ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как долго я лежал без сознания?

— Не очень. Знаешь, мог бы и меня подождать.

— Я не думал в тот момент, — тихо произнес Рис. — Я не мог ни о чем думать, кроме того, как ужасно… — Он покачал головой. — Они побежали за нами?

Паслен посмотрел через плечо:

— Не знаю. Думаю, нет. Я их не слышу, а ты?

Рис покачал головой:

— Жаль, но нет.

— Ты хочешь, чтобы они нас преследовали? Они хотят убить нас! Отдать нас Чемошу!

— Да, я знаю. Но если бы они погнались за нами, — это бы означало, что они нас боятся. А если так… — Рис пожал плечами. — Им все равно. И это тревожит.

— Понятно, — серьезно проговорил Паслен. — Они знают: мы ничего не можем сделать, чтобы остановить их. И они правы. Моя магия не смогла им помешать. А раньше такого не случалось. Только когда я был совсем маленьким и начинал учиться. Может быть, если бы у нас было священное оружие…

— Эммида — священное оружие, благословенное Богом. Маджере отдал его мне — прощальный подарок. — Рис крепко сжал палку. Перед глазами возникла Атта, несущая эммиду, и на мгновение он почувствовал тепло. — Даже если владелец эммиды и не благословен Маджере, то оружие все равно священно. И, как ты видел, оно не смогло покончить с братом или хотя бы остановить его. Как сказал Ллеу, он не боится, что мы можем рассказать кому-то, что он убийца. Кто нам поверит?

— Думаю, ты прав, — сказал Паслен. — Я не подумал об этом. Так что же нам делать?

— Я не знаю. Не могу сейчас думать взвешенно. — Рис огляделся. — Я даже понятия не имею, где мы и как нам вернуться в таверну. А ты?

— Смутно, — весело ответил Паслен. — Но я вижу там свет. Ты тоже видишь?

— Нет, ведь у меня нет глаз кендера. — Рис положил руку на плечо Паслена. — Веди. Благодарю тебя за помощь, друг мой.

— Не за что, — ответил Паслен и двинулся в путь, однако даже не смотрел, куда идет, и поэтому угодил в какую-то яму. — Ой! — произнес он и потер лодыжку.

— С тобой все в порядке?

— Кажется, да.

— Что случилось?

— Есть нечто, что мне необходимо тебе сказать, Рис, и тебе это не понравится.

— А это может подождать до утра? — вздохнул монах.

— Наверное, может. Но… это может быть очень важно.

— Тогда говори.

— Я видел еще таких же людей, как твой брат и Люси. Я хочу сказать, таких же существ, как твой брат и Люси. Я видел их сегодня в Утехе.

Лицо кендера казалось белым при свете Солинари.

— Сколько? — спросил Рис в отчаянии.

— Двоих. Молодые женщины. Они тоже красивые. Но мертвые. Мертвые. — Паслен грустно покачал головой. — Я бы раньше тебе сказал, но я не знал, что я видел. Пока мы не встретились с твоим братом в таверне. Тогда я и понял. Те женщины были такие же, как он, — от них не исходил свет, но они шли, счастливо болтали, смеялись…

Рис вспомнил о дочери мельника, которая увлеклась его братом, а затем сбежала из дому. Скольких еще молодых женщин Ллеу соблазнил, убил и отдал их души Чемошу? Перед Рисом, как наяву, встали голодные глаза Люси. Сколько молодых мужчин соблазнят эти женщины? Соблазнят и убьют. Возлюбленные Чемоша.

— Никто не знает, на что они способны, потому что никто не знает, что они мертвы, — сказал монах себе, и тут до него дошло, по какой схеме действует Бог.

Рис теперь знал правду, но, как он и говорил кендеру, ему бы не поверили. Как ему убедить хотя бы одного? Паслен мог бы сказать, что видел, но кендерам не особенно доверяют. Рис мог бы схватить Люси и потащить ее к мировым судьям и потребовать, чтобы они заглянули в её глаза. Но он уже мог предвидеть реакцию: его обвинят в сумасшествии и бросят в тюрьму.

Смерть обрела новое лицо — молодое и красивое. Тело Смерти стало сильным и здоровым.

Рис мог кричать об этом, но понимал, что ему, никто не поверит.

