ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее мать отчаянно затрясла головой.

— Впервые слышу такую чушь. Обручены? Ты познакомилась с этим человеком, когда была в отпуске, ты совершенно его не знаешь!

— И все же он тот, за кого я собираюсь выйти замуж. — Кэсси смотрела на родителей с выражением непоколебимой уверенности в своем решении.

— Бог мой! — Лицо Стюарта Стерлинга перекосилось. — Это какая-то ужасная шутка. Ничего подобного не могло произойти на самом деле.

Кэсси сама удивилась тому, как она разозлилась и оскорбилась одновременно.

— Ты никогда особенно не интересовался моей жизнью, папа. Я хотела сказать тебе все по телефону, но ты был слишком занят.

— Почему бы нам всем не сесть и не обсудить создавшуюся ситуацию? — предложил Джон Макалистер, пытаясь предотвратить еще больший раскол. — Жизнь — странная штука. Мужчина должен увидеть своего сына хотя бы перед смертью.

Анита Стерлинг направилась к нему, в ее глазах светилось беспокойство.

— О чем это ты говоришь, Джон? Ты в отличной форме. И откуда нам знать, что это действительно твой сын?

— Я знаю, — медленно, печально ответил Макалистер. — Да и ты ведь ни секунды не сомневалась, правда? — с легким вызовом спросил он. — Он — вылитый я в молодости.

— Но ты не мог заставить себя со мной встретиться? — презрительно произнес Мэттью.

— Тебе неизвестны некоторые стороны моей жизни, Мэттью, точно так же, как мне неизвестны детали твоей, — ответил Макалистер.

— Тебе нет прощения.

— Я и сам не могу себя простить, — кивнул Макалистер.

Мэттью ничего не сказал, его красивое лицо походило на бронзовую маску.

— Я найду выход, Анита, — сказал Джон Макалистер. — Мэттью, может… — он попытался поймать взгляд молодого человека с волосами цвета пламени. Он рассматривал эти кудри, вьющиеся над высоким лбом, черные брови, черты лица, до боли напоминавшие его собственные.

Такой сильный и властный человек, а сколько неуверенности в голосе, без всякой жалости подумал Мэттью. Каким несчастным он кажется. Как будто продал душу дьяволу.

— Слишком поздно. — Мэттью развернулся и устремился к выходу, сохраняя отчужденное, горделивое выражение лица. Кэсси в ужасе последовала было за ним, но он сильной рукой остановил ее, не справившись со вспышкой гнева, подобной извержению вулкана.

— Я не готов выслушивать твои объяснения, Кассандра.

— Но ты же не уйдешь без меня?! — Кэсси не могла поверить, что все так обернулось.

Он посмотрел на нее, и его красивые губы сжались в тонкую полоску.

— Ты знаешь, что я влюбился в тебя, Кассандра. Ты видела, как это происходило. Ты стала самой важной частью моей жизни, и, черт возьми, ты меня подставила! — открыто обвинил он ее.

Кэсси смертельно побледнела.

— Нет, Мэттью, ни в коем случае! — Она схватила его за локоть. — Может, хотя бы выслушаешь меня?

— Думаю, нет, — резко ответил он, высвобождая руку. — Уж очень меня разочаровала вся твоя проклятая семейка.

Он долго не возвращался в отель, причиняя Кэсси еще большие страдания. Она пережила страшный скандал с родителями, и теперь ее мысли кружились в голове не хуже карусели. Куда он пропал? Этого она не знала, зато с болью признала, что, скрыв от него правду, она обидела и разочаровала его. Разумеется, если он хорошенько задумается, то с негодованием отвергнет даже намек на то, что она могла заманить его в ловушку. Зачем ей это? Чтобы соединить отца и сына? Но это только невероятно усложнило ситуацию.

Джон Макалистер был мультимиллионером. Неужели она стала бы с ним сговариваться, чтобы привести к нему Мэттью? Ведь она отлично помнила, с какой гордостью он отверг ее предложение помочь ему материально. Кэсси едва не стало плохо от волнения. Одно только вселяло надежду: Мэттью не уехал из отеля. Надо просто продолжать звонить.

В конце концов она отправилась в отель, уселась в вестибюле и стала ждать, пока он все-таки не вышел из такси и не открыл входную дверь. Он не заметил ее, поскольку она забилась в самый угол, и направился прямиком к лифту. Служащий сказал ей номер комнаты Мэттью, и теперь Кэсси пропустила его вперед, прежде чем пойти следом.

