ЛитМир - Электронная Библиотека

Концерт прошел с большим успехом. Похоже, весь чертов городишко пришел послушать игру жалкого самодеятельного квинтета. Неужели все эти аборигены — поклонники классической музыки? Бетховен. Шуберт. И какой-то местный парень Алекс Мэтесон. Он презрительно скривился.

Он сидел в заднем ряду, с трудом сдерживая ярость. Заметив, что люди поглядывают на него с любопытством, он вспомнил, что в маленьких городках нужно здороваться со всеми и улыбаться, что он и стал делать.

Наконец полуторачасовая пытка, во время которой его желудок скручивался в узлы, несколько раз грозя исторгнуть свое содержимое, закончилась.

Одной из участников квинтета была та пожилая женщина, которую он видел выходящей из дома Лауры. А сама вероломная Лаура выглядела просто великолепно в длинной черной кружевной юбке и белой блузке. Ее пальцы стремительно летали над клавишами, лицо было одухотворенным.

Будь она проклята! В какой-то момент звуки музыки были заглушены звуками марша, в ритме которого кровь пульсировала в его висках. Он перевел взгляд на Келлермана. Здоровый мужик и, похоже, очень сильный. До сих пор он думал, что игра на музыкальных инструментах, и в частности на виолончели, — не мужское занятие, но Келлерман опроверг это представление.

Он покинул зал прежде, чем смолкли аплодисменты. У него карьера. Репутация. В своем кругу его почитают как гения от хирургии. У него есть все, кроме Лауры, и он заполучит ее обратно любой ценой.

После концерта Харриет организовала ужин.

— Нам есть что отпраздновать! — восклицала Харриет в своей обычной восторженной манере.

Она обняла Лауру за талию. — Я горжусь тобой, дорогая. Влиться в любой коллектив всегда непросто, но ты сделала это без труда. Думаю, мы выступили просто великолепно. И публике, похоже, понравилось. Дорогая, мне почему-то кажется, что ты рассказала Эвану о… сама знаешь о ком. — Последние слова Харриет произнесла шепотом.

— Рассказала, — с безмятежной улыбкой ответила Лаура.

— И как он воспринял? Прости, что спрашиваю.

— Он был потрясен, Харриет. Прежде всего тем, что я замужем. Но когда я рассказала ему все, он простил меня. Он собирается лететь в Брисбен и встретиться с Колином, и я не могу остановить его.

Он ничего не слушает и настаивает на том, что должен встретиться с ним один на один.

— Мне кажется, он прав.

— Я хочу начать бракоразводный процесс как можно скорее.

— И выйти за Эвана, да? — Серые глаза Харриет были полны сочувствия и любопытства. — Всегда знала, что у вас это серьезно.

— Я люблю его, Харриет, а он любит меня.

— Это прекрасно. Я верю, что вы будете счастливы.

— Я не хочу, чтобы ты утром уезжал.

— Лаура, мы уже все обсудили, — твердо сказал Эван, подхватывая ее на руки и неся в спальню. Я не хочу, чтобы ты присутствовала при нашей беседе. Я хочу встретиться с доктором Колином Моркомбом один на один. Одно дело — издеваться над слабой женщиной, и совсем другое — противостоять мужчине. Я хочу, чтобы он на своей шкуре почувствовал, каково быть в роли жертвы.

— Ему необходимо преподать урок, но я боюсь последствий. Он ужасно мстительный. Он пойдет на все и придумает, как причинить тебе зло.

— Это мы еще посмотрим.

— А как ты доберешься до него?

— Предоставь это мне. — Он презирал этого мужчину, бывшего мужем Лауры! — Как ты смотришь на то, чтобы заняться любовью?

— С удовольствием. Как я жалею, что все так сложилось! Я люблю только тебя, Эван. И только ты мне нужен.

— Именно поэтому я намерен положить конец этой ситуации. — Он уже нетерпеливо раздевал ее. Господи, каким же надо быть человеком, чтобы намеренно, более того, получая от этого удовольствие, мучить тебя? А ведь он врач. Нет, это выше моего понимания. Знаешь, я думаю, больше всего он боится огласки.

— Эван, это шантаж!

— Не совсем, дорогая. Я просто предупрежу его о том, что произойдет, если он посмеет еще хоть раз приблизиться к тебе. — По его решительному тону Лаура поняла, что именно так он и поступит.

