ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка со стоном нырнула за угол:

– Этого не может быть. Что же нам теперь делать?

– Отобедать с ними, мне кажется, – сказал Адам. Она схватилась руками за голову:

– Пожалуйста, будьте серьезнее. Отец зол на меня. И он будет в бешенстве, узнав, что я позволила незнакомцу остановиться здесь... А если вы расскажете ему правду, он разозлится, что я немедленно не сообщила ему о вашем возвращении.

– Слишком поздно, я не могу сейчас исчезнуть, – сказал Адам. – А они-то уж точно не уедут. Вы хотели проверить мистера Коббалда кем-то, кто меня знает? Вот великолепная возможность. Если мы преуспеем сегодня, то можем утром рассказать вашему отцу правду. Если повезет, он будет так удивлен, что забудет рассердиться... и не арестует меня. – Он увидел на ее лице признаки паники. – Помните, вы сказали, что я должен доверять вам. Теперь я прошу вас о том же.

– А как же Джаспер? – прошипела Ребекка. – Отец привез с собой вашу проклятую собаку.

Адам еще раз выглянул из-за угла. Его старый фокс-хаунд обнюхивал каждый доступный ему дюйм мраморного пола, натягивая поводок и бешено виляя хвостом. Да, Джаспер – это проблема!

– Прошло три года. Может быть, он и не вспомнит меня. – В ответ на ее скептический взгляд Адам добавил: – А может, и вспомнит, но я обещаю что-нибудь придумать. Давайте спускайтесь вниз, пока ваш отец не отправился разыскивать вас.

Приняв неизбежное с достойной восхищения решимостью, Ребекка кивнула головой, расправила плечи и стала спускаться по лестнице с радостной улыбкой на лице. Когда она здоровалась с родителями, в ее голосе слышалось только удивление от их внезапного приезда.

Лорд Уинком стряхнул с пальто капли дождя – лужица воды образовалась у его ног. Выглядящий почти так же, каким его помнил Адам, Эдвард сложением напоминал боксера-профессионала; у него были огромные плечи и широкая, как бочка, грудь. Когда его мускулистые руки, способные разорвать человека надвое, обняли дочь, это было похоже на объятия медведя.

Адам не мог слышать слов Ребекки, но ее губы не переставая двигались, а руки порхали, словно крылья чайки. Потом она обняла мать. Увидев Уизерса и Адама, выглядывающих из-за угла, она осторожно шикнула на них.

«Проклятие», – подумал Адам. Эдвард знал его, как никто другой. Он хотел бы довериться старику, ему был противен обман, но если он сможет провести лорда Уинкома, то обведет вокруг пальца кого угодно. А тут еще Джаспер. Значит, придется что-то придумать. Ну, сейчас или никогда.

– Минутку, сэр, – сказал Уизерс, когда Адам собрался выйти из укрытия. Дворецкий побежал, насколько был способен бегать в свои пятьдесят пять лет, к спальням и вернулся с маленьким хрустальным флаконом. – Это для собаки, – сказал он и с извиняющимся выражением лица выплеснул содержимое на брюки Адама. Невыносимый запах роз наполнил коридор. Адам отскочил назад.

– Гром и молния, хватит! Я пахну как дешевая шлюха! – Он поднял глаза к небу в немой молитве. Господи Боже, он ведь знал, что ему понадобится любая помощь. Сделав глубокий вдох, он стал спускаться по лестнице.

– Метафоры, ваша светлость, – прошептал Уизерс, его голос расстроено дрожал. – Сутультесь и моргайте. И говорите в нос. Немножко смирения в голосе тоже не повредит. И попробуйте чихать, сэр.

Адам коротко кивнул и стал спускаться по лестнице подпрыгивающей походкой. Все движение в холле прекратилось.

Эдвард метнул в сторону Адама проницательный взгляд. Подняв свои седые брови, он проревел:

– Кто вы такой и какого черта здесь делаете?

– Папа, – воскликнула Ребекка, – я все объясню!

– Да уж, придется, черт побери!

– Эдвард, следи за своим языком, – произнесла Мириам Марч Уинком с терпеливой властностью, стягивая с рук перчатки. – Ваша дочь переняла у вас достаточно дурных привычек. И успокойтесь. Мы ведь только что приехали.

– Похоже, как раз вовремя, – проворчал Эдвард.

К этому моменту Адам успешно преодолел лестницу и остановился не более чем в футе от отца Ребекки. Он несколько раз взмахнул рукой, заставляя кружевные манжеты взлетать и ниспадать каскадом, низко поклонился и представился:

– Фрэнсис Коббалд к вашим услугам, милорд.

