ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она по-детски ладошкой вытерла слезы, но дрожь, сотрясавшую ее, унять не смогла. Конечно, он не знал, что горевала она по своему отцу. Голос его звучал резко и сурово. Он взял со спинки кровати кремовый шелковый пеньюар и протянул ей.

— Наденьте это и пойдемте в гостиную. Вам надо что-нибудь выпить и успокоить нервы.

Она откинулась на подушки и непонимающе смотрела на пеньюар в его руках. Он взял ее за руки, потянул и посадил на постели.

— Вы успешно стараетесь вывести меня из себя. Делайте то, что я говорю, и не спорьте.

Ее локон коснулся его руки, и Кайал, обвив его вокруг пальца, заставил Корину поднять глаза.

— Эти громадные, полные слез глаза, дрожащее тело должно, очевидно, вызвать мое сострадание. Лучше делайте то, что я говорю.

— Я сожалею, сожалею… — еще плохо понимая, бормотала Корина. Он смотрел на нее сверху вниз, понимая, какой она, в сущности, ребенок.

2* 35 Я тоже. Но все же собирайтесь. Капля спиртного вам не повредит.

Когда она стала надевать пеньюар на изящную, шифоновую с кружевом, ночную рубашку, он отвернулся. Все еще продолжая дрожать, Корина последовала за ним в гостиную и послушно подчинилась, когда он властным жестом указал ей на кресло.

— Садитесь, дитя, а то у вас такой вид, что вы сейчас упадете. Я сейчас вернусь. — Он пересек дворик и исчез.

Корина откинула голову на спинку кресла. Он, наверное, считает ее неуравновешенной истеричкой. Может быть, он даже решил ее уволить. Она не слышала, когда Кайал вернулся: он двигался бесшумно, как кошка.

— Выпейте! — Загорелое лицо с загадочным блеском глаз смотрело на нее бесстрастно. (Гудя по его взгляду, он решил, что она пустышка. Мысль об этом заставила ее взять себя в руки и выпрямиться. Она приняла из его рук стакан и постаралась непринужденно улыбнуться.

— Не жалейте меня, мистер Баллантайн. Я уже представляю себя с табличкой на шее «уволить».

Неожиданно он широко улыбнулся и сразу стал очень симпатичным.

— Не пытайтесь изображать из себя Бог знает что. Все равно вам со мной не тягаться. — Он окинул ее оценивающим взглядом. — По крайней мере пока вы в таком состоянии.

Корина только теперь почувствовала прозрачность своего ночного одеяния. Она нервно затеребила шелковую складку пеньюара. Наступила пауза, которую он прервал словами:

— Пейте, пожалуйста!

Она все еще колебалась, тогда он крепко сжал ей запястье и поднес стакан к ее губам.

— Это коллекционное вино! — Кайал внимательно следил за тем, как она допила свой стакан. — Вот молодец, — коротко сказал он.

Через минуту выпитое начало действовать, приятным теплом снимая напряжение. Корина расслабилась.

— Вам лучше? — спросил он. — Слава Богу, у вас пропало трагическое выражение лица. Оно совсем не красит вас, — он прищурился. — Знаете, мисс Брент, вы для меня загадка, а я привык знать все о людях, которые на меня работают.

Корина поставила стакан и холодно заметила:

— В моей биографии нет ничего особенного, мистер Баллантайн.

— Неужели? — В его голосе слышалось явное недоверие.

На мгновенье они снова встретились глазами, и ей показалось, что он прочитал ее мысли. В его глазах сверкнула усмешка. По-видимому, она забавляла его.

— Мистер Баллантайн, я не люблю играть в гляделки. Что означает ваша недоверчивая ухмылка?

— Мне интересно наблюдать за вами, — тихо сказал он с легкой улыбкой.

— Ну и что интересного вы обнаружили? — Голос Корины зазвенел. — Боже, да вы, оказывается, любопытны! А у меня нет охоты откровенничать с вами.

— Не слишком вы любезны с начальством… — протянул он. — Не боитесь, что я вас уволю?

— За что? За разговор? Я действительно уволена?

Он рассмеялся.

— Пока нет, но это не исключается. Все будет зависеть от вашего поведения. — Он обернулся к ней и продолжил: — Мне кажется, что наши отношения будут складываться непросто. А вы что думаете на этот счет?

В ее темных глазах промелькнула целая гамма чувств. Она глубоко вздохнула.

