ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они росли вместе с братьями Кэмерон — Райфом и Грантом. Их шотландские предки когда-то осваивали здешние земли, о которых ходили легенды. Обе династии выстояли. Выстояли и достигли процветания.

Внезапно Брод вспомнил так ясно, словно это было вчера, как Элли пришла к нему и сказала, что не может выйти замуж за Райфа. Она уезжает. В путешествие, чтобы открыть саму себя, так она это объяснила. Их роман с Райфом слишком подавляет ее.

— Черт побери, Элли, ты же любишь его! — Он словно слышал собственный растерянный голос. — И он от тебя без ума, это уж точно.

— Я люблю его всем сердцем, — со страстью в голосе ответила Элли, резким движением смахнув слезы. — Но ты не знаешь, каково это, Брод. Все девушки влюбляются в тебя, но ни одна пока не затронула твоего сердца. А Райф отнимает у меня мое сердце, понимаешь? Я сыта им по горло. Его слишком много для меня.

— Он так сильно давит на тебя? Ну, мужчина есть мужчина. Но он совсем не похож на нашего отца. В Райфе нет ничего пугающего, если тебя беспокоит именно это. Он чертовски славный парень. Какая муха тебя укусила, Элли? Райф — мой лучший друг.

Кинроссы и Кэмероны — почти родственники, черт побери! Мы все думали, что твой брак с Райфом окончательно объединит наши семьи. Даже отец за ваше соединение.

— Не могу я, Брод, — стояла на своем Элли. Сейчас не могу. Мне надо узнать себя, прежде чем связывать свою жизнь с Райфом. Мне ужасно жаль, что я тебя разочаровала. Отец, конечно, придет в ярость. — Ее прозрачные зеленые глаза потемнели.

Брод обнял ее, крепко прижал к себе.

— Тебе никогда не удастся разочаровать меня, Элли, я слишком сильно тебя люблю. И уважаю твою мудрость и душевную силу. Может, ты просто еще очень молода. Тебе ведь едва исполнилось двадцать. У тебя впереди вся жизнь. Я благословляю тебя, поезжай, но, ради всего святого, возвращайся к Райфу.

— Если он меня примет. — Элли попыталась улыбнуться сквозь слезы.

Они с Райфом никогда больше не говорили об Элисон. Райф ничем не выдавал своей боли, но Брод знал, что сестра нанесла его другу почти смертельный удар.

Прошло уже пять лет, а Элли так и не вернулась.

Как у тети, у Элли обнаружился немалый актерский талант. Совсем недавно она получила премию за лучшую женскую роль, сыграв в телесериале молодого сельского врача. Ее красота, обаяние, умение придать своей героине жизненность и убедительность сделали Элли очень популярной. Брод гордился сестрой, но ему ее по-настоящему не хватало. И он не знал, как Райфу удается справляться с горечью отказа, наверняка поразившего его в самое сердце. Райф никогда не говорил о своей обиде, но его младший брат Грант несколько раз высказывался по этому поводу. Райф с Грантом были так же дружны между собой, как Брод и Элли. Обидеть одного значило обидеть и другого. Оба брата, конечно, будут участвовать в основном матче по поло в будущую субботу. Оба они отличные игроки, хотя Райф чуточку резковат.

Броду нравилась жесткая, опасная игра, и он надеялся, что ему без особого труда удастся уговорить одного из братьев или обоих играть в его команде, пусть даже отцу это и не понравится. А кроме того, ему нужна была их помощь, чтобы добраться до Кимбары.

Имение Опал, историческое владение Кэмеронов, граничило с Кимбарой на севере и северо-востоке. Там Райф занимался животноводством, там же находилась вертолетная служба Гранта.

Но даже если Райф и Грант согласятся подбросить его, он отнюдь не горит желанием встретиться с отцом или этой Ребеккой, у которой кожа цвета магнолии. По правде говоря, ему невыносимо видеть их вместе. Видеть, как отец оказывает этой молодой женщине такое изысканное внимание, какого никогда не оказывал ни дочери, ни жене.

Нужно побольше узнать об этой мисс Ребекке Хант, решил он. Она на редкость мало говорила о своем прошлом, но из аннотации на обложке недавно вышедшей книги ему было известно, что ей сейчас двадцать семь — на три года меньше, чем ему. В аннотации перечислялись немалые достижения, которыми была отмечена короткая карьера Ребекки Хант.

