ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мина сделала шаг назад, но Чемош удержал ее:

— Что случилось? Что с тобой?

— Повелитель, я не хочу быть Богиней! — воскликнула девушка, стараясь освободиться из его объятий.

— Ты хотела власти, Мина, власти над жизнью и смертью…

— Но не такой! Ты забываешь. Повелитель, — произнесла она глухо, — что я касалась сознания Бога. Я видела, о чем он думает, видела безмерность, пустоту, одиночество! Я не могу этого вынести…

Слова застыли на губах девушки, в страхе она посмотрела на Чемоша — только что были произнесены его самые сокровенные тайны.

— Я был одинок, Мина, — мягко возразил Повелитель Смерти. — Я был пуст. Но потом я нашел тебя.

Он обнял Мину. Девушка прижалась к нему — тело к телу, плоть смертной и плоть Бога. Его губы, жаждущие и требовательные, нашли ее рот. Чемош потянул Мину за собой на песок, его поцелуи стирали ее страх, прогоняли ужас. Она растворилась в его объятиях, его любовь и ласки унесли прочь даже воспоминания о трепете.

Пока они лежали на песчаном пляже, начался прилив. Волны омывали сначала их ступни, затем лодыжки, а затем поднялись выше. Волны плескалась вокруг, гладкие и мягкие, словно шелковые простыни. Вода накрыла Мину с головой. Ее рыжие волосы намокли и облепили голову. Девушка почувствовала соль на губах и закашлялась.

Чемош обнял ее:

— После моего следующего поцелуя, Мина, ты уже не будешь смертной. Ты почувствуешь, что задыхаешься, но это будет длиться лишь мгновение. Я вдохну в тебя дыхание Богов. Пока ты будешь находиться под водой, оно будет поддерживать тебя. Вода станет для тебя воздухом.

— Я поняла, мой господин, — ответила Мина. Ее волосы покачивались в воде, словно водоросли, кровь забурлила.

— Я не уверен, что ты все поняла, Мина, — сказал Повелитель Смерти, внимательно наблюдая за своей жрицей. — Вода для тебя — воздух. Это означает, что воздух для тебя — вода. Если я тебя поцелую, а ты останешься на суше — то утонешь.

Вместо ответа девушка порывисто обняла его и страстно поцеловала. Чемош ответил столь же страстным, поцелуем, забирая у нее воздух и высасывая из нее жизнь.

Вода сомкнулась над головой. Она почувствовала, что задыхается, втянула в легкие воду и закашлялась. Бог пытался удержать ее, да девушка и сама не сопротивлялась, но жажда жизни брала верх над приказами разума. Мина забилась, стремясь на поверхность, но Чемош был слишком силен. Его пальцы намертво впились в ее плоть.

«Он меня убивает, — подумала Мина. — Он мне солгал…»

Сердце ее дрогнуло, легкие ожгло огнем, перед глазами поплыли круги. Девушка все еще дергалась в объятиях Бога, втягивая в себя воду. Они погружались все глубже и глубже.

Внезапно Мина поняла, что устала бороться. Она просто закрыла глаза и отдалась темноте, окрашенной в кроваво-красный цвет.

Глава 7

Мина очнулась в мире, который никогда не знал солнечного света, в мире безрадостной вечной Тьмы.

Морская вода давила на нее, окружала, окутывала, заключала в объятия, постоянно толкала то вперед, то назад. Ни над головой, ни под ногами не было ничего, за что можно было бы зацепиться взглядом. Девушка оказалась совсем одна.

Мина могла дышать водой, словно воздухом, по крайней мере, пыталась внушить себе, что может. Она чувствовала легкое удушение и боль. В душе рождалась паника. Девушка внезапно испугалась, что останется в этой сдавливающей тьме навсегда. Первым побуждением Мины было рвануться к поверхности, но она заставила себя оставить эту затею, поскольку понятия не имела, где поверхность, а если двигаться наугад, то можно оказаться еще глубже.

Мина не могла позвать Чемоша, не могла закричать. Вода лишила ее голоса. Девушка заставила себя подавить панику и остаться спокойной.

«Я была в самых темных местах Кринна, — подумала она. — В самых темных уголках сознания Бога. Я не одна…»

Чья-то рука коснулась ее руки. Она благодарно сжала эту руку и притянула к себе.

— Ты ведь не испугалась, правда? — спросил Чемош полушутя-полусерьезно. — Ты можешь разговаривать, Мина. Помни, вода для тебя — как воздух. Я услышу тебя.

— Если я и испугалась, то только потому, что страх — проклятие всех смертных, господин, — произнесла девушка.

— Это правда, — сказал Чемош и помрачнел. — Страх дает смертным их инстинкты.

— Что-то не так, Повелитель?

— Здесь какое-то движение, энергия, которой не было год назад. Возможно, ничего общего с нашими сокровищами она не имеет, но все же мне это не нравится. Кажется, здесь побывал кто-то из Богов.

— Зебоим? — спросила Мина. Чемош покачал головой:

— Я тоже так подумал и вернулся на сушу. Ни серых облаков, ни порывистых ветров. Море такое спокойное и гладкое, что птицы стали вить гнезда на воде. Нет, что бы плохого здесь ни происходило, Зебоим ни при чем.

— Но что другие Боги могут делать в море, Повелитель?

— Хаббакук правит морскими созданиями. Однако я о нем не беспокоюсь. Он ленив и неповоротлив. Что можно ожидать от Бога, который все время проводит среди рыб?!

Чемош замолчал, прислушиваясь. Мина поступила так же, но, несмотря на слова Повелителя Смерти, ничего не могла расслышать, кроме пