ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В трубке судорожно икнули.

— Ну че ты, че вы? — неуверенно забормотал Валет, не зная, как обращаться к этой женщине. — Шуток, что ли, не понимаешь? Ну сейчас, дам я тебе… вам его номер. Не ори… те только.

— Сергей, — говорила Анна в трубку еще через несколько минут. — Я знаю, что мы не выносим друг друга, и все-таки хочу попросить тебя кое о чем. Ты не мог бы приехать ко мне и дать мне посмотреть все эти документы еще раз?

Через полчаса Сергей уже сидел на диване в ее гостиной и, выкуривая сигарету за сигаретой, рассказывал ей, как вел расследование.

— Понимаешь, их там, девчонок наших… что хотят, то и делают… — бессвязно, но горячо и искренне говорил он. — Ты же знаешь, меня особенно ничем не проймешь, но и я даже… Словом, страшно.

«Да, он не врет, — думала Анна. — Это сразу видно. Он потрясен не меньше меня». А вслух спросила:

— Почему же ты не понес этот материал Борису Алексеевичу? Повышение было бы тебе обеспечено, я первая тебя поздравила бы, — в голосе ее звучала горечь.

— Потому что, — начал Сергей и вдруг запнулся. Как объяснить ей, что он любит ее, что понял это так внезапно и теперь готов ради нее на все?

Впрочем, все это прекрасно уложилось бы в три слова, в заветные три слова, такие короткие и такие значимые. Надо только сказать «Я тебя люблю». Сейчас? Нет, это невозможно. — Потому что, видишь ли, — он собрался с духом и заговорил дальше, — то, что я узнал, в первую очередь касается тебя. Признаюсь, что, начиная это расследование, я думал насолить тебе, но когда все понял и узнал, что ты и… он, — Сергей не осмелился назвать Дэна Смирнова по имени, — вместе, то…

— Понятно, — отозвалась Анна. — Я, наверное, должна сказать тебе спасибо за то, что ты раскрыл мне глаза на все. Я могу подержать эти документы у себя денек? Просто хочу снять с них копии, если ты, конечно, не возражаешь, — Она мрачно усмехнулась. — Не бойся, — добавила едко, — воровать сюжеты — не мой стиль. Прости, — тут же пояснила она, — я так привыкла видеть в тебе врага, что мне трудно разговаривать с тобой нормально.

— И все-таки ты смогла это сделать, — неожиданно твердым голосом заявил Сергей. — Знаешь, я только на днях это понял, но, наверное, чувствовал это уже очень давно. Словом, я тебя… — Решимость изменила ему. Нет, не может он признаваться в любви в такой момент. — В общем, — закончил он, — я рад, что ты меня больше не ненавидишь.

Анна в упор посмотрела на него, ее зеленые глаза были холодными.

— Ты все понял неправильно, — сказала она ровно. — Я по-прежнему ненавижу тебя.

На следующий день, не поспав ночью ни минуты, позвонила Алексею.

— Оказывается, я не такая уж и сильная, — горько усмехнулась Анна, закуривая очередную сигарету. — Честно говоря, то, что я узнала, просто подкосило меня.

Пепельница была полна окурков, в комнате висела завеса сигаретного дыма, но ни Анна, ни Алексей не обращали на это ни малейшего внимания, только Котька отчаянно расчихался и с самым обиженным видом уполз под шкаф.

Алексей посмотрел на Анну с жалостью, которую, впрочем, постарался скрыть: она ведь не любит, когда ее жалеют, просто терпеть не может. И все держит в себе. Вот и сейчас у нее такое горе, а она просит у него консультации, как у юриста, не более того.

— Ты сильная, — тихо, но твердо возразил он. — Ты молодец, держишься.

— Вот уж не думала я десять лет назад, что когда-нибудь мне еще раз доведется пережить такое.

Алексей понял, что Анна говорит о гибели Олега, но промолчал.

— Понимаешь, — глухо пояснила она, — я так ему верила, так его любила, а он…

Алексей положил руку ей на плечо, слегка привлек ее к себе.

— Анна, попробуй понять одну вещь: не заслуживает он того, чтобы ты так из-за него убивалась.

Она отодвинулась, посмотрела ему в глаза.

— Ты что, ничего не понял? Тут дело даже не в моих чувствах, не в моей любви к Дэну, которая все еще существует, несмотря даже на его подлость. Знаешь, что самое страшное во всем этом для меня? — Анна порывисто схватила Алексея за руку. — То, что на одной чаше весов Дэн, с которым еще совсем недавно у меня было связано все самое хорошее, самое приятное… Знаешь, за несколько минут до того, как я обо всем узнала, он прислал мне цветы. — Не выдержав, она закрыла лицо руками, плечи ее задрожали.

— Поплачь, — посоветовал Алексей, нежно проведя рукой по ее волосам. — Тяжело быть железным человеком, правда? Ты слишком долго держала себя в руках. Не надо этого делать больше, прошу тебя.

— А на другой чаше весов, — через силу продолжила Анна, смахивая слезы и уже сердясь на себя за эту слабость, — на другой все эти девчонки, запуганные, измученные, не знающие, как выбраться из трясины, в которую они угодили. И ведь они не сами туда попали, это подстроил Дэн, заработал на них деньги. Ты только подумай, деньги за торговлю женским телом! И на эти самые деньги он создавал коллекции одежды, и то платье, которое я надела в день премьеры, было, значит, тоже… грязное… — Не в силах продолжать, она вновь закрыла лицо руками и долго молчала. Наконец спросила: — Леша, скажи, что мне делать?

Он тяжело вздохнул:

— Как юрист?

— Да, как юрист.

— Послушай, — вдруг сказал Алексей, озаренный новой мыслью, — а если все эти документы — фальшивка? Насколько я знаю, Воронцов тебя не любит? Может, он все это сфабриковал специально, чтобы тебе жизнь сломать?

Она подняла голову, глаза ее на какой-то момент вспыхнули надеждой, но снова погасли.

— Подделка, говоришь? И это, и это тоже, да? — Анна лихорадочно защелкала пультом видео. На экране телевизора замелькали лица девушек, рассказывающих жуткие подробности о той самой теневой стороне модельного бизнеса, которой, по словам Дэна, не было.

Алексей сокрушенно помотал головой:

— Нет, все это, конечно, правда. Если бы Воронцов сфабриковал такое, его в Кащенко следовало бы засадить: до подобного извращения еще додуматься надо.

— Вот именно, — подтвердила Анна. — Что же мне делать? Будет большая огласка, весь бизнес Дэна, конечно, полетит ко всем чертям, шум поднимется невероятный. А если этого не сделать… Как мне поступить, Леша?

52
{"b":"28657","o":1}