ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Кладбище домашних животных
Первое правило драконьей невесты
Сесилия Гатэ и тайна саламандры
Девятнадцать минут
Эра Меркурия
Мурлин
Мунк

Кристин с нетерпением ждала встречи с племянницей и надеялась, что Фиона и Сьюзен, никогда не имевшая настоящей семьи, подружатся. Если Фиона унаследовала характер Сары, то, с ее добротой, чувствительностью, тактом, она станет настоящей опорой для неуверенной в себе Сьюзен.

После ежедневной верховой прогулки Кристин возвращалась домой в великолепном настроении и замерла от удивления, услышав громкий спор родителей. Их голоса неслись из кабинета, по коридору и эхом звенели в холле. Кристин остолбенела. Она редко слышала, чтобы родители ссорились. Отец были цивилизованным человеком, возможно, даже излишне, и всегда предоставлял матери свободу действия: она поступала так, как хотела. Единственным неповиновением с его стороны были попытки защитить дочь от нападок бабушки Рут и Энид.

Кристин не хотела смущать их своим присутствием, поэтому на цыпочках пересекла холл и уже подошла к мраморной лестнице, когда мать, вся в слезах, вылетела из кабинета.

Кристин ужаснулась: мать плакала очень редко.

— Мама, что произошло?

— Отойди, Кристин. — Энид трясло от гнева и возмущения.

— Могу я помочь?

Энид, вся — один комок нервов, развернулась к дочери. Казалось, матери хотелось разнести на кусочки усадьбу, ферму, конюшни.

— Твой отец хочет оставить меня, она во всю мощь своих легких. закричала — О господи! — Разве она не догадывалась, что это произойдет? Ведь Кайл предупреждал ее.

— Ты только это и можешь сказать? — взвилась Энид. — О господи? Ты всегда вставала на сторону своего отца.

— Но, мама, это несправедливо. Мне очень-очень жаль. — Почему они не могут найти общего языка?

— Тебе жаль? — Влажные темные глаза Энид вспыхнули, моментально делая ее похожей на Рут. — Я делала все… заботилась о нем… в течение тридцати трех лет. А он предал меня с какой-то грязной шлюхой из города. Какой стыд! Слава богу, твоя бабушка не дожила до позора.

«Ну уж лицемерия с меня довольно», — подумала Кристин.

— Оставь бабушку в покое, — жестко сказала она. Я наслышана о ее подвигах. Она отвратительно обращалась с отцом, но постоянно приговаривала, что о нем необходимо позаботиться. Все это миф, иллюзия.

Папа долго трудился на процветание Уаннамурры. И ты…

— Твоя позиция мне известна! — горько воскликнула Энид. — Всегда стоишь горой за отца. Расцениваю это как предательство с твоей стороны. — Женщина внезапно с размаху опустилась на ступеньку и уронила голову на руки.

— Я беспокоюсь и о тебе, мама. — Кристин осторожно подошла к матери. — Мне больно видеть тебя оскорбленной и униженной.

Энид подняла голову, жестом приказав дочери молчать.

— Подумать только, у твоего отца была интимная связь с другой женщиной! Я не перенесу такого позора. — Она разразилась высоким истерическим смехом.

— Мама, — Кристин тихо присела рядом с матерью, — удивительно, что ты считала, будто если ты можешь обойтись без секса, то и отец тоже. Он здоровый, крепкий, красивый мужчина.

— Он мой муж! — закричала Энид, словно все остальное не имело значения.

— Однако это не делает его твоим рабом.

— Не смейте разговаривать со мной в подобном тоне, молодая леди! — Голос Энид взвился на такой крик, что мертвого поднял бы из могилы. — Я требую уважения. Я думала, ты хорошо познала жизнь вдали от родного дома, но оказывается, у нас разное мировоззрение. Супружеские узы священны. В нашей семье никогда не было разводов.

— Тебя волнует скандал или ты боишься потерять папу? — парировала Кристин.

— Я его не потеряю. — Энид упрямо задрала подбородок. — Я не дам ему развод.

— Извини, мама, но ты же не можешь заставить отца остаться.

— Ты ошибаешься.

— Как?

— Я могу сделать его жизнь невыносимой.

Кристин в эту минуту решила, что, если отцу понадобится, она поддержит его материально.

— Кто эта женщина, ради которой он хочет оставить тебя?

На виске матери забилась голубая жилка.

— Он мне не сказал, но я выведаю. Она, наверно, сумасшедшая, раз считает, что может тягаться со мной. Я убью ее.