— Хотела бы я, мистер Баллантайн, научиться вашему искусству играть словами. Вы производите впечатление нескучного человека.

Кайал поднял брови.

— Да вы злючка, мисс Брент, вас не так-то легко усмирить. Легко и беззаботно летите к опасности. Смотрите, не обожгите крылышки. Ну, хорошо. Пора в постель, Вы успокоились, вам лучше? Не похоже, что вы хотите спать — у вас такой вид, будто вы рветесь в бой, но предупреждаю — это будет неравная битва. Мой вам совет — не поддавайтесь отчаянию, берегите нервы и не злитесь. Это продлит вашу жизнь.

Этот совет не понравился Корине, она растерялась и не нашла ничего лучшего, чем прошипеть:

— Я кое-что скажу вам прямо сейчас, мистер Баллантайн. — Вы… — Она на секунду замолчала, подыскивая слова.

— Ну, ну… Кто я? «Грубиян», подойдет?

— Для начала подойдет. — Она смотрела на него, прищурив глаза.

Он залюбовался ее гневным прелестным лицом со сверкающими миндалевидными глазами.

— Теперь я вижу, что вы окончательно пришли в себя, очаровательная подруга моей сестры. Пройдет немного времени, и вы станете совсем ручной.

— Как вы все-таки неделикатны, мистер Баллантайн. — Корина надула губы.

— Кайал, — поправил он. — Прошу называть меня Кайал. Вам это не трудно? Ну все — спать, ^ь! Надеюсь, у вас больше не будет кошмаров.

Ее охватило желание схватить со стола изящную китайскую шкатулку и запустить в него. Усилием воли она заставила себя сдержаться и молча смотрела, как он вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь. Корина пыталась понять, разобраться в их отношениях, но усталость взяла свое. Она вернулась к себе и легла в постель. Голова ее утонула в мягких подушках, и она не заметила, как заснула.

На другое утро Корина проснулась отдохнувшей и посвежевшей. Она потянулась, закинув руки за голову, и попыталась припомнить события прошлой ночи. В дверь постучали, и она быстро соскочила с кровати.

За дверью стояла Ли.

— Вставай, ленивица. Уже семь часов. Корина засмеялась. Ее сегодня все радовало.

— Семь часов? Вот это да! Я никогда не вставала так рано.

— Ты отлично выглядишь, — сказала Ли, внимательно оглядев подругу. Корина широко улыбалась, не в силах сдержать переполнявшую ее радость.

— А знаешь, я действительно чувствую себя великолепно! — Корина распахнула окно, и в комнату ворвалось утро. Мягкий нежный ветерок разметал ее волосы, наполнил грудь чудесным воздухом, напоенным цветами.

— Какие планы на сегодня?

— Сегодня никакой работы, это уж точно, — обрадовала Ли. — Я хочу показать тебе Бал Бала. Конечно, не все четыре тысячи квадратных миль, но хотя бы то, что лежит в пределах песчаных холмов.

— Но ведь… — неуверенно начала Корина.

— Никаких но. — Ли была настроена по-боевому. — Я только что отнесла маме чай и это ее предложение. Было бы нехорошо заставлять тебя работать в первый же день после твоего приезда. Так что собирайся. Мы выедем после завтрака. До встречи через десять минут. Бекон и яичница для двоих?

Корина кивнула и улыбнулась, радуясь предстоящей прогулке. Яичница с беконом будет приятной переменой после чашки черного кофе, которым она заменяла завтрак последние несколько месяцев.

Быстро одевшись, она направилась в столовую и тут же столкнулась к Кайалом.

— Я вижу, что бессонная ночь на вас никак не отразилась. — Его взгляд скользнул по Корине, отметив ее прелестный вид. Она покраснела от этого взгляда.

— Боже мой, вы покраснели? Так вы скромница? — произнес Кайал, выходя из комнаты.

Внезапно он остановился и сказал:

— Попрошу одной из дома не отлучаться. Корина задорно улыбнулась.

— Я нахожу вашу заботу о моем благополучии очень трогательной, мистер Баллантайн.

Он сделал вид, что не заметил насмешки, и продолжил:

— Я прошу вас принять во внимание мое предостережение. Я действительно беспокоюсь о вас… — Он не договорил, но все было понятно и так.

Такая опека Корине не понравилась, но она проявила женскую хитрость и улыбнулась ему очаровательной улыбкой, которую можно было понимать как угодно.

7
{"b":"28664","o":1}