ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Меня зовут Рис Каменотес. Спасибо предложение, но я вынужден его отклонить. — Монах помолчал, а затем тихо спросил: — Если видел, что происходило между этими двумя и эльфом, господин шериф, то почему не вмешался?

Герард опять улыбнулся, на этот раз грустно:

— Если бы я задавался целью предотвратить каждую драку в Утехе, брат, то ничего другого не успевал бы делать. Я все время занимаюсь более важными вещами, например стараюсь защитить город от набегов, грабежей и сожжения дотла. Грегор и Так — местные забияки. Если бы ситуация вышла из-под контроля, я бы спустился, чтобы усмирить этих молодцов. Ты все сделал правильно, по крайней мере, я так считаю. Поэтому, брат, ты, собака и кендер будете сегодня моими гостями за ужином. Это меньшее, чем я могу отблагодарить тебя за то, что ты прекрасно сделал за меня мою работу.

Рис почувствовал, что теперь вправе принять приглашение.

— Всё, Атта! — скомандовал он, и собака, оставив свой пост, подбежала к хозяину.

Паслен тоже собрался присоединиться к Рису, но его остановила полная женщина средних лет, с головой повязанной черной шалью. Женщина очень хотела поговорить с кендером. Они сели за стол и принялись беседовать: кендер смотрел на женщину с сочувствием, а та постоянно промокала глаза концом шали.

— Она недавно овдовела, — произнес Герард, нахмурившись. — И я бы не хотел, чтобы кто-нибудь наживался на ее горе, брат.

— Этот кендер из тех, кого называют ночными бродягами, — объяснил Рис. — Он действительно может разговаривать с умершими.

Герард отнесся к его словам недоверчиво:

— В самом деле? Я раньше слышал о таких. Но не знал, что они существуют. Думал, что маленькие воришки выдумали о себе очередную историю.

— Я могу поручиться за Паслена, господин шериф, — ответил Рис, улыбаясь. — Он не обычный вороватый кендер. Он действительно умеет общаться с умершими, кроме случаев, когда душа уже покинула Кринн. Я видел, как он это делает. Может быть, он будет полезен вдове.

Герард посмотрел на Паслена.

— Когда-то я знал одного кендера, — произнес он тихо, скорее для себя, чем для Риса. — Он тоже был необычным. Я дам твоему другу шанс, брат, особенно если ты за него ручаешься.

Мгновением позже к ним подбежал Паслен:

— Мы с вдовой пойдем на могилу побеседовать с ее мужем. Она страшно по нему тоскует и хочет убедиться, что с ним все в порядке. Скорее всего, я буду отсутствовать весь вечер. Где мы можем потом встретиться?

— Ты можешь найти своего друга здесь, — ответил Герард, не давая Рису заговорить первым. — Сегодня ночью вы будете спать в общей комнате.

— Мы не будем спать в конюшнях! Это чудесно. Я уже устал от запаха лошадей! — воскликнул Паслен и, прежде чем Рис смог возразить шерифу, исчез.

Герард посмотрел на монаха:

— Когда он вернется, ты будешь обязан опустошить его карманы.

— Тебе не следует беспокоиться об этом. Паслен не очень хорош в таком деле, как «одалживание». Если он попытается, то будет действовать настолько неумело, что сразу же попадется. Его гораздо больше интересует общение с покойными.

Герард фыркнул и покачал головой. Он с любопытством взирал на монаха, гораздо больше интересуясь им, чем кендером, которых в Утехе было предостаточно.

Девушка принесла тарелку с ароматной похлебкой, в которой было столько мяса и овощей, что Рис с трудом мог погрузить в нее ложку. Для Атты тоже был подан обед: мясная косточка и плошка с водой. Получив разрешение Риса, собака приняла угощение, утащила кость под стол и, улегшись на ногах хозяина, принялась сосредоточенно ее грызть.

— Ты сказал, что ищешь какого-то человека? — спросил Герард, откинувшись на спинку стула и глядя на Риса поразительно голубыми глазами, — Я, конечно, не стараюсь отследить каждого, кто приходит в Утеху, но я в курсе происходящего. Кто он?

Рис объяснил, что разыскивает брата, и рассказал, что Ллеу носит одежду жреца Кири-Джолита и проводит все время в тавернах и пивных.

— Откуда ты?

