ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корина пристально посмотрела ей в глаза, осознав наконец, что в лице Джилл имеет очень сильного противника.

— Может быть, вы и правы, — примирительно произнесла она. — А теперь извините меня, пожалуйста. Наш разговор закончен, мы все выяснили. Что касается меня, мне надо поскорее закончить свою работу. Думаю, что и вы желаете этого от всего сердца.

Джилл отступила назад, лицо ее было спокойно.

— Знаете, Корина, — сказала она беззлобно, — я приходила предупредить вас. У меня есть дар, которым обладают немногие. Я могу ждать столько, сколько потребуется для достижения цели.

Корина опустила глаза.

— Это очень любезно, Джилл, что вы предупреждаете меня. Думаю, что мы останемся друзьями.

Джилл коротко рассмеялась и вышла из комнаты. Корина встала и подошла к окну. Теперь, оставшись одна, она могла расслабиться. Вскоре ей придется подумать о своем будущем. Наверное, ей придется оставить Бал Бала и навсегда забыть Кайала Баллантайна. Что она будет делать дальше, как жить, не видя его… От звука голоса Кайала она вздрогнула, круто обернулась. Он вошел и прикрыл за собой дверь.

— Конни сказала мне, что ты не хочешь ехать с нами в Центр. Что случилось, малышка?

Корина слегка вздрогнула.

— Мне надо закончить работу.

В таком случае пообещай, что больше возражать не будешь. Конни считает, что работа над книгой почти закончена. Твой предлог — простая уловка, чтобы улизнуть от поездки. Ты что, не желаешь меня видеть?

Она покачала головой.

— Да ничего подобного. Просто мне неловко в компании. Кажется, что все все знают и смотрят на меня так многозначительно… Я, конечно, поеду на эту экскурсию. — Она подошла и взяла его за руку. — Наверное, скоро мне придется уехать отсюда. Работа над рукописью подошла к концу.

— Уехать? Почему ты решила уехать? — Он почти выдернул свою руку. — Это просто каприз или ты все хорошенько обдумала и решила? Прошу тебя — не торопись. — Повернувшись, он вышел.

Корина побежала к себе. В спальне она бросилась ничком на постель и дала волю слезам. Боже, ну почему ей так не везет! Невзгоды следуют одна за другой — сначала смерть отца, а теперь еще и это. Когда же это кончится? Ей так хотелось хоть капельку счастья или, может быть, ей на роду написано переживать одни трагедии? Корина всхлипнула и потерлась носом о подушку, вытирая глаза. Ладно, надо успокоиться. Будь что будет, против судьбы не пойдешь.

В дверь постучали, но она лежала тихо, не желая никого видеть.

— Я знаю, что ты здесь. — Дверь открылась, и Ли вошла. Она молча остановилась у кровати, и ее синие глаза наполнились огорчением. — Рина, дорогая, что происходит? Ты так изменилась в последние дни. Это Кайал, да? Я уже давно догадалась. — Она обошла кровать и погладила Корину по волосам. — Не плачь, мне больно это видеть. — Корина невольно улыбнулась. Желание Ли помочь успокоило ее. Она села на постели.

— Не придавай моему настроению большого значения. Через минуту я буду в порядке. Ты права, у меня сложности в отношениях с Кайалом. Я его просто не понимаю — то он очень внимателен и нежен, а иногда мне кажется, что я ужасно раздражаю его. И еще Джилл. Ода просто охотится за ним, а ведь эта женщина замужем!

Ли подняла брови.

— Что ты удивляешься поведению Джилл. Кайал для нее лакомый кусочек. Мне кажется, она сама не отдает себе отчета в своих поступках. Просто делает, что ей хочется, и все. Что касается Кайала… Я хорошо его знаю — он просто вежлив с ней и все. Поверь, она не волнует его. Иногда мне кажется, что та женщина, которая научится выводить его из себя, и будет его избранницей.

— Он попросил, чтобы я согласилась поехать на экскурсию. Как ты думаешь, это тоже вежливость с его стороны?

— Вряд ли. Кайалом управляет рассудок, а не сердце. Если бы ты была ему не нужна, зачем звать тебя с собой? В нем происходит глубокая борьба, не обращай на него сейчас внимания, он может наговорить и сделать много глупостей.

Корина рассмеялась.

