ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я и не отрицаю, — спокойно произнесла Мина, наклонилась и взяла руку жреца в свою. От ее прикосновения кровь молодого человека вскипела. — Ты боишься смерти, Ллеу?

— Я… да, наверное, боюсь, — ответил тот. Сейчас ему не хотелось думать о смерти — только о жизни.

— Но жрец Кири-Джолита не должен бояться смерти, не так ли?

— Нет, не должен. — Ллеу стало не по себе, и он попытался отдернуть руку, но Мина сочувственно сжала ее, и жрец почти бессознательно ответил на это пожатие.

— Что говорит тебе твой Бог о смерти и о загробной жизни?

— Когда мы умираем, наши души вступают на следующую часть пути. Смерть — это дверь, ведущая к познанию самих себя.

— Ты в это веришь?

— Я хочу верить, — твердо сказал Ллеу, крепче сжимая ладонь. — Действительно хочу. Меня мучил этот вопрос с тех самых пор, как я стал жрецом. Они говорят, что я должен верить, но… — Молодой человек покачал головой, задумчиво глядя на пламя в очаге и все еще не выпуская руки девушки, затем резко к ней повернулся. — Ты не боишься смерти.

— Нет, не боюсь, — подтвердила Мина, улыбаясь. — Потому что я никогда не умру. Чемош обещал мне вечную жизнь.

Ллеу не сводил с нее глаз:

— Но как он может обещать такое? Я не понимаю!

— Чемош — Бог. Его власть безгранична.

— Он Повелитель Смерти. Он идет на поле боя, воскрешает непогребенные тела и заставляет их исполнять его приказания…

— Так было раньше. Времена изменились. Сейчас Век Смертных. Век живых. Останки больше не нужны Чемошу. Теперь ему необходимы последователи, как я и ты, Ллеу. Молодые, сильные, полные жизни. Жизни, которая никогда не закончится. Жизни, которая приносит удовольствие, как это.

Мина закрыла глаза и прильнула к молодому человеку. Ее губы призывно приоткрылись. Ллеу поцеловал девушку, сначала сдержанно, но затем страсть затопила его. Мина была такой мягкой, зовущей, и, прежде чем Ллеу понял, что он делает и как это получилось, его руки очутились под одеждой девушки, лаская теплую обнаженную плоть. Он тихо застонал, и его поцелуи стали настойчивее.

— Моя спальня рядом, — прошептала Мина, отвечая на его поцелуи.

— Это неправильно, — выдохнул Ллеу, но не мог от нее оторваться.

Девушка обвила руками его шею и прижалась к нему.

— Это жизнь, — нежно поправила она и потянула молодого человека за собой.

Их страсть длилась всю ночь. Они любили друг друга, затем засыпали, а потом просыпались, чтобы снова любить. Ллеу никогда раньше не испытывал такого ликования, никогда так полно не ощущал, что живет, и хотел, чтобы это чувство длилось вечно. Он заснул в объятиях Мины и с мыслью о ней.

Проснулся жрец на рассвете — весеннем рассвете — и обнаружил девушку рядом; приподнявшись на локте, она смотрела на него, мягко поглаживая по волосам и груди.

Ллеу потянулся, чтобы поцеловать Мину, но та отстранилась.

— Что ты решил насчет Чемоша? — спросила она. — Ты подумал о том, что я тебе говорила?

— Ты права, Мина. В том, что Бог желает, чтобы его последователи жили вечно, что-то есть, — признался юноша. — Но что я должен сделать, чтобы получить подобное благословение? Я слышал истории о кровавых жертвах и других ритуалах…

Мина улыбнулась, проведя рукой по своему обнаженному телу:

— Это всего лишь глупые истории. Все, что ты должен сделать, — отдать себя Богу. Скажи: «Я клянусь в верности Чемошу».

— И все?

— И все. Ты даже можешь вернуться к поклонению Кири-Джолиту, если пожелаешь. Чемош не завистлив. Он все понимает.

— И я буду жить вечно? И любить тебя? — Ллеу осторожно поцеловал девушку.

— С этого дня ты не будешь стареть, — пообещала Мина. — Ты никогда не будешь страдать от боли, не узнаешь голода, тебя не коснутся болезни. Я тебе обещаю.

— Тогда мне нечего терять, — улыбнулся Ллеу в ответ. — Я клянусь в верности Чемошу.

Он обнял ее и привлек к себе. Мина прижалась губами к его груди, чуть выше сердца. Ллеу задрожал от восторга, но затем его тело содрогнулось.

