ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы она была старше. Если бы она знала о реальной жизни чуть больше. Если бы ее отец был жив. Если бы мама снова не вышла замуж и не уехала. Бесконечные «если»…

Она не была готова к браку, ей требовалось еще немного времени, но Колин был очень настойчив.

Ему было чуть за тридцать — возраст, который он считал наиболее подходящим для брака. Лаура была на десять лет моложе.

Их помолвка продлилась всего три месяца. Его родители — Лаура даже себе боялась признаться, что вряд ли когда-нибудь сможет полюбить их, похоже, сочли, что она вполне подходит их обожаемому сыночку. Он без труда сможет доминировать в их отношениях, а она станет послушной глиной в его руках и всегда будет смотреть на него снизу вверх.

Ее мать и отчим прилетели из Новой Зеландии за две недели до свадьбы, чтобы познакомиться с женихом. Матери будущий зять очень понравился когда Колин хотел, он мог быть необычайно очаровательным. Крейг, отчим, не разделял восторга жены, просто высказался в том плане, что Колин, судя по всему, «очень влюблен в свою очаровательную и талантливую молодую невесту».

Свадьба была пышной. Ее подготовку полностью взяла на себя мать Колина, Соня. Похоже, она спланировала не только свадьбу, но и всю будущую жизнь молодоженов.

Оскорбления и насилие начались в первые же дни медового месяца, повергнув Лауру в шок. Она не смеет флиртовать с мужчинами, вступать с ними в разговор, улыбаться и наклонять голову… Поток обвинений, претензий и угроз никогда не иссякал.

Лаура жила с непреходящими угрызениями совести и страхом. Может быть, она действительно провоцирует мужчин, сама того не замечая? Может быть, она на самом деле такая, как говорит Колин?

«Ты моя жена, Лаура. Моя! — С этих слов, как правило, Колин начинал свой очередной „урок“. И я не позволю тебе бросать кокетливые взгляды направо и налево!» Потом начинался кошмар.

Час спустя Колин снова был спокойным, ласковым и даже нежным. Она никак не могла привыкнуть к тому, что один и тот же человек может так стремительно преображаться. Он вел себя так, как будто ничего не произошло, как будто избиение жены — самая обычная вещь.

Она недоумевала, о какой любви к ней он говорит, если ведет себя так, как будто ненавидит ее.

Лаура попросту не знала, что ей делать, поскольку счастливая и радостная жизнь с родителями не подготовила ее к такому.

О детях тоже речи не было.

«Зачем они нам? Ведь мы так счастливы вдвоем!» Самое странное, что Колин был совершенно искренен при этом.

Но теперь она должна бежать. Это будет непросто, однако другого выхода у нее нет. Она не может позволить Колину и дальше мучить ее и унижать, особенно теперь, когда это стало угрожать ее жизни.

Однажды, доведенная до отчаяния, она предприняла попытку уйти от него, но Колин быстро нашел ее у подруги и забрал домой, убедив ту, как доктор, что у Лауры «проблемы».

Она не могла просто уйти и снять квартиру. Колин без труда отыщет ее и безжалостно накажет.

Иногда она боялась, что, стоит ему понять, как она мечтает избавиться от него, он попросту убьет ее.

Она должна уехать далеко-далеко и замести все следы.

Лаура уже решила, куда поедет. Городок Кумера-Кроссинг в Западном Квинсленде, одном из самых малонаселенных и необжитых районов Австралии. Она даже знала человека, который поможет ей справиться со страхом, искалечившим ее душу.

Доктор Сара Демпси. Ненамного старше Лауры, она была не только доктором, но и умным, чутким человеком.

Лаура несколько раз встречала ее на официальных приемах, которые они с Колином — «идеальная» пара — посещали. У Лауры сложилось мнение, что Сара Демпси — сильная, добрая и надежная женщина, которая сможет помочь ей вернуться к нормальной жизни, встать на ноги и обрести силы для борьбы за саму себя.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Адреса трех домов, сдаваемых в аренду, дала ей Сара. Лаура должна была посмотреть их и сделать выбор. Свой собственный выбор. Сара же помогла ей выбрать этот подержанный автомобильчик, которым она сейчас управляла. Лаура могла бы купить и новый — денег, которые она сняла со своего личного счета, вполне хватило бы, однако ей не хотелось привлекать к себе ненужное внимание. И еще Сара представила ее «нескольким старым друзьям», что означало вхождение в местное общество.