— Ладно, от судьбы не убежишь. Мне пора вернуться к работе. Меня ждет глава о тайных письменах и священных рисунках.

Жизнь Корины вошла в прежнее русло. Она старалась не вспоминать ту ночь на озере и не думать о случившемся. Кайала она видела только мельком. Казалось, он избегает ее, а может быть, действительно очень занят? Надо поскорей закончить работу над книгой, решила она, и уехать отсюда. Хватит мучений и сердечных ран. Вернется в свой опустевший дом и начнет жизнь сначала. Она запомнит этот дом и этого странного, любимого человека. Эти долгие месяцы пребывания в Бал Бала были прекрасны, они дали ей новые ощущения, любовь, но ведь все когда-нибудь кончается. Вот и погода начала меняться, осень уступает место зиме. Никогда, до самой смерти, не забыть ей дрожащую голубизну миражей, красные песчаные холмы, дальние зубцы гор, жалобные и нежные песни аборигенов. Навсегда останется с ней огненное великолепие закатов на Дальнем Рубеже и утреннее пение птиц. Что ждет ее в будущем? Ах, лучше об этом не думать…

Поездка в Элис оказалась на удивление приятной. Еще не начался зимний туристический сезон, но с приходом прохладной погоды улицы заполнились веселой толпой приезжих.

Кайал наносил визиты вежливости знакомым, и первое утро женщины провели просто гуляя по городу. Элис, заметила Конни, больше не был столицей Австралии, но все-таки мог похвастать хорошей гостиницей, отличным обслуживанием туристов.

В прелестной маленькой художественной галерее Корина купила прекрасную акварель местного художника; она и Ли с упоением бродили по сувенирным лавкам, покупая безделушки и получая истинное удовольствие от этого занятия. Конни с Джилл отправились посмотреть знаменитую коллекцию опалов, находившуюся в крохотном домике под названием Ритц.

Когда туда добрались Ли и Корина, там как раз толпилась группа американцев, громко выражавших удивление, что такое богатство не охраняется. Корина невольно огляделась в поисках системы защиты от воров, но Ли объяснила ей.

— Дорога от Элис до любого обитаемого места долгая-долгая, а полицейский участок — через дорогу!

Они долго оставались там, с любопытством изучая прекрасную коллекцию. Некоторые из выставленных камней были просто бесценными, девушки понимали это, хотя и мало разбирались в камнях.

После обеда Кайал нанял машину и повез их в колонию художников аборигенов. С первого взгляда было ясно, что это не ремесленники-изготовители рыночных поделок, а настоящие, влюбленные в свое дело люди. Картины многих из них находились в больших художественных галереях, а некоторые были куплены и увезены за границу в частные коллекции.

Корина увидела, как Кайал подвел Джилл, неотступно следовавшую за ним, к картинам, разложенным под тенистым деревом. Лицо Джилл горело румянцем, она, прижимаясь, держала Канала под руку. Корина с раздражением отвела глаза, увидев, как он достает бумажник, чтобы заплатить за понравившийся ей пейзаж.

На обратном пути Кайал повел машину по дальней дороге, чтобы показать им старое поселение — несколько старых добротных беленных известью домов в четырех милях к северу от города. Все, что она видела в этой поездке, очень интересовало Корину. Кайал обращал на нее внимания не больше, чем на других, и был очень вежлив и предупредителен. Корина старалась не встречаться с ним взглядом.

К середине дня Конни уговорила пойти всех на родео.

— У каждого есть своя слабость. Моя — это родео, — объяснила она. А когда Корина сообщила, что никогда не видела ничего подобного, дело было решено!

Место, куда они приехали, кипело народом: туристы, местные жители, все поклонники этого вида спорта собрались здесь.

Заняв место на трибуне, Корина почувствовала какую-то тянущую пустоту внутри себя, как будто должна была увидеть что-то неприятное.

Ли потрепала ее по руке.

— Расслабься и попробуй получить удовольствие. Не надо ни о чем беспокоиться. Самое плохое, что может случиться, это несколько сломанных рук или ног. Но эти люди сами идут на это. Эта игра будоражит их кровь, дает ощущение силы и ловкости, им приятен восторг толпы, приветствующей победителя. — Лицо ее горело от восторга, такого же сильного, как и у матери. Только на лице Джилл читалась легкая неприязнь.

26
{"b":"28664","o":1}