Он открыл глаза. Боль, дикая боль пронзила тело жреца, и он с ужасом воззрился на девушку. Попытки высвободиться ни к чему не привели — Мина крепко держала Ллеу, а ее поцелуй высасывал из него жизнь. Жрец Кири-Джолита выгнулся от невыносимой муки, приглушенно вскрикнул и судорожно схватился за Мину. Его сердце отчаянно забилось и вдруг замерло.

Голова Ллеу неподвижно покоилась на подушке, глаза смотрели в никуда, на лице застыло выражение непередаваемого ужаса.

Чемош стоял возле постели.

— Мой господин, — промолвила Мина, — я нашла для тебя первого последователя.

— Превосходно, Мина! — откликнулся Бог. Не обращая внимания на распростертое тело молодого человека, он наклонился и поцеловал девушку в губы. Его рука ласкала ее шею, гладила волосы. — Ты прекрасно справилась.

Девушка отодвинулась от него, прикрыв наготу халатом.

— В чем дело? — удивленно спросил Бог. — Что случилось? Ты и раньше убивала для Такхизис. Или ты неожиданно стала разборчивой?

Мина посмотрела на тело молодого человека:

— Ты обещал ему жизнь, а не смерть. — Девушка перевела взгляд на Чемоша, и ее янтарные глаза потемнели. — Ты обещал мне власть над жизнью и смертью, господин. Если бы я хотела совершить убийство, то просто могла пойти в темный переулок…

— Ты мне не доверяешь, Мина?

Девушка замолчала на мгновение, собирая все свое мужество. Она знала, что Чемош может быть беспощадным, но обязана была рискнуть:

— Однажды Богиня предала меня. Ты просил доказать тебе мои силы. Я это сделала. Теперь твоя очередь доказать мне правдивость своих слов, Повелитель.

Мина напряженно ожидала вспышки гнева, но Чемош ничего не сказал, и спустя мгновение девушка осмелилась взглянуть на него.

Бог улыбался.

— Я уже говорил, ты не будешь моей рабыней. Я докажу тебе то, что обещал. У тебя будет власть, как мы и условились. Положи руку на сердце жреца.

Мина сделала, как ей было ведено: положила ладонь на остывающую грудь, в которой недавно билось сердце, прямо на черный ожог — след своих губ.

— Сердце не забьется снова, — произнес Чемош, — но в тело вольется жизнь. Моя жизнь. Вечная жизнь. Поцелуй его, Мина.

Мина коснулась губами того места, где отпечатался ее поцелуй. Сердце молодого человека оставалось спокойным, но он сделал глубокий вдох, грудь начала равномерно вздыматься и опадать.

— Все будет так, как я обещал. Он не сможет умереть, поскольку уже мертв. Его жизнь отныне бесконечна. И только одну вещь я прошу взамен. Он должен привести мне еще последователей. Итак, любовь моя, ты получила доказательство?

Мина посмотрела на просыпающегося Ллеу, начиная понимать, что не только забрала жизнь, но и вернула ее. Она могла дать каждому в мире бессмертие своей властью… властью Бога.

Девушка протянула Чемошу руку, и тот сжал ее пальцы в ладони.

— Мы изменим мир, мой господин!

У Мины остался только один вопрос, одно сомнение. Она положила руку себе на грудь, где на белоснежной коже отпечаталась черная метка Чемоша.

— Повелитель, мое сердце бьется, кровь горяча, а плоть тепла. Ты не взял мою жизнь…

Чемош не стал говорить, что любит в ней ее жизнь — жаркое бьющееся сердце, горячую пульсирующую кровь. Не пожелал рассказывать, что дар бесконечной жизни, которым она награждала смертных, не такой уж ценный, как могло показаться сначала. Одарить ее саму означало потерять, а Бог не мог этого допустить. По крайней мере, не сейчас. Возможно, когда-нибудь… когда девчонка ему надоест.

— Я окружен мертвыми. Мина, — произнес Чемош извиняющимся тоном. — День за днем. Как глупец Крелл, который не оставит меня в покое и будет постоянно докучать. Мина, для меня ты — дыхание жизни.

Бог засмеялся над собственной шуткой, поцеловал на прощание девушку и исчез.

Мина выскользнула из постели, взяла гребень и принялась медленно и тщательно расчесывать спутанные волосы. Услышав шорох за спиной, она оглянулась и увидела, что Ллеу очнулся и сидит, опираясь на подушки. Он выглядел смущенным, но морщился, словно помнил о боли.

24
{"b":"28666","o":1}