ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда ты меня повезешь? — осведомилась она для проформы, прекрасно зная все наперед. — В какой-нибудь тихий уголок?

— Да, знаешь, — сразу воодушевился Алексей, — я нашел тут неподалеку недурной ресторанчик. Конечно, не самый шикарный, но… — «Неужели он не чувствует, что сам себя унижает такими словами?» — подумала Анна. — Может быть, там и отметим? Ты ведь не забыла, что у нас сегодня годовщина? Да еще и круглая дата? Двадцать лет!

Анна честно старалась быть всем довольной. И когда выслушивала это предложение насчет ресторана, и когда они ехали к этому самому ресторанчику средней руки на заднем сиденье такси, держась за руки, и когда Алексей провожал ее к столику, и когда они изучали меню. От резиновой улыбки, которую она прилежно на себя нацепила, скоро заболели губы. Оказывается, иногда вредно улыбаться, хотя час улыбок по полезности сравнивают со стаканом сметаны. Просто в этот момент Анне совсем не хотелось сметаны. Хотелось незаметно скинуть под столом туфли, вытащить из непослушных волос шпильки и… заткнуть уши, чтобы не слышать пылких, но совершенно ненужных ей признаний в любви. Однако Лешка ничего этого не замечал, поглощенный своей игрой в романтику.

— Предлагаю тост, — торжественно провозгласил он. — За нашу встречу! Бр-р-р, — Алексей картинно передернулся то ли от выпитого, то ли оттого, что собирался сказать — скорее, от последнего. — Не представляю, как сложилась бы моя жизнь, если бы я не встретил тебя!

Эта риторическая фраза уже давно превратилась в штамп.

— Как сложилась бы? — повторила Анна, пригубив вино. — Возможно, гораздо лучше, чем сейчас. Ты перестал бы вздыхать по мне, нашел бы чуткую, отзывчивую женщину, которая боготворила бы тебя, зажил бы своей жизнью и перестал бы считать себя неудачником. Думаю, все получилось бы именно так.

Она полистала меню: надо будет выбрать блюда подешевле, чтобы они не слишком сильно ударили по Лешкиному карману. Несколько раз Анна пыталась расплатиться сама, но упрямый Алексей, как истинный джентльмен, не позволил ей этого. Тогда, понимая, что за каждый такой поход в ресторан Лешке приходится вкалывать как папе Карло, она изобрела вот такой способ выхода из положения. Пока он сходил гладко.

— Ты неправа, — тихо произнес Алексей, взяв Анну за руку и нежно глядя ей в глаза. — Я всегда считал и продолжаю считать, что ты самая красивая, самая нежная и в то же время самая сильная женщина в мире!

— Но послушай, — запротестовала она. Ей уже стало невыносимо слушать то, что говорит Алексей, а ведь это было только начало.

Договорить Анне не удалось: как раз в это время подошел официант, и они занялись заказом блюд.

Официант с достоинством, но быстро удалился. Вглядевшись в усталое и удрученное лицо Анны, Алексей вдруг хлопнул себя по лбу и воскликнул:

— Боже! Какой я осел! Как я мог забыть? У тебя же случилась какая-то неприятность, да? Ты, правда, ничего мне так и не сказала, но я ведь все понял по голосу. Ты мне расскажешь?

Анна обрадовалась: ей весь день хотелось поделиться с кем-нибудь своим несчастьем, а кроме Алексея у нее никого не было. Можно было бы, конечно, рассказать все Лилечке Кругловой, но та вряд ли бы поняла, какие чувства обуревают Анну, когда она видит, как используют ее идеи: дух конкуренции у Лилечки отсутствовал начисто. А вот Алексей поймет ее прекрасно.

Принесли заказанное, и за едой Анна рассказала ему все. Алексей узнал, что Воронцов ворует у нее сюжеты, что это вообще отвратительный тип, однако единственный сильный ее соперник на ТВР.

Алексей слушал внимательно и сочувственно. Мир журналистики был от него достаточно далек, но что такое конкуренция, Шепелев знал не понаслышке. Сам он ничего не рассказывал Анне, но не далее как несколько дней назад его более удачливые коллеги — люди, как сказали бы они сами, «без комплексов», отобрали у него несколько выгодных дел. Пусть! В конце концов, это его личные неприятности, для него сейчас важнее то, что женщине, которую он любит, плохо. Жаль, что он ничем не может ей помочь. В очередной раз Алексей осознал полное свое бессилие. Единственное, на что он способен — это внимательно ее выслушать, сочувственно покачать головой, сказать в утешение несколько общих фраз. Вот и все.

— Знаешь, Аня, в конце концов, жизнь есть жизнь, а вся жизнь — это борьба. Ты сильная, ты обязательно справишься с этим Воронцовым, тем более что на самом деле тебе равных нет.

Алексей произнес обычные гладкие и мало что значащие фразы: то же самое наверняка сказал бы и любой другой, окажись он в тот момент на его месте. Однако Анне почему-то стало легче, как будто ей только что пообещали разобраться с ненавистным конкурентом раз и навсегда. Конечно, все дело было в том, что Анне просто-напросто нужно было выговориться. Благодарный и внимательный слушатель — вот кто был ей необходим в эту минуту.

Анне вдруг показалось, что действительно все как-нибудь разрешится очень просто: ей удастся поймать Воронцова с поличным, и тогда весь ТВР узнает, чего стоят его сюжеты. Она даже размечталась. Надо только сделать какой-нибудь из ряда вон выходящий сюжет, о подготовке которого Воронцов ничего не сумеет пронюхать, и тогда ее сразу повысят. Она поднимется еще на одну ступень в своей карьере. На улице ее будут узнавать не каждый четвертый, как сейчас, а просто все.

Занятая этими мыслями, Анна и не заметила, как улыбнулась. Алексей тут же принял ее улыбку за знак признательности.

— Тебе не кажется, что мы были бы счастливы вместе? — вдруг тихо спросил он.

Это прозвучало так неожиданно, что Анна, сброшенная с облаков на землю, не сразу нашлась с ответом, хотя, разговаривая с Алексеем, обычно была готова к тому, что он обязательно переведет разговор на личные темы.

— Леша, — начала она.

— Постой, — перебил он. — Выслушай меня. Я люблю тебя, Анечка, люблю с того самого дня, когда увидел тебя на школьном дворе ровно двадцать лет назад, с букетом цветов и огромными белыми бантами в косичках. И я… — У него не хватило слов. Он молча достал из кармана пиджака небольшой футлярчик, открыл его и подал ей. Конечно же, там лежало золотое кольцо — тоненькое, изящное, с маленьким камушком. — Позволь считать этот ужин в ресторане нашей помолвкой. — Алексей наконец, вновь обрел голос. — Согласна ли ты стать моей женой?

3
{"b":"28657","o":1}