В двадцать четыре года она получила звание «Молодой журналист года». Работала в Австралийском комитете телевидения и радио, на SBS и на Канале 9. Два года в британской прессе. В ее активе — книга интервью с богатыми и знаменитыми людьми. И вот теперь она работает у тети Фионы.

И ничего не известно о ее личной жизни. Но при всей своей невозмутимости мисс Ребекка Хант была так обворожительна, что было бы странно, если бы в ее жизни не было любовных историй.

Нет, ему не хочется туда ехать, сказал он себе и вдруг понял, что хочется, и даже очень.

Глава 2

Ребекка стояла на балконе и любовалась великолепным видом. Там и нашел ее Стюарт Кинросс, выследив, словно охотник свою добычу.

— А, вот вы где, моя дорогая! — покровительственно улыбнулся он, останавливаясь рядом с ней у балюстрады. — У меня есть новость, которая может вас заинтересовать.

Она повернулась к нему — такая прекрасная, что он не мог оторвать от нее глаз.

— Какая же? — с живостью отозвалась Ребекка, гоня от себя подозрение, что хозяин дома неспроста дарит ей свое внимание. Да, Стюарт Кинросс был богат, обходителен и обаятелен, но по возрасту годился ей в отцы. Бесспорно, он привык завоевывать любую женщину, какую пожелает. Но не ее. Ребекка хотела сейчас сохранить спокойствие. И тела, и ума, и сердца.

— Чтобы доставить вам удовольствие, я собираюсь устроить свой знаменитый уикенд с игрой в поло. Положительно в ее присутствии он с каждым днем чувствовал себя моложе. — По окончании игр, в субботу вечером, состоится грандиозный бал, а в воскресенье с утра и до полудня я устраиваю большой ленч.

После этого наши гости разъедутся по домам.

— Очень интересно. — Ребекка постаралась придать своему тону оттенок энтузиазма. Сердце ее тревожно забилось, хотя лицо осталось спокойным. — Я никогда еще не видела, как играют в поло.

— Вот поэтому я и организовал этот уикенд, — довольным тоном сказал Стюарт. Его красиво очерченные губы под густыми, великолепно подстриженными усами улыбались. — Я подслушал, как вы говорили это Фи.

Ребекка вдруг всем существом ощутила опасность. Стюарт Кинросс привык получать желаемое.

Произойдет катастрофа, если он захочет получить от нее то, чего она не может дать.

— Вы очень добры ко мне, Стюарт, — проговорила она. — И вы, и Фиона. Я вам искренне благодарна.

— А с вами очень легко быть добрым, моя дорогая. — Он старался говорить нейтральным тоном, но ему это не удавалось. — И Фи просто в восторге от того, как вы работаете над ее книгой.

— У Фионы есть что рассказать, и она это делает захватывающе. — Ребекка слегка отвернулась и прислонилась к балюстраде. — Она знает всех, кто что-либо значит на английской сцене, и знакома со многими, кто известен в международных кругах. Фактического материала очень много, просто горы.

— Фи жила полной жизнью, — сдержанно согласился Стюарт. — Она прирожденная актриса, как и моя дочь Эдисон.

Это прозвучало весьма прохладно. Похоже, отец не слишком гордился своей дочерью.

— Да, я видела телевизионный сериал с ее участием, — с восхищением отозвалась Ребекка. — Некоторые эпизоды получились очень волнующими именно благодаря чудесной игре Элисон. Она изобразила сельского врача удивительно реально, живо.

Я бы очень хотела с ней познакомиться.

— Вы вряд ли увидите Элисон здесь. — Стюарт вздохнул с явным сожалением. — Она прочно осела в Сиднее и редко приезжает навестить нас. Да и то, думаю, лишь для того, чтобы повидаться с Бродом, а не с отцом, которого совсем забыла.

— Этого не может быть, — с сочувствием сказала Ребекка. — Я уверена, что ей вас не хватает. Но положение телезвезды наверняка требует от нее постоянного напряжения. Могу себе представить, как мало у нее свободного времени.

— Эдисон выросла здесь, в Кимбаре. Поверьте, ей нет нужды работать, — недовольно произнес Стюарт Кинросс.

2
{"b":"28663","o":1}