— Из Стаутона, — ответил монах. Шериф удивленно поднял брови:

— Ты проделал долгий путь в поисках этого молодца, брат, тебе пришлось нелегко. Мне кажется, что здесь кроется нечто большее, чем беспокойство семьи о молодом бездельнике.

Рис решил, что будет держать правду о Ллеу при себе, поскольку, если узнают, что тот виновен в смерти стольких людей, на него будут охотиться как на дикого зверя. Монах признался себе, что ему нравится Герард, чья спокойная манера поведения очень импонировала ему. Однако Рис понимал, что, найдя брата, должен будет передать его местным властям, а потом тот предстанет перед Пророком Маджере. Именно пророку предстоит определить дальнейшую судьбу Ллеу, поскольку тот совершил преступление в одном из монастырей. И Рис решил рассказать шерифу, по крайней мере, часть истории.

— Мне очень жаль, но мой брат стал последователем Чемоша, Бога Смерти, — сказал он Герарду. — Боюсь, он стал жертвой некоего страшного заклятия, наложенного на него ученицей Чемоша. Мне необходимо найти Ллеу, чтобы разрушить чары, если это возможно.

— Сначала Такхизис, теперь Чемош, — проворчал Герард, проведя рукой по волосам, отчего они встали дыбом. — Иногда я начинаю сомневаться, что возвращение Богов — к лучшему. Мы и сами со всем неплохо справлялись, за исключением, конечно, драконов-владык. У нас и так неприятностей хватает: согнанные с земель эльфы, слухи о собирающейся армии гоблинов на юге Квалинести и наш местный барон — разбойник по имени Капитан Самувал. Нам вовсе не нужны Боги вроде Чемоша, которые только все усложняют. Но, думаю, ты и так это понял, брат, поскольку ты больше не монах Маджере, не так ли? Но ты носишь монашескую одежду, значит, в какой-то мере остаешься монахом.

— Теперь я понимаю, почему тебя выбрали на должность шерифа, — произнес Рис, встретив взгляд голубых глаз и выдержав его. — Ты способен допросить человека, а он даже не почувствует этого.

Герард пожал плечами:

— Не обижайся, брат. Я хороший шериф, потому что мне нравятся люди, даже мошенники. С уверенностью могу сказать тебе: работа у меня не скучная. — Он поставил локти на стол и некоторое время внимательно изучал Риса. — Ты необычный монах, который живет как монах Маджере, поступает как монах Маджере, но все же клянется, что он не монах Маджере. Разве это не интересно?

— Думаю, что все, что касается человека, чрезвычайно интересно, шериф, — согласился Рис.

Герард собрался было ответить, когда их разговор прервали. Какой-то мужчина вошел в таверну и поспешил к шерифу. Они о чем-то тихо посовещались, и тот встал.

— Боюсь, меня зовет долг. Я не видел здесь твоего брата, но буду держать ухо востро. Думаю, потом я смогу найти тебя здесь.

— Только если я сумею отработать мое пребывание, — твердо сказал Рис.

— Видишь? Что я тебе говорил! Один раз стал монахом — теперь это на всю жизнь, — широко улыбнулся Герард, пожал Рису руку и ушел. Он сделал всего несколько шагов, а затем обернулся. — Чуть не забыл. В нескольких кварталах от Городской площади, на улице Богов, есть заброшенный Храм, предположительно посвященный Чемошу. Он пустует уже невесть сколько, но кто знает? Недалеко от проезжей дороги есть таверна под названием «Корыто». Она пользуется любовью у молодых бездельников. Можешь поискать своего брата там.

— Благодарю тебя, шериф, я схожу и в таверну, и в Храм.

— Удачной охоты, — отозвался Герард, махнув на прощание.

Рис доел мясную похлебку и отнес тарелку на кухню, где ему удалось убедить упорствующую Лауру Маджере позволить отработать ночлег и стол. Приказав Атте сидеть в углу, чтобы она не мешала. Рис перемыл посуду, принес воды, подмел лестницу на кухне и почистил картошку, которая использовалась в приготовлении одного из самых лучших блюд таверны.

К тому времени, когда Рис закончил свои дела, наступила ночь. Паслен еще не вернулся. Монах спросил у повара, как найти таверну «Корыто», и встретил недоумевающий взгляд. Повар был уверен, что постоялец ошибся, но Рис настаивал, и в итоге ему все объяснили и даже проводили до лестницы, указав, по какой дороге следует идти.

41
{"b":"28666","o":1}