ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анна заколебалась. В ее практике было немало случаев, когда ей предлагали вот так «поужинать вместе». Все-таки Анна уже достаточно известный человек. Конечно, ей еще очень далеко до Татьяны Митковой или Екатерины Андреевой, но ее узнают, время от времени безымянные поклонники преподносят букеты и, наконец, с ней ищут встреч. Но, как правило, оказывается, что в таких совместных «ужинах» присутствует завуалированный намек на последующий интим. Предложения подобного рода обычно исходят от людей, по меньшей мере, хорошо обеспеченных. Анна вовсе не была тихоней и недотрогой, но этих ужинов все же старалась избегать, прекрасно сознавая, что за ними стоит.

Дэн, видимо, понял ее колебания.

— На вашем месте я бы не беспокоился, — заметил он. — Речь идет об ужине, и только. И вам не стоит волноваться, если среди делового разговора я вдруг вскользь упомяну о красоте ваших глаз.

Сказано это было настолько доброжелательно и, как показалось Анне, чистосердечно, что она мгновенно перестала сомневаться и согласилась с ним встретиться.

Вот почему к шести вечера Анна была полностью готова: красиво одета, причесана. Даже успела сбегать к знакомой визажистке и выглядела более чем хорошо. Никогда ни к одному свиданию с Алексеем она так тщательно не готовилась. А сегодня вечером у нее появилось такое ощущение, будто среди листопадного сентября каким-то образом наступил Новый год, или 8 Марта, или день рождения — праздник, одним словом.

Почему-то с болью в сердце Анна вспомнила свой последний поход в ресторан с Алексеем. Бедный Лешка! Ему-то сейчас невесело. Вот уже несколько раз она набирала его номер, но, не дождавшись и первого гудка, бросала трубку. Нет, он должен сам все понять, не стоит ему звонить! Надо дать ему время.

Анна вовсе не отличалась снобизмом, но разница между ресторанчиком средней руки, где она была с Алексеем, и этим роскошным рестораном для привилегированных лиц слишком бросалась в глаза, чтобы ее не заметить. Она незаметно вздохнула. Столики с уютными креслами, мягкий свет, тихая музыка, предупредительность официантов — все это казалось нереальным, особенно на фоне последних событий. Анна даже подумала, что именно здесь она могла бы успокоиться. Просто посидеть немножко, разобраться в самой себе, и больше ничего не надо. Даже ее квартира не показалась бы ей сейчас уютнее, чем этот шикарный, однако, что особенно ценно, без излишней претенциозности ресторан.

Но вот посидеть в одиночестве и разложить по полочкам все, что с ней произошло за последние дни, как раз и не было возможности. Рядом с ней находился человек, чье присутствие казалось таким же нереальным, как и вся окружающая обстановка. И все-таки все было именно так: ее пригласил в этот ресторан сам Дэн Смирнов, несмотря на то, что он не терпит журналистов, несмотря на ее собственную наглость, которую, впрочем, она ни за что не проявила бы без того найденного на полу несчастного пропуска. Как все странно, однако!

С изысканной вежливостью Дэн проводил Анну до столика, помог усесться в мягкое, очень уютное кресло. Предупредительный официант принес меню и карту вин.

— Что вы будете пить? — спросил Дэн. — Может быть, шампанское? В конце концов, нам есть что отметить: ваш дебют на подиуме — хоть и несанкционированный, но забудем это, ваше интервью, успех показа моей коллекции. Что вы предпочитаете? «Моэ э Шандон»? «Дом Периньон»? «Кри-сталь Редер»?

— Я полностью полагаюсь на ваш вкус, — ответила Анна.

Дэн кивнул.

— Вы хорошо поступили, что предоставили выбор мне, я прекрасно разбираюсь во французских винах, дома у меня есть небольшая, но достаточно ценная коллекция, не говоря уже об именной бочке французского коньяка, которая стоит и дожидается своего часа на одном из известнейших винодельных заводов Франции.

Анна слабо улыбнулась, пожала плечами. Чем она никогда не интересовалась, так это коллекционированием вин. От Дэна ничто не ускользнуло — он неожиданно усмехнулся.

— Поистине королевское безразличие, — весело произнес он, видимо, нисколько не обидевшись на поведение Анны. — Скажите, — с внезапным интересом обратился он к ней, — ведь у вас, среди коллег, наверняка принято давать друг другу прозвища? Вас, случайно, не называют «Снежной королевой» или чем-нибудь в этом роде?

— Насколько я знаю, нет, — ответила Анна, решив, что об известном ей прозвище «Железная женщина» лучше не упоминать. Перед ее мысленным взором вдруг на миг появилась ненавистная физиономия Воронцова.

— Странно, — искренне удивился Дэн. — Вам бы это пристало.

— Хотите сказать, что я ледышка? — осведомилась она, с трудом сохраняя хладнокровие. «Черт, предположим, ты владелец модельного агентства и создаешь всякие там коллекции, но и я тоже не какая-нибудь безвестная дурочка, чтобы со мной разговаривать в подобном тоне».

— Нет, я-то так не думаю, — не спеша проговорил Дэн. — Может быть, вы этого еще не поняли, но я большой знаток женской психологии. Скажем так, — он картинно помахал рукой, — это нужно мне в моей профессиональной деятельности. Впрочем, закончу сначала говорить от вас. Итак, вы производите впечатление на удивление цельной личности. У вас есть свой моральный кодекс, который вы стараетесь соблюдать неукоснительно. Это даже странно, при вашей-то профессии. Насколько я знаю, чтобы стать хорошим журналистом, надо быть беспринципным. А вот у вас принципы явно есть. Непонятно, отчего же вы тогда хороший журналист?

— Боюсь, вы судите о нас, тележурналистах, слишком предвзято, — отозвалась Анна, делая вид, что внимательно следит за пузырьками, поднимающимися со дна бокала. — Не такие уж мы и монстры.

— Да, конечно, — согласился Дэн, даже не стараясь скрыть иронии. — Знаете, один такой «не монстр» как-то заснял меня, когда я целовал руку очень известной и популярной актрисе, лет на тридцать старше меня, имени которой я вам, конечно, не назову. А на следующий день в газете появилась статья, в которой сообщалось, что мы с ней помолвлены и я хочу прибрать к рукам все ее денежки. Боже мой, да только полный имбецил мог себе такое вообразить — будто я нуждаюсь в деньгах! — Дэн воздел руки, как бы призывая небо в свидетели. — Хотя на самом деле нас с ней связывает многолетняя дружба и чисто деловые отношения.

18
{"b":"28657","o":1}