ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе будет очень жаль, Кассандра, если я не проглочу наживку?

— Я попытаюсь еще раз.

— Зачем? Зачем тебе это?

— Это очень важно, — с удивительной убежденностью сказала Кэсси.

Выбрав уединенный итальянский ресторанчик, они заказали пиццу, салаты, бутылку красного вина и на протяжении всей трапезы просто наслаждались едой. Владелец ресторана, по имени Франческо, подошел к их столику, широко улыбаясь, и засыпал Кэсси комплиментами, в то время как они с Мэттью, в свою очередь, расхваливали его кухню.

— И как это я раньше вас не видел? — спросил итальянец, улыбаясь им обоим.

— Я здесь в первый раз, — улыбнулась в ответ Кэсси. — Но искренне надеюсь, что не в последний.

Когда он отошел, Мэттью бросил на Кэсси быстрый взгляд поверх бокала с вином и произнес:

— Расскажи мне о своем детстве.

Отпив глоток, она поставила бокал на столик.

— Оно было довольно обыкновенным, Мэттью. Как я уже говорила, мой отец — успешный бизнесмен. Смысл его жизни — зарабатывать деньги. Мама по-своему к нему привязана. Он дает ей возможность вести именно тот образ жизни, к которому она стремится всей душой. Они очень много путешествуют. Отец никогда не отправляется в деловую поездку без мамы. Их брак устраивает их обоих. Это прочные отношения.

— Значит, они основаны на материальном благополучии и высоком социальном статусе?

— В общем, да, — мягко сказала она. — Многие люди придерживаются этих ценностей.

— Но тебя это, кажется, задевает. — Неожиданно он накрыл ее ладонь своей рукой, и на глазах Кэсси едва не выступили слезы.

— Раньше задевало, когда я была меньше. Я росла как трава в поле. И никак не могла понять, где мое место в жизни. Мое существование не доставляло особой радости родителям. Я это чувствовала, хотя и не могла понять. С рождения и до семи лет у меня была няня. Я ее любила, и мы до сих пор общаемся. А когда она ушла, меня отправили в пансион. Именно там я познакомилась с Жюли. С ней хорошо и очень весело, — И все же на первый взгляд у вас не очень много общего. — Он просто высказал свое мнение.

— Вообще-то нас связывают нежность и лояльность. Противоположности порой сходятся. — Она улыбнулась чуть насмешливо. — Может, для равновесия необходимо быть разными. В твоей жизни тоже не все было просто, Мэттью.

Он кивнул своей огненной головой.

— Ты права. У каждого своя драма. И ты, кажется, выяснила обстоятельства моей. — В его голосе послышался оттенок горечи.

— Это не было простым любопытством. — Она выдержала его взгляд. — Я хотела прочитать, что скрыто в твоем сердце, на уме и в душе.

— Хорошо, я тебе верю, но меня не оставляет беспокойство, Кассандра. — Он бросил на нее внимательный взгляд.

— Мне кажется, я догадываюсь, в чем дело, — проговорила она, чувствуя, что они оказались будто отрезанными от остального мира. — Ты боишься полюбить, Мэттью. Тебе нужна женщина, которая, удовлетворяя все твои потребности, не западет тебе в душу. Влюбиться по-настоящему может быть больно.

— Не только, это может разрушить жизнь, — резко возразил он. — Тебе ведь пришлось бы отказаться от такой удобной жизни в Сиднее, от великолепной работы, от перспектив повышения, о которых говорила Жюли, и все для того, чтобы поселиться на животноводческой ферме в глуши, — заговорил Мэттью. Он замолчал, когда подошел официант с чашками капуччино.

— Нельзя все предвидеть, Мэттью, — сказала она. — Это невозможно. Я думала, что хочу сделать карьеру. Мне казалось важным добиться успеха, чтобы оправдать ожидания отца. И мне это удалось. У меня прочное положение в компании. Но я не собираюсь посвятить свою жизнь карьере. Я сказала, чего хочу. Любви. Семьи. Муж, жена и дети! Полный традиционный комплект. Я очень много об этом думала. Мне нравилось ощущать выброс адреналина на работе, чувствовать ритм большого бизнеса, но чего-то в этой картине не хватает для счастья. Я могу тебя любить, если ты согласишься. Позволь мне разделить с тобой жизнь. Я так восхищаюсь тем, чего ты добился.

— Ты когда-нибудь была влюблена? — неожиданно спросил он. — Скажи мне сейчас, прежде чем успеешь обдумать ответ.

— Нет. — Она запнулась.