В течение нескольких дней Сара превратилась в ее лучшего друга и наперсницу. Сестру по оружию.

Лаура была уверена, что в тот миг, когда ее взгляд остановился на докторе Саре Демпси, судьба робко улыбнулась ей. Уже сама возможность рассказать кому-то о ситуации, в которой она оказалась, не говоря уже о реальной помощи и квалифицированном совете, была целительной.

Если бы не постоянное чувство беспокойства и страха, что сейчас перед ней возникнет искаженное злобой лицо Колина, Лаура могла бы сказать, что жизнь прекрасна. Она не сомневалась, что муж обязательно станет разыскивать ее, скорее всего, через частное сыскное агентство, и все-таки не жалела о своем побеге. Сара помогла ей справиться с чувством никчемности, внушенным Колином, пояснив как врач, что ее муж — типичный пример социопата, уверенного в том, что он стоит над людьми и нормами жизни. По ее словам, это он нуждается в консультации хорошего врача-психоаналитика, а не она.

Лаура была молода, неопытна, опечалена смертью любимого отца и отъездом матери — отличная жертва для такого человека, как Колин Моркомб.

Сара пообещала, что, как только Лаура почувствует себя немного спокойнее и увереннее, она поможет ей добиться развода с Колином.

На словах все получалось просто, но Лаура понимала, что это не так. Ее психика была разрушена тиранией Колина, и она еще недостаточно окрепла, чтобы вступить в борьбу за саму себя.

Но хватит ли у нее времени, чтобы окрепнуть окончательно? Ведь Колин рано или поздно отыщет ее.

Обо всем этом Лаура рассуждала, ведя машину тихими улочками Кумера-Кроссинг. Городок был опрятным и чистеньким, большинство домов колониального стиля были намного меньше и скромнее, чем то, к чему она привыкла.

Лаура всегда очень любила родительский дом, проданный теперь друзьям семьи, — настоящий тропический оазис, гордость и радость ее матери, много лет с удовольствием занимавшейся садом.

Суперсовременное сооружение, в котором ей пришлось жить после свадьбы, — она так ни разу и не подумала о нем как о «доме» — было спроектировано другом Колина. На стадии проектирования велись бесконечные разговоры о чистом пространстве, энергетических потоках и стимуляции созидательного настроения, которые были ей непонятны, да и неинтересны. Когда она робко пыталась высказать свои пожелания, мужчины попросту отмахивались от нее. Ее потребности — тепло, уют, комфорт были слишком примитивны, по их мнению. В результате ей пришлось жить в огромной белой геометрически правильной и помпезной башне.

«Все должно быть белым, — настаивал Колин. Снаружи и внутри. Ты должна мыслить по-современному, дорогая. Сарай в стиле „Унесенных ветром“, в котором ты выросла, не для семьи известного врача. Большинство женщин были бы в восторге, живя в таком доме».

Коттеджи, мимо которых проезжала Лаура, могли поместиться в одну их гостиную, с огромными диванами и абстрактными картинами на стенах черное, серое и серебристое на белом.

«Зачем нам нужна такая огромная гостиная?» осмелилась однажды спросить Лаура.

«Для приемов, глупая гусыня. Если ты, конечно, когда-нибудь приобретешь достаточно лоска, чтобы тебя было не стыдно представить в роли хозяйки».

Двадцать минут спустя Лаура точно знала, где будет жить. Это был совсем маленький бревенчатый коттедж, построенный, наверное, еще первыми поселенцами, с маленькой верандой, на которой наверняка приятно посидеть в дождь или полюбоваться закатом.

Коттедж был выкрашен в белый цвет, а двери и ставни — в солнечно-желтый. Он был огорожен низким частоколом, оплетенным обильно цветущей бугенвиллеей. Прежние хозяева разбили прекрасный маленький палисадник, полный ярко-желтых и белых маргариток, кремовых и оранжевых лилий и мелких розовых цветочков, ковриком стелющихся по земле.

2
{"b":"28660","o":1}