ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если можно, то прямо завтра.

— Я уверен, что можно. А я помогу разгрузить и расставить.

— Буду очень признательна.

Несколько мгновений они смотрели в глаза друг другу, затем Эван нежно провел пальцем по ее щеке. Он давно хотел сделать это и не справился с собой. На ощупь ее кожа оказалась нежной, как лепесток магнолии.

— Что ж, пойдем отсюда. — Он с трудом, но вернулся к роли Большого Брата. — Нам нужно зайти еще в универмаг и купить всякие там кастрюльки-сковородки. Хотя мне кажется, что ты вообще не ешь.

— Ем. Не думай, пожалуйста, что у меня какие-то проблемы с аппетитом.

— Да ты весишь как перышко! Но за этим я тоже прослежу.

За ужином она рассказала Саре о том, как прошел ее день. Лаура приготовила цыпленка с орехами кешью и имбирем и отварила к нему китайскую лапшу.

— М-м-м… великолепно! Мне будет не хватать тебя, Лаура, когда ты переедешь в коттедж Лоусонов. — Сара посмотрела на нее с улыбкой. — Это так приятно, когда по возвращении с работы тебя дожидается вкусный ужин. Ты — великолепный кулинар. Харриет намеревается открыть ресторан, так почему бы вам не объединить ваши таланты?

— Она собирается открыть ресторан в Кумера-Кроссинг?

— Кайл уверен, что эта идея будет иметь успех.

У нас есть два кафе, но они продают только легкие закуски и сэндвичи. А Харриет не просто хороший повар, у нее еще есть и фантазия. Она привозила рецепты отовсюду, где бывала, — из Таиланда, Индии…

— Какая же она молодец! Закончила одну карьеру, начала другую.

— А чем ты намерена заниматься, пока будешь жить здесь?

— Эван спросил меня о том же.

— И что ты ему ответила?

— Что так далеко я не заглядывала. Сара, я не сказала ему, что замужем, не смогла. Я поступила не правильно? Знаешь, он такой проницательный сразу понял, что я от кого-то сбежала. Но он считает, что Колин — всего лишь «дружок».

— Это потому что у тебя такой вид…

— Слишком невинный? — уныло спросила Лаура. Вот и Эван так говорит…

— Да, глядя на тебя, никто даже предположить не может, через какой ад тебе пришлось пройти.

Немудрено, что Эван ошибся. Как вы поладили?

— Я ожидала совсем другого, исходя из ваших рассказов. Он представлялся мне отчужденным, неприветливым.

— А как ему быть другим при повышенном внимании здешних барышень? Они все просто заворожены им. Жаль, что он редко улыбается, потому что…

— ..когда он улыбается, это как будто солнце выходит из-за туч. У него замечательная улыбка. Но мне кажется, Эван Томпсон — его ненастоящее имя.

Сара склонила голову набок.

— Ходят разные слухи, но, конечно же, он не плотник, хотя его изделия мне очень нравятся.

— Он обещал подарить мне два стула, сделанные им.

— Это может стать началом коллекции, — поддразнила Сара. — Знаешь, мне кажется, общение с Эваном пошло тебе на пользу — ты выглядишь более расслабленной.

— Я и чувствую себя так.

— Вот и отлично. Когда почувствуешь себя достаточно сильной, ты сможешь заняться разводом.

Хотя это будет и нелегко.

— Год, который я прожила с Колином, породил во мне много страхов и сомнений.

Сара взяла Лауру за руку.

— Теперь у тебя есть друзья, которые всегда придут на помощь. Есть Эван. И мужчине типа Колина вряд ли достанет отваги стать на пути такого человека. Но ты должна выбрать момент и рассказать Эвану правду.

— Да. Тем более я уверена, что Колин уже разыскивает меня. Наверняка он сперва решит, что я скрываюсь где-нибудь в Новой Зеландии, будет допытываться у матери…

— Ты ей сказала, где ты?

— Нет. Я решила, что для мамы будет безопаснее не знать. Прежде чем уехать, я написала ей длинное письмо, в котором постаралась объяснить, что очень несчастлива, хотя и не стала описывать все злодеяния Колина. Это так унизительно, так стыдно…

— Лаура, ты не совершила ничего плохого. — Сара пыталась убедить ее в этом уже далеко не в первый раз.