При первом же нежном прикосновении его рук Лаура забыла обо всем на свете. То, как Эван действовал на нее, было чудом, даром свыше. Он дарил ей непередаваемое чувство уверенности, что она желанна и любима.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Это будет долгий день, подумала Лаура.

Эван, должно быть, уже на пути в Брисбен.

Он заранее позвонил, чтобы убедиться в том, что Колин на месте, придумав историю о необходимости срочной консультации у доктора Моркомба.

И все-таки Лаура сожалела, что не поехала вместе с ним. Даже зная, как Колин опасен, она не представляла себе, как далеко он может зайти в своей попытке заставить ее вернуться к нему. С другой стороны, Эван сильный и смелый мужчина, сталкивавшийся в своей жизни со множеством опасностей. Вряд ли Колин решится на прямую агрессию или на скандал. Настроение Лауры поминутно менялось — от надежды к тревоге, от уверенности к панике.

Когда раздался звонок в дверь, она сначала удивилась, но потом вспомнила, что видела, как одна из жительниц городка, прославившаяся своими домашними консервами, парковалась недалеко от ее дома. Наверняка это она. Решила предложить один из своих превосходных джемов.

С Фредди на руках Лаура подошла к двери и с приветливой улыбкой распахнула ее. В тот же миг ей показалось, что душа покинула тело. Перед ней стоял оживший главный персонаж ее ночных кошмаров.

Колин! Она сразу осознала серьезность своего положения.

— Хорошо проводишь время в Кумера-Кроссинг, не правда ли, моя дорогая? — спросил он со зловещей улыбкой.

— Убирайся отсюда, Колин. Это мой дом. — Собрав все свое мужество, она решила не сдаваться.

По непривычным ноткам в голосе хозяйки Фредди сразу понял, что гостю на пороге она не рада. Он вырвался из рук Лауры и вцепился когтями в грудь мужчины, повиснув на нем. От неожиданности Колин вскрикнул.

— Мерзкая тварь! — Он попытался отодрать Фредди, но не тут-то было — ласковый котенок превратился в тигра. — Он поцарапал меня! — взвыл Колин и, оторвав наконец Фредди от себя, отшвырнул его в сторону.

— Обязательно было так делать? — Лаура с тревогой смотрела, как сильно ударившийся котенок пытается подняться.

— Лучше побеспокойся о себе, дорогая.

— Как ты здесь оказался, Колин? — Лаура решила не отступать. — Ты же должен быть в Брисбене.

— Ага, сработало! — Он с силой толкнул ее в грудь, и она была вынуждена уцепиться за что-то, чтобы не упасть. — Я специально велел своим сотрудникам говорить, что я на месте. Отлично придумано, а? — В его взгляде засветился знакомый ей зловещий огонек. — Твой любовник умчался в Брисбен, и ты теперь у меня в руках. Сука! — Он снова резко выбросил руку и сильно ударил ее наотмашь по лицу. Лауре показалось, что он сломал ей шею.

Она понимала, что это только начало, но почему-то не испытывала страха. Кроме того, Эван научил ее нескольким приемам каратэ, и она обязательно применит их.

Колин захлопнул дверь и запер ее на ключ.

— Тебя некому защитить, Лаура. — Он огляделся по сторонам, как стервятник. — Отвратительный дом. Не могу представить, как ты живешь здесь.

— Как в раю, потому что без тебя, Колин. — Лаура лихорадочно прикидывала, как ей добраться до спальни, которая запирается на замок, и из окна позвать на помощь. — Кстати, к чему этот маскарад?

— Чтобы добраться до тебя. — Он ухмыльнулся. Ты же знаешь, что обычно моя внешность привлекает внимание, а мне надо было оставаться незаметным. Между прочим, я даже посетил вчерашний концерт. Ты была великолепна. Как и Келлерман.

Лаура была настороже, ежесекундно ожидая нападения.

— Не твое дело.

— Неужели? Ты — моя жена.

— Уже недолго осталось. Мне нужен развод, Колин.

Прозрачные голубые глаза подернулись арктическим холодом.

— Ты — вероломная жена, но никакого развода не будет! Мы всегда будем вместе. Я живу полной жизнью только тогда, когда ты со мной.

26
{"b":"28660","o":1}