ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прежде чем отправиться в путь, Рис отвел Атту в конюшни и приказал дождаться своего возвращения. Собака улеглась на солому, положила голову между лап и выразительно посмотрела на хозяина. Она была недовольна, но умела подчиняться.

Монах решил не брать Атту с собой. Она бы послушной собакой, одной из лучших, кого когда-либо тренировал Рис, но с самого начала невзлюбила Ллеу. Он опасался, что, если дело дойдет до схватки, Атта не станет дожидаться команд, а вцепится Ллеу прямо в горло.

Рис погладил собаку, дал ей немного мяса, чтобы извиниться самому и убедить ее, что она ни в чем не провинилась, а затем направился к «Корыту», которое имело репутацию как раз такого места, к каким был неравнодушен Ллеу.

Глава 11

Но в «Корыто» Рис попал не сразу. Вспомнив, что Храм находится недалеко от Городской площади, он решил пойти туда и, если будет возможно, собрать некоторые сведения, которые могли бы быть полезны в том случае, если он встретится с братом.

После окончания Войны Душ вернулись Боги, а вместе с ними и жрецы, которые творили чудеса во имя своих покровителей и искали последователей. Здесь, в Утехе, как и в других городах, Храмов было несколько, и располагались они в одной части города. Оружейных дел мастера жили на улице Мечей, торговцы тканями — на улице Тканей, а лавки магов находились на аллее Магии. Некоторые шутили, что Храмы выстроили так тесно для того, чтобы жрецы, как и их Боги, могли наблюдать друг за другом.

Улица Богов располагалась недалеко от Усыпальницы Последних Героев. Рис остановился, чтобы посмотреть на монументальное строение, которое прекрасно помнил с детства. У входа в Усыпальницу несли караул Соламнийские Рыцари. На лужайке сидели кендеры, у них был пикник в честь своего героя — знаменитого Тассельхофа Непоседы. Усыпальница была украшена со вкусом и торжественностью, и монах нашел, что ее вид умиротворяет. Постояв немного в тишине и отдав дань уважения погибшим, он продолжил свой путь на улицу Богов.

Работа там кипела вовсю — строились новые Храмы. Самым большим и великолепным был Храм в честь Мишакаль, поскольку именно в Утеху пришла ее жрица, Золотая Луна из племени Кве-Шу, и принесла с собой волшебный голубой хрустальный жезл. Именно поэтому жители Утехи утверждали, что Богиня им особо покровительствует. Храм Кири-Джолита стоял рядом, такой же большой и величественный, как и тот, что принадлежал Мишакаль. Рис увидел нескольких мужчин в плащах, какие носят Соламнийские Рыцари.

Следующим был Храм, выстроенный в честь Маджере, и Рис немного смешался. Он не ожидал увидеть здесь Храм, но затем подумал и решил, что должен был быть готов к этому. Утеха в некотором роде являлась перекрестком всех дорог Абанасинии. Построив здесь Храм, жрецы Маджере получили возможность легко добираться до западных земель Ансалона.

Рис перешел улицу и направился к другой стороне Храма, что находилась сейчас в тени. Если простые люди ошибочно принимали его за монаха Маджере, то и жрецы Маджере сделают то же, они узнают правду немедленно, поскольку Рис не думал им лгать. Ему могут устроить засаду подвергнуть допросу и привести к Верховному Аббату для разговора. Возможно, они уже слышали об убийстве от Пророка Маджере и захотят обсудить это. Конечно, жрецы будут настроены благожелательно, но Рис не хотел тратить время и отвечать на их вопросы.

Несколько жрецов в оранжевых и желто-красных одеждах работали в саду, но, увидев Риса, оставили свои дела и с любопытством на него посмотрели. Тот продолжал свой путь, глядя прямо перед собой.

Порыв ветра, запах моря и прикосновение к его руке возвестили о появлении Богини.

— Держись ко мне ближе, монах! — приказала Зебоим. — Так тебя не заметят пчелки Маджере.

— Я не нуждаюсь в твоем покровительстве, моя Королева, — произнес Рис, безуспешно пытаясь высвободиться из ее объятий. — И я не просил тебя об этом.

— Ты никогда ни о чем не просишь меня, — посетовала Богиня, — а я была бы так рада тебе помочь.

Она прижалась к нему, и Рис почувствовал тепло и мягкость ее тела.

