ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты даже не догадываешься, что самое захватывающее еще впереди, — чувственным шепотом пообещал он.

В то самое время, когда Эван и Лаура предавались любви в номере мотеля, доктор Колин Моркомб сжимал в руках журнал, принесенный его помощницей. Бесстыжая сука! Он уничтожит ее! Колин задыхался от злобы и унижения.

Конечно же, это была она. Очаровательная малышка Лаура! В числе гостей она присутствовала на свадьбе Сары Демпси. И что взбесило Колина больше всего — она выглядела счастливой.

Колин отказывался верить своим глазам! Он-то был уверен, что ее мамочка прячет ее где-то в Новой Зеландии, где по-прежнему рыскал нанятый им частный детектив, стоивший ему чертову уйму денег. Интересно, а что это за здоровый темноволосый ублюдок рядом с ней? Интуиция подсказывала Колину, что этих двоих связывают особые отношения — он слишком хорошо разбирался в языке тела.

Подлая тварь! Первым желанием Колина было убить. Убить их обоих. Она не просто бросила его, она ему изменила!

Когда Колин наконец осознал, что Лаура сбежала от него, он был потрясен. Он-то был уверен, что она слишком слаба, слишком зависима, чтобы решиться на такое. Идеальная жертва. Но как же он скучал по ней, по ее нежной плоти! С ней он был неутомим, ненасытен.

Глядя на сияющую от счастья Лауру, он был готов убить ее. Обхватить пальцами эту тонкую белую шею и сжимать, сжимать… Но сначала он овладеет ею.

При мысли об этом по его телу прошла дрожь и что-то похожее на возбуждение. Только маленькая нежная Лаура с ее молящим голосом и испуганным взглядом могла вызвать у него желание, только с ней он становился мужчиной. С другими женщинами, более дерзкими и земными, он был бессилен возбуждение, даже если и наступало, так же быстро покидало его. Импотент. Каждый раз унижение было просто невыносимым, хотя женщины и старались свести все к шутке и оправдать его бессилие разными причинами. А причина была одна ему нужна только Лаура, только рядом с ней он обретал силу. И власть.

Лаура должна быть наказана. Он проучит ее. Он преподаст ей такой урок, который она никогда не забудет.

Он очень занятой человек, график его операций расписан на много дней вперед, но сейчас главное добраться до Лауры. Колин не замечал, что яростно сжимает в руках нож для вскрытия конвертов, пока не почувствовал боль.

— Сука! — простонал он, отшвыривая нож. И вдруг по лицу Колина покатились слезы. Слезы жалости к себе. И за них она тоже ответит. — Ты пожалеешь, Лаура. Ты даже не представляешь, как ты пожалеешь! — прорычал он.

А что делать с ее любовником? Судя по внешности, с ним будет не так легко справиться при дневном свете. Но ведь всегда можно решить эту проблему под покровом темноты.

Колин достал платок и яростно утер лицо. Он должен послать кого-нибудь в это Богом забытое место. Как оно там называется? Кумера-Кроссинг!

Конечно, он хорошо помнил Сару Демпси. Черт возьми, как она оказалась замешанной в это? Ее тоже стоило бы наказать, но у нее теперь могущественный муж — мало кто в Австралии не слышал фамилию Маккуин. А это значит, что действовать нужно немедленно, пока молодожены в свадебном путешествии. Но как выманить из города любовника Лауры? Он должен застать ее одну и врасплох…

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Ей приснился сон. Ужасный сон. Кошмар.

Колин.

— Открой глаза, Лаура! Лаура, проснись!

— Нет! Я не хочу! — Она стала отчаянно вырываться.

— Лаура! Тебе приснился кошмар. Открой глаза, это я — Эван. Я не причиню тебе зла, не бойся.

— О… Эван! — Лаура откинулась на спину, пытаясь восстановить дыхание. Она потрясение, будто не узнавая, смотрела на его словно высеченное из гранита лицо, склонившееся над ней.

— Это был ночной кошмар. — Эван ласково отвел с ее лица прядь взмокших волос. — Просто плохой сон. Ты в полной безопасности.

Он включил лампу на прикроватной тумбочке и пристально посмотрел в лицо Лауры. На бледном потрясенном лице проступили бисеринки пота. Он поднялся и принес из ванной полотенце, предварительно намочив его в холодной воде.