Эдвард несколько раз втянул носом воздух, бросил холодный взгляд на Адама, потом на свою дочь. Его рычание очень напоминало рык Джаспера:

– Это правда?

– Не обращайте внимания на моего мужа, мистер Коббалд. Просто мы перенесли ужасно утомительное путешествие, а он ненавидит сюрпризы. Всегда ненавидел и будет ненавидеть. Особенно если это касается его дочери.

Грубая матросская песенка, что-то о водяных, тритонах и ракушках, донеслась со второго этажа. О Боже, он совсем забыл про Мака! Адам обернулся как раз в тот момент, когда его друг появился на лестнице с сигарой в одной руке и бокалом бренди в другой.

Эдвард упер руки в бока:

– Дьявольщина, а это что за чучело? Захваченный врасплох гневом почтенного старика, Мак взглянул через плечо, как будто надеялся, что кто-то еще сможет ответить на вопрос. Поняв, что придется отвечать самому, он зажал сигару в зубах, почесал ухо и зашагал вниз по лестнице с таким видом, будто он был владельцем этого замка. Подойдя прямо к Эдварду, он протянул ему руку для приветствия.

Лорду Уинкому удалось сдержать себя и даже пожать ее. Он кивнул в сторону Адама:

– Вы с этим парнем?

– Нет, сэр. Макдоналд Арчер к вашим услугам.

– Странно. Похоже, здесь все к моим услугам, а я до сих пор понятия не имею, кто вы такие.

Облокотясь о дубовые перила, Мак разглядывал кончик своей сигары.

– Могу сказать то же самое о вас, приятель.

Глаза Эдварда сузились, как острия стрел, нацеленных на Мака. Привыкший иметь дело со злобными и сильными мужчинами и один из лучших игроков в покер, каких знал Адам, Мак смотрел на Эдварда не моргая. Он затянулся сигарой.

– Если вы хотите знать, я друг Адама Хоксмора, последнего графа Керрика.

– Кто граф, я знаю, – негодующе заявил Эдвард.

– А вы кто?

– Лорд Эдвард Марч, граф Уинком. Человек, который как раз занимается делами лорда Керрика, и отец этой юной леди. – Он долгим взглядом изучал Мака, потом посмотрел на Адама и наконец перевел взгляд на дочь: – Ты хотела мне что-то объяснить.

Мать Ребекки подошла к мужу:

– Дорогой, пожалуйста. Может быть, мы пройдем в комнату? У тебя наверняка не меньше дюжины вопросов, и я сначала хотела бы оказаться у горящего камина, в удобном кресле, с чашкой чаю.

Мак похлопал Эдварда по плечу:

– Превосходная идея!

– Я принесу чай. – Уизерс, который молча присоединился к собранию, поспешил в кухню, как будто пища могла изменить то, что произошло за последние полчаса.

Мириам протянула мужу руку. Эдвард помялся, но все же пошел вперед под руку с женой, держа собаку на поводке. Мак последовал за ними. Проходя мимо Адама, он принюхался и поморщился. Бросив лукавый взгляд на своего друга, он еще раз поморщился и с важным видом удалился вслед за Эдвардом. Адам не знал, что выбрать – пристрелить Мака или застрелиться самому.

Ребекка тихонько подошла к Адаму и прошептала:

– Что мы будем делать?

– Пить чай, нам некуда отступать. Мак, кажется, нашел подход к вашему отцу, а мы знали, что Фрэнсису Коббалду придется рано или поздно встретиться с вашими родителями.

– Я предпочла бы как можно позднее.

– Ребекка! – Рев ее отца эхом отразился от покрытых гобеленами каменных стен.

Покачав головой, она крикнула в ответ:

– Иду, папа. – Девушка снова повернулась к Адаму: – Может быть, просто рассказать ему правду?

– Нет. Я не расположен сейчас доверять никому, даже вашему отцу. Мне нужно время, чтобы все обдумать.

– Мне вы доверились.

– У меня не было выбора, не так ли? Она подозрительно уставилась на него:

– Вы действительно думаете, что мой отец желает вам смерти? – Адам не возразил, и Ребекка возмущенно посмотрела ему прямо в глаза. – Как вы смеете?! Мой отец любит вас! Может быть, он поддается влиянию и любит спорить, но он никогда не причинил бы вам зла.

19
{"b":"28665","o":1}