообразно называем наших магов. Ученики по плану занятий ознакомились с книгами из списка, а потом часть из них в форме анонимного диспута, организованного в виртуале по форме чата, должна была отстаивать сторону нелюдей, а другая — человечества. Спустя же некоторое время следовала смена ролей — защитники нелюдей становились на сторону человечества и наоборот. И результаты этой игры меня поразили…"Ребята в ходе спора, порой становившегося весьма жарким, фактически подошли вплотную к главной идее, ставшей причиной разработки нашего плана «Ответ Чемберлену». Это заставило меня еще раз задуматься о содержании книг и о том, случайно ли такие романы стали массово выходить именно в последние годы. Задумался я настолько, что даже послал всем из присутствующих переводы «избранных мест» из книг целого ряда российских авторов. И что симптоматично, почти сразу получил аналогичные выдержки из произведений ваших национальных писателей с похожими сюжетами! Везде просто какой-то кошмар! А ведь это, если серьезно вдуматься, совершенно неприкрытая агрессия против будущего любой нации, негативное влияние на формирующиеся умы. Особенно потому, что авторы, кроме, разве что Велиханова, в своих книгах являются страстными поклонниками именно нелюдей! А уж какими хорошими выглядят так называемые «незауряды» у Иванова в его «Союзе одиночек». Просто «душки», елы-палы! Да и самоназвание у них такое милое — мол, все остальное человечество, кроме нас, любимых — это так, серость сплошная. Но это еще так — цветочки, есть примеры и посерьезней, и поближе к нашему реальному положению дел.

— Ну, в отношении героев Иванова ты не совсем прав, — вступил в разговор обычно молчаливый иранец Зар-Адушт Ханиш. — Я после получения твоих выдержек не поленился прочитать все эти книги, благо знаю русский и читаю, как и все здесь собравшиеся, достаточно быстро. В отношении грагалов Павлова и незаурядов Иванова скажу, что они в чем-то даже похожи на нас. Да, мы не такие сексуально озабоченные сибаритствующие гедонисты и снобы, мы не так заносчивы и не считаем себя лучшей частью человечества и его будущим, как герои Иванова. Но между нами и ними есть три важные общие черты. Во-первых, его незауряды также ведут борьбу против чужих. Правда, не за человечество вообще, а за будущее человечества в таком виде, как они это представляют, но все-таки за людей и против чужих. Во-вторых, они, как и мы, готовы пожертвовать полученной силой ради того, чтобы предотвратить дальнейшее проникновение на Землю и усиление влияния на человечество нелюдей. А в-третьих, осуществляя свою деятельность, незауряды в книгах, как и мы в реальности, не претендуют на роль пастырей и пастухов «человеческих стад». А ведь большинство присутствующих, как в реальности, так и в книгах, организаций и структур хотят именно «порулить» человечеством. Конечно же, как водится, с самыми благими намерениями, указывая ему путь к светлому будущему. Вот только не забывая при этом по дороге тихо и как бы естественно присвоить себе права стричь дивиденды с человечества уже здесь и сейчас! Так сказать, по мере продвижения. Если говорить про героев российских книг, то особенно эгоистичны в этом отношении иные Лукьяненко, бессмертные Велиханова, ну и, конечно же, Император Ярославичев у Злотникова. Мало что понятно про люденов Стругацких и жителей Тайного Города Панова — эти ведут какую-то свою, скрытую от человечества жизнь. Хотя некоторые их действия, описанные в книгах, дают косвенные основания для того, чтобы и здесь предположить худшее — что и они видят себя если и не пастухами людских стад, то как минимум воспитателями детского сада. Сада, где все люди — эдакие неразумные дети, которых надо наставлять на путь истинный.

Наше же кардинальное, принципиальное отличие от всех подобного рода книжных и реальных персонажей заключается в том, что наши основатели еще в древнейшие времена определили Братству роль лишь «овчарок» при человеческой «отаре», если уж использовать подобные не столь хорошие аналогии. И, слава Аллаху, несмотря на все искушения прошедших тысячелетий, мы смогли сохранить этот подход. Мы лишь оберегаем человечество от волков, ищем пещеры, в которых оно может укрыться в непогоду, разведываем наиболее безопасные пути к водопоям и новым пастбищам. И иногда отгоняем отару от обрывов! Замечу — не «ведем и направляем», а лишь «останавливаем», не давая свернуть туда, где грозит опасность! И не более того! Мы не говорим, как надо, а лишь указываем, как не надо делать. Да и то лишь в тех случаях, когда действия эти чреваты очень уж большими угрозами для жизни и здоровья значительной части наших «овец». При этом растет и развивается наша «отара» сама по себе. И от полной аналогии с охраняющими отары собаками нас отличает лишь то, что мы не служим никаким пастухам. И более того, мы стараемся по мере сил пресекать слишком уж сильные поползновения некоторых отдельно взятых людей и любых нелюдей, как скопом, так и в розницу, занять место пастухов! Ведь именно поэтому возник наш план — чтобы не дать нелюдям стать пастухами человечества и чтобы оградить само человечество от близкого уже, в общем-то, шага за ту черту, за которой отступление от заповедей приведет к тотальной гибели или вырождению всех людей! Когда иранец замолчал, Илларион вновь взял слово: — Соглашусь с поправкой моего иранского коллеги. По поводу литературных персонажей хочу отметить, что если в отношении грагалов Павлова и даже незаурядов Иванова все сказанное еще можно признать верным, то в отношении персонажей других книг этого не скажешь. Ведь действительно в современной российской литературе есть примеры и посерьезней, и поближе к нашему реальному положению дел. Так, например, кроме достаточно давно уже известных Злотникова и Лукьяненко, в последние годы стал популярен упоминавшийся ранее Панов, пишущий цикл о так называемом Тайном Городе. В котором, согласно этому автору, нашли приют проигравшие в свое время людям битву за Землю, но не добитые до конца остатки более древних рас. Почти прямо как в нашем случае с Сообществами! Разве не так часть из здесь присутствующих оценивает Потоп? И при прочтении лих, без сомнения талантливо написанных книг, у меня лично возникло ощущение, что Панов просто превозносит нелюдей — особенно самую древнюю из их рас — навов, подданных Темного Двора. Чем не аспиды? А в книгах Панова как-то так получается, что навы ответственные, мудрые, а люди, кроме, обратите внимание, служащих в основном тем же навам наемников — все почти сплошь амбициозные и вообще несимпатичные личности. Лишь в восьмой и девятой книгах появились персонажи — люди, удостоившиеся доброго слова автора. Но при этом в двух своих книгах Панов зачем-то еще и переврал всю историю с Гипербореей и Атлантидой — согласно его книгам и не атланты вовсе, а гиперборейцы были носителями Учения Ненависти и Магии Исступления и Ужаса. Короче, как будто, — он выразительно покачал головой, — как будто кто-то заказал Панову талантливо исказить даже те и без того немногие сохранившиеся фрагменты подлинной истории развития на Земле мистико-магических учений.

88
{"b":"28656","o":1}