— Что тебе приснилось? — спросил он, осторожно промокая ее лицо и шею. — Неужели один из мифических персонажей? — Эван старался говорить легким тоном, но был не на шутку встревожен.

— Я не могу тебе рассказать. Пока. Ты не мог бы принести мне стакан воды?

— Конечно.

Пока он ходил за водой, Лаура постаралась взять себя в руки.

— Я добавил капельку бренди.

— Очень кстати.

— Я, пожалуй, тоже выпью, только без воды. Ты кричала так испуганно, что и меня напугала.

— Все было таким реальным!

— Давай я наброшу на тебя плед, чтобы ты не замерзла. Ночи в пустыне бывают очень прохладными.

Он укутал ее в плед, но, когда хотел подняться, Лаура схватила его за руку.

— Не оставляй меня, Эван!

— Я никуда не ухожу, любовь моя. Я только хотел налить себе еще бренди.

— Пожалуйста. — Она уже полностью проснулась, но все еще не могла прийти в себя.

Эван вернулся в постель, обнял Лауру и прижал ее голову к своему плечу.

— Так лучше? Что произошло, Лаура? Нам было так хорошо.

— Если бы это могло длиться вечно, но… увы.

— Почему ты так говоришь? — Что-то в ее тоне заставило его повернуть голову и посмотреть ей в глаза.

— Есть кое-что, о чем я должна рассказать тебе, Эван, — собрав все свое мужество, сказала Лаура.

— Я давно готов выслушать тебя.

— Я много раз собиралась это сделать, но я так боюсь потерять тебя. Ты — лучшее, что когда-либо случалось со мной. Ты — мой мир, и я в ужасе оттого, что он может разлететься на мелкие кусочки.

Страх когтями впился в сердце Эвана, но он не позволил ему завладеть им полностью.

— Полагаю, речь пойдет о твоем докторе. Лаура, расскажи же мне, наконец.

Лаура высвободилась из его объятий. Она инстинктивно сделала это сама, боясь быть отвергнутой.

— Он — не любовник и не дружок, как ты его называл. Я позволяла тебе так думать, но… Он мой муж, Эван.

Вот и настал момент истины, в отчаянии подумала Лаура. Неверие. Отвращение. Презрение. Она обхватила себя руками за плечи.

— Муж?! — В голосе Эвана было больше боли, чем злости. — Мой Бог, Лаура! И ты скрывала от меня столь важный факт своей биографии! Почему?

— Потому что я трусиха, — честно ответила она. Я так боялась этого разговора, все откладывала, набираясь мужества.

— Думаешь, я поверю тебе? — Он вскочил с кровати. — Тогда что это было между нами? Знаешь, у меня никогда не было связи с замужней женщиной.

— Я правда хотела все тебе рассказать, Эван.

— А какие еще секреты ты припрятала в рукаве? Он гневно взирал на нее сверху вниз. — Парочку детишек?

— Колин не хотел детей. Он говорил, что ему достаточно меня. Эван, но ведь у тебя тоже были секреты от меня, — привела она контраргумент.

— Но я нашел в себе силы все рассказать. Кроме того, мои секреты не включали жену. — Он подошел к шкафу и достал одежду.

— Куда ты? — испуганно спросила Лаура.

— Пойду прогуляться. — Его голос вибрировал от едва сдерживаемой ярости.

— Сейчас?

— Именно. Закрой за мной дверь. И не бойся, ты в полной безопасности.

— Ты больше не хочешь оставаться со мной ни минуты, да? — Она быстро вскочила с кровати.

— Мне нужно побыть одному, Лаура. — Он намеренно не смотрел на ее стройное хрупкое тело в соблазнительном атласном неглиже, злой на нее и на себя за то, что позволил себе так сильно влюбиться. — Тот факт, что ты замужем, все меняет, какими бы причинами ты ни объясняла свое решение сбежать от док… от мужа. Я не хочу знать, в какие игры ты играешь. — Воспоминания о вероломстве Моники нахлынули на него огромной волной.

— Я не играю. Все, что я говорила тебе, шло из глубины моего сердца, Эван. — Лаура покачала головой, лицо ее было бледно.

— Только не плачь, — резко предупредил Эван.

— Я и не собиралась. — Ее голос прервался.

— Мне действительно нужно побыть одному. Он накинул пиджак.

24
{"b":"28660","o":1}