— Я должна была сбежать намного раньше, а я целый год терпела унижения и побои, жила в постоянном страхе, чувствуя, как деградирую. Я должна была быть сильнее. Вот ты такая уверенная, такая целеустремленная…

— Ты ошибаешься, Лаура. Не такая уж я непобедимая и несгибаемая, как ты думаешь. В свое время я наделала немало ошибок, много лет в моей душе царил ад. Я оправдывала свою нерешительность тем, что, мол, это может причинить боль другим людям…

Лаура смотрела на Сару и видела перед собой красивую белокурую женщину с черными глазами, в облике которой ничего не говорило о слабости или неуверенности. Она производила впечатление сильной, уверенной в себе личности.

— Ты бы никогда не позволила мужчине унижать себя сексуально или эмоционально. У тебя есть внутренняя уверенность, которой мне так недостает.

— Просто ты еще очень молода, Лаура. Этим и воспользовался Колин. Будь ты хотя бы на несколько лет постарше, ему вряд ли удалось бы тебя одурачить. Но обстоятельства сыграли ему на руку. В момент вашей встречи ты была одинока, потеряна, нуждалась в поддержке — твой любимый отец погиб, мама вышла замуж и уехала. Колин причинил тебе много зла. Каким же жестоким негодяем он оказался! Сколько раз мы встречались на различных мероприятиях, а я и представить себе не могла, что скрывается за фасадом вашего такого благополучного с виду брака. — Сара покачала головой.

— Он даже мою мать смог обмануть. Думаю, она сейчас теряется в догадках, что могло толкнуть меня на такой отчаянный шаг. Колин наговорил ей столько лжи. Он может быть таким убедительным, да ты и сама знаешь… Он сказал матери, что я никак не могу освоиться в роли жены и хозяйки дома такого известного и преуспевающего врача, как он.

Человека, который каждый день спасает жизни людей. Знаешь, он не только говорит, но и думает о себе с таким пафосом. Мне же он неустанно выказывал свое презрение, говорил, что меня растили как тепличный цветок, называл маленькой папочкиной дочкой. Я действительно очень любила своих родителей…

— Лаура, это так понятно. Ты выросла в счастливой семье, где царили любовь и забота друг о друге, и, конечно же, не была готова к встрече с таким психически неуравновешенным и жестоким человеком, как Колин. Но поверь, я тоже знаю немало о беззащитности и унижении. Когда-нибудь я расскажу тебе о своей жизни. Кстати, а почему ты не ешь?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Фургон с мебелью прибыл прямо с утра.

— Осторожнее, Сноуи! — то и дело кричал Зак своему молодому помощнику. Парнишка явно не имел склонности к работе грузчика — он то и дело либо ломал что-нибудь, либо ушибался. Вот и сейчас на его лбу красовалась фиолетовая шишка, похожая на сливу, после вчерашнего поединка со шкафом. Зак с радостью избавился бы от такого помощника, но Сноуи был племянником его жены.

— Проблемы? — На веранде своего дома появился Эван Томпсон.

— Не без этого, — раздраженно ответил Зак.

— Подождите, я сейчас помогу.

— Спасибо, приятель, — голос Зака стал явно приветливее.

Эван вернулся к прерванному телефонному разговору и с облегчением распрощался со своим литературным агентом, который едва ли не каждый день интересовался, когда Эван закончит книгу.

Через минуту он уже открывал низкую калитку из штакетника.

На крылечке в открытом желтом сарафане стояла Лаура. Ее густые темные волосы были собраны в низкий узел на затылке, открывая совершенной формы маленькие ушки, высокие скулы и длинную шею.

— Доброе утро! — Неужели ем ухватило одного дня, чтобы увлечься этой женщиной?

— Доброе утро, Эван, — ответила она так радостно, что покрытое броней сердце Эвана дрогнуло. Очень любезно с твоей стороны прийти на помощь.

— Я бы пришел еще раньше, но должен был ответить на несколько звонков. Итак, в чем проблема, Зак?

Зак бросил выразительный взгляд на племянника, безуспешно сражавшегося с входной дверью.

— Возьми диван за тот конец, Эван, и помоги занести.

— Без проблем.

8
{"b":"28660","o":1}