Книга третья

Возлюбленные Чемоша

Глава 1

Мина погладила светлые волосы мужчины — мягкие и шелковистые, как у ребенка, убрала падающую на лоб челку, чтобы видеть его глаза. Девушка не могла вспомнить его имя: она никогда не помнила их имен, лишь глаза и в них тоску, задумчивость, искания. Иногда боль, несчастье, ярость, крах. Конечно, обожание. Они все ее обожали. Юноша схватил руку Мины и поцеловал пальцы.

Во время Войны Душ солдаты тоже ее любили. Они обожали ее, а она вела их на смерть. Обожали, когда она склонялась над ними и молилась за них, отправляя их души в стремительную реку потерянных. Мина видела страх в их глазах, страх неизвестного.

Столько страха. Страха жизни. Она могла забрать страх. Забрать неизвестное. От ее поцелуя душа покидала тело и, протянув руки к Чемошу, неверной походкой шла к нему, как ребенок идет к матери. Чемош возвращал душу обратно в тело, очистив ее от пугающих ощущений. Ни любви, ни чувства вины, ни боли, ни ревности…

— Ты будешь Возлюбленным Чемоша, — сказала Мина юноше, целующему ее ладонь. — У тебя будет вечная жизнь. И никакой боли. Ты никогда не узнаешь холода и жажды.

— Но я думаю, что один Бог похож на другого, — откликнулся юноша, и девушка почувствовала его горячее дыхание на своей шее. — Они обещают и никогда не выполняют, по крайней мере, мне так говорили.

— Чемош даст тебе все, что я сказала, — возразила Мина, проводя рукой по его волосам. — Будешь ли ты ему поклоняться?

— Если ты приведешь его, — согласился молодой человек и засмеялся.

— Она привела его, — раздался голос. — Она всегда с ним.

Юноша вскочил с одеяла, разостланного прямо на траве, усыпанной опавшими листьями, в укромном местечке на берегу реки.

— Кто ты? — спросил он у красивого, элегантно одетого мужчины, который, должно быть, появился из-под земли, — молодой человек не слышал, чтобы кто-нибудь к ним приближался.

— Чемош, — ответил мужчина.

У юноши отвисла челюсть, а Бог протянул руку и дотронулся до груди несчастного, чуть выше сердца:

— И ты теперь мой.

Юноша задохнулся от боли, содрогаясь, схватился за грудь, затем рухнул на колени, воззрившись на Бога, и свет в его глазах медленно погас. Чемош стоял над телом, лежащим вниз лицом, хмуро и недовольно глядя на Мину.

— Мне это не нравится, — произнес он.

— Чем я не угодила тебе, господин? — спросила та, с достоинством поднявшись, и посмотрела ему в глаза. — Я делаю все, что ты от меня требуешь.

Это было чистой правдой, но Чемош разозлился еще больше; правда, он не понимал, что вызвало его гнев.

— Ты Верховная Жрица Повелителя Смерти, — сказал он. — С какой стати всякая деревенщина прикасается к тебе своими грубыми, мозолистыми лапами? Но, кажется, ты получаешь огромное удовольствие. Возможно, мне не следовало мешать вам.

— Мой щедрый Повелитель, — произнесла Мина, приближаясь к нему. Влажный блеск ее янтарных глаз согревал Чемоша, словно лучи неведомого светила. — Ты повелел привести этих юношей к тебе. Я лишь подчиняюсь твоим приказаниям.

Девушка подошла еще ближе, чтобы Бог почувствовал ее тепло, уловил аромат ее волос и ощутил желание тела, мягкого и податливого.

— Руки, что дотрагиваются до меня, твои руки, — сказала она. — Губы, которые целуют мои, тоже принадлежат тебе и никому другому.

Чемош подхватил Мину на руки и страстно, но грубо поцеловал, изливая на нее свою злость. Девушка вернула ему поцелуй, страстный и отчаянный. Они сейчас напоминали двух врагов, сражающихся на поле боя среди мертвых тел, когда схватка уже почти закончена, — и этот прекрасный момент будет длиться до тех пор, пока один из них не умрет.

— Господин… — выдохнула Мина, — хочешь ли ты, чтобы я даровала ему твое благословение? — Она сделала знак в сторону тела, лежащего на одеяле.

— Я сам это сделаю, — ответил Чемош, отпуская ее.

Склонившись, он положил руку на грудь молодого человека. Зеленые глаза юноши открылись. Он узнал Повелителя Смерти, и в его взгляде появилось почтение. Молодой человек поднялся на ноги и поклонился.

47
{"b":"28666","o":1}