— Это правда?

Взглянув на его красивое лицо, она обнаружила, что оно приняло напряженное и хищное выражение.

— Однажды мне показалось, что я влюбилась.

— Спасибо, — сухо сказал он, и рот его скривился.

— Это продолжалось недолго.

— И где же он сейчас? — Он сверлил ее блестящим взглядом.

— Вообще-то мы вместе работаем, — призналась Кэсси, спрашивая себя, не лучше было бы солгать.

— Значит, в каком-то смысле ты действительно убегаешь? — Нотки враждебности зазвучали в его голосе, нарушая хрупкое равновесие.

Она покачала головой и ответила спокойным тоном, за которым, впрочем, скрывался тихий вызов:

— У меня нет больше аргументов, Мэттью. Я понимаю твое беспокойство. Мы провели вместе совсем немного времени, но ты или впустишь меня сейчас в свою жизнь, или оттолкнешь навсегда. В пятницу мне надо возвращаться домой.

Франческо вышел их проводить, снова восхищаясь красотой Кэсси, поцеловав ей руку и похлопав ее кавалера по плечу, как будто от всей души поздравляя их с чем-то.

Что же делать, напряженно думал Мэттью, направляясь к машине. Можно, конечно, поддаться чарам красавицы принцессы и пребывать в блаженстве до тех пор, пока ей не покажется, что с нее довольно прозы жизни, и она не уйдет, оставив его с разбитым сердцем. Они ехали вдоль побережья и молчали.

— Я не спросил тебя, что думает об этом Жюли, наконец нарушил тишину Мэттью. Кэсси не повернулась в его сторону.

— Она волнуется.

— Надо же, а она не так глупа. Кэсси не сдержала гнева:

— Хватит, Мэттью. Я тебя отлично поняла.

— Но мы все равно страстно желаем друг друга. — Хотя на самом деле в душе его зарождалась любовь, внося в его мысли полную сумятицу. Видимо, его слова сильно ее задели, потому что она опустила голову и чуть слышно всхлипнула. Этого Мэттью не перенес.

Затормозив, он оглядел хорошо знакомую дорогу и несколько мгновений спустя остановил машину на площадке, окруженной металлическими поручнями. Внизу расстилалось море, над головой фантастическим шатром раскинулось ночное небо с мириадами мерцающих звезд. Воздух был напоен ароматами моря и тысяч полевых цветов, усыпавших зеленые склоны, уходящие к воде.

— Ох, Кэсси… — Не в силах совладать с собой, он протянул в темноте руки, обхватил ладонями ее лицо и, почувствовав, как она дрожит, нагнулся к ней.

О боже! Симпатичный топик — вот единственная преграда между ним и ее обнаженной кожей. Рубашку Кэсси накинула на плечи наподобие шали, и весь вечер он представлял себе ее нежные розовые соски, которые так эротично проглядывали сквозь синюю ткань.

Нет и нет! Он так долго работал, чтобы стать хозяином своей судьбы. Он не откажется от этого ради женщины. Она права: он боится. Боится ощущения, что она его околдовала, украв его душу.

Кэсси прикрыла глаза. Он знал, что под ее веками прячутся слезы. Целуя их, он вглядывался в ее красивое, светящееся в лунном свете лицо. Разве такую женщину возьмешь с собой в поле? Она должна жить в роскошном доме. С мужчиной, на чьем имени нет пятен, а не с незаконнорожденным сыном Джона Макалистера. Ему казалось, что он стал выше этого. Но теперь, рядом с ней, воспоминание об этом превратилось в источник сильнейшей боли.

— Я хочу тебя, — простонал он. А он-то думал, что его жизнь почти в порядке! Как все изменилось… Он попытался привлечь ее к себе, но она остановила его.

— Подожди. — Кэсси изо всей силы затрясла головой, пытаясь вернуть утраченное самообладание. — Что тебе надо от меня, Мэттью?

В ответ раздался неуверенный вздох.

— Ты завладела моими мыслями. Я хочу заняться с тобой любовью. Разве это трудно понять?

— Нет. — Достаточно раз уступить, и она никогда не освободится от его магии. Защищаясь, девушка выставила перед собой руки, — Я пыталась тебе доказать, что смогу быть хорошей женой, но ты меня оттолкнул. Ты отказываешься воспринимать меня всерьез. Ты, видимо, такой человек, которому надо всегда все держать под контролем. Значит, я слишком экзотична, чтобы занять прочное место в твоей жизни, но достаточно хороша для занятий любовью?

13
{"b":"28661","o":1}