— Боже, помоги мне, — прошептала она. — Подскажи, как с этим справиться.

Он встретил ее в дверях, растрепанный, без пиджака и в наполовину расстегнутой рубашке. В руке его был бокал с виски.

— Та-ак, уж не моя ли это красавица невеста? — насмешливо протянул он своим низким, хрипловатым голосом.

— Можно войти, Мэттью?

Он оглядел ее с ног до головы.

— Вообще-то нет. — Он явно не мог контролировать себя.

— Я хочу быть с тобой, — настаивала Кэсси, и все ее чувства отразились в ее глазах.

— Еще бы. — Его дыхание было теплым и пахло виски. — Может, устроим себе небольшое развлечение в кровати? — Он подмигнул ей, как дьявол-искуситель.

— Мне казалось, мы все обговорили. Мы собирались пожениться… — сказала Кэсси, поняв, что это не первый бокал, выпитый им за вечер.

— Но ты настоящий игрок, Кэсси, и можешь легко поменять все планы. Я не уверен, что мне это нравится. Или что я смогу тебя простить.

— Пожалуйста, дай мне войти, Мэттью. — Она сделала шаг в его сторону и тут же почему-то почувствовала себя совсем маленькой по сравнению с его огромной покачивающейся фигурой. — Я не собираюсь обивать пороги.

— Ты хочешь остаться со мной в номере? — Он выглянул в коридор и театрально покрутил головой.

— Ну конечно. — Осторожно, но решительно Кэсси проскользнула мимо его руки и остановилась возле маленького круглого столика со стульями.

— Что тебе от меня надо, Кэсс? — жестко спросил он, закрывая дверь.

— Я люблю тебя, Мэттью, — тихо сказала она, не сдавая позиций. — Мы сегодня обручились, помнишь? — Слезы, подобно бриллиантам, сверкали в ее глазах.

— Ну, черт возьми, не надо так уж убиваться по этому поводу, красавица. — Подойдя к девушке, он усадил ее на диван, зажав в угол своим крупным телом. — Проблема в том, Кэсси, — он приблизил к ней свое лицо, — что ты сделала самую ужасную вещь, какую только могла сделать.

— Я не лгала тебе, Мэттью, — быстро произнесла она, но он поднес палец к ее губам.

— Конечно, нет, милая. Ты просто не рассказала мне всей правды. Тебя, вероятно, прельстила идея получить много-много денег. Ты из-за этого хотела помирить нас со стариком Джоном? — Он отчаянно потер глаза. — Боже, Кэсс! Я бы жизнь за тебя отдал, не задумавшись ни на секунду, но это неважно. Дело в том, что я не могу дать тебе того, что у тебя всегда было. Того, чего ты действительно хочешь.

— Ты ведь не деньги имеешь в виду?! — с отчаянием воскликнула она.

— О, дорогая, пожалуйста, давай не будет обманывать друг друга! — Он поцеловал ее сначала в лоб, потом в щеки. — Ты выросла в чертовски богатом доме. Целый особняк с дорогущими картинами и антикварными вещицами. Боже, он ведь стоит в Сиднейской бухте! Кто осмеливается хотя бы мечтать о том, чтобы жить возле этой бухты? Кэсси, девочка моя, ты с рождения была богата.

— И что? — Кэсси дрожала, ее тело каждой клеточкой отвечало на прикосновения Мэттью. — Это не сделало меня счастливой. Пока мой отец зарабатывал бешеные деньги, я практически с ним не общалась. Моя мать жила ради него и ради светского общества. Я с таким же успехом могла бы быть сиротой. Меня не интересуют деньги, Мэттью.

Он улыбнулся ей, его усмешка была ослепительной и полной едкой иронии.

— Да, милая, потому что ты никогда не жила без них. — Внезапно поддавшись желанию, он приподнял голову девушки и впился в ее губы яростным поцелуем.

— О боже мой! — Он неожиданно отпустил ее и отвернулся, полный презрения к самому себе.

— Мэттью, пожалуйста, можно, я скажу? — взмолилась Кэсси.

— Извини, Кэсс. — Он покачал головой. — Как раз сейчас я стараюсь как можно сильнее напиться. Хочешь присоединиться? — Он дразнил ее взглядом. — Скажи, когда ушел Макалистер? — хрипло спросил он.

— Почти сразу после тебя.

— Да ты хоть представляешь себе, каково это — неожиданно столкнуться с дорогим папашей? И все по твоей милости.

22
{"b":"28661","o":1}