— Звучит не просто глупо, а возмутительно. Ты сделала все для его шага, только что не преподнесла этой женщине папу на тарелочке. Ты не понимаешь, что раздельные спальни воспринимаются как отказ от совместной жизни?

Энид гневно заметила:

— Это тебя абсолютно не касается.

— Возможно, но мне показалось, ты хочешь знать причину его ухода.

— Что ты знаешь о супружеских проблемах? усмехнулась мать. — Разве не ты потеряла Митчелла Клейдона? Я была великолепной женой и доброй матерью. И я ужасно, ужасно разочарована в тебе и твоем отце, Кристин. Можешь бежать к отцу прямо сейчас, — зло бросила Энид. — Он в кабинете. И это накануне нашей тридцать четвертой годовщины свадьбы. Удачный момент! Предательство.! Ты знала, что твой отец спит с кем-то?

Кристин поднялась, спрашивая себя, неужели ее отношения с матерью и в зрелые годы будут такими же натянутыми, как в детстве и юности.

— Пойди поговори об этом с Кайлом, — мягко предложила она. — Он — твой любимец. Я же пойду к отцу. Несмотря на все мои благие намерения, наши разговоры всегда оборачиваются ссорой. И… мне очень жаль, мама. Я искренне желаю тебе счастья.

— Уходи! — неистово крикнула Энид. — Ты никогда не любила меня. Мы совершенно разные люди.

Но мой сын защитит мою честь.

Кристин нашла отца сидящим за столом. Не в пример разбушевавшейся матери он оставался тихим и спокойным.

— Господи, папа, что ты наделал? — Она закрыла за собой дверь, прошла в комнату и уселась на большой мягкий диван с подлокотниками.

— Мне крайне горько так поступать, но я терпел наш брак столько, сколько мог. С тех пор как мы переехали в поместье к Рут, союз с твоей матерью был обречен.

— Так почему вы не уехали?

— Лишить Энид места, которое она обожала? Затем появился Кайл, и переезд стал невозможен. Рут боготворила мальчика и видела в нем своего наследника. Кайл Маккуин. Твоя мама и я никогда не были любящей парой. На заре наших отношений я испытывал к ней горячие чувства, мы понимали друг друга. И я надеялся, брак станет счастливым.

Мы оба сделали не правильный выбор, и оба расплачивались за свои ошибки. Я не мог потерять своих детей. Рут знала это и ловко играла на моей слабости.

— Ну, мне-то она позволила вылететь из поместья, как пробке из бутылки, — коротко рассмеялась Кристин.

— Она нуждалась в тебе, но только чтобы мучить. Такова ее натура.

— Она подавлена, заметила Кристин. — Слишком неожиданный удар.

Макс содрогнулся всем телом.

— Мне правда очень жаль, но у меня есть право на долю счастья. Теперь ни ты, ни Кайл во мне не нуждаетесь, а вашей маме я по-настоящему никогда не был нужен.

— Я так не думаю, папа. Она просто не знает, как показать свою любовь и нежность.

— Теперь уже слишком поздно. Со смертью Рут закончился этот печальный водевиль. Мне нужно стать самим собой, а не лакеем твоей матери. И кстати, первый раз в жизни я искренне влюблен.

Ей ли не понять, как восхитительна и щедра любовь!

— Могу я спросить, кто она? — мягко поинтересовалась Кристин.

— Ты ее не знаешь. Она приехала в город после твоего отъезда. Она очень красивая и очень талантливая. Намного моложе, чем я, но она меня любит.

Ее имя Кэрол Лу, она художница. Рисует пейзажи и дает частные уроки. Мне она казалась недостижимой — ну вообще, вся эта любовь… Мы заботимся друг о друге. Она придает мне силы. Силы, которые помогут мне разорвать отношения с твоей матерью.

— Но, папа, это похоже на ампутацию, — запротестовала Кристин. — Я понимаю, мама во многом не права, но она все-таки любит тебя. Я никогда не думала, что ты оставишь ее.

— Я оставляю ее, Крис, — твердо сказал отец, — … не чувствую себя виноватым. Конечно, новая любовь — серьезное испытание для меня, но я устал жить во лжи. Долгое время моя семейная жизнь была бесполезной и безрадостной. И я не хочу умереть, не испытав человеческого счастья. Кэрол может дать мне его, а я — ей. У нас с ней отношения, которых с твоей матерью никогда не было. Я не могу отказаться от Кэрол, и я не могу здесь больше жить.

23
{"b":"28659","o":1}