— Какие у тебя крепкие мышцы! — восхитилась Зебоим. — Полагаю, ты все время ходишь пешком. Устроишь сцену, — продолжала она голосом, напоминающим бриз, уже несущий первые признаки бури, — и ты проведешь остаток ночи, доказывая, что у тебя добрые намерения, вместо того чтобы говорить со своим братом.

Рис бросил на нее проницательный взгляд:

— Ты знаешь, где Ллеу?

— Да, и ты тоже, — многозначительно ответила Морская Королева.

— В «Корыте»?

— Да. Опустошает стакан за стаканом. Он пьет так много гномьей водки, что не понятно, как в него столько влезает. Была бы моя воля, все гномы давно бы исчезли. Маленькие бородатые негодяи!

— Спасибо за эту новость, моя Королева, — поблагодарил Рис, снова пытаясь высвободиться. — Я должен идти к Ллеу…

— Конечно, должен. И ты пойдешь. Но прежде навестишь место, где поклоняются мне, — сказала Зебоим. — Это вниз по дороге. Полагаю, ты туда и направлялся?

— Моя Королева, правда в том…

— Никогда не говори женщине правду, монах, — предупредила Богиня.

Рис улыбнулся:

— В таком случае как раз туда я и шел.

— И у тебя есть для меня маленький подарок? — спросила Зебоим лукаво.

— У меня только дорожный мешок и эммида, — еще шире улыбнулся Рис. — Что тебе больше нравится?

Морская Королева с отвращением посмотрела на его подношения:

— Вонючий кожаный мешок или палка! Благодарю, оставь себе.

Они прошли мимо Храма Маджере. Увидев Риса с женщиной, жрецы поняли, что он не из их круга, и вернулись к своим делам. Впереди виднелся Храм, построенный в честь Зебоим, — скромное сооружение из досок, выброшенных волнами на берега Нового Моря, украшенное морскими ракушками. Прежде чем они дошли до двери, Богиня резко остановилась и повернула лицо Риса к себе:

— Твоим даром будет поцелуй.

Монах взял руку Морской Королевы и поднес к губам.

Богиня размахнулась и ударила его по липу. Пощечина оказалась такой сильной, что у Риса заныла челюсть, но он не вздрогнул и решил не дотрагиваться до ноющей щеки.

— Как ты смеешь смеяться надо мной?! — прошипела Зебоим.

— Я не собирался этого делать, — тихо ответил Рис. — Я выказал тебе уважение и надеялся, что и ты будешь в ответ уважать меня и клятвы, которые я дал, — клятвы бедности и целомудрия.

— Клятвы другому Богу… — скорбно проговорила Богиня.

— Клятвы себе, моя Королева.

— Какое мне дело то твоих глупых клятв? Я не нуждаюсь в твоем уважении! — вспыхнула Зебоим. — Меня должны бояться! Мне должны поклоняться! — Внезапно она притихла, стала опасно спокойной, как море перед страшной бурей. — Ты дерзок и упрям. Я связалась с тобой только по одной причине, монах. Горе тебе, если ты меня подведешь!

И Богиня ушла, оставив Риса опустошенным, словно он выдержал тяжкий бой. Зебоим не нуждалась в последователях. Она хотела сделать из него узника и заставить работать на себя, как раба на галере. У монаха было оружие, чтобы держать ее на расстоянии, — сдержанность тела и разума. Богиня этого не понимала, а потому и не знала, как с этим бороться. Рис раздражал ее, но и интриговал. Однако он осознавал, что придет время и капризная Королева даст волю своему гневу.

В самом конце улицы Рис увидел полуразрушенный Храм Чемоша, руины которого заросли сорняками. Рису не требовалось идти туда — теперь он знал, где искать Ллеу, но все равно решил посмотреть. Впереди была целая ночь, чтобы найти брата, который вряд ли скоро покинет таверну. И монах решительно направился к месту поклонения Богу Смерти.

То ли сказывалось влияние Повелителя Смерти, то ли воображение Риса разыгралось, но ему показалось, что тени надвигающейся ночи сгустились вокруг Храма плотнее, чем в другой части улицы. Монаху нужен был свет, чтобы все осмотреть, но взять с собой фонарь он не догадался. Рис вернулся к Храму Зебоим, но не нашел там ни жрецов, ни жриц. Никто не откликнулся на его приветствия. На алтаре горело несколько свечей в подсвечниках, которые поставили в маленькую деревянную лодку, — дар Богине в надежде, что она присмотрит за теми, кто ушел в море.

42
{"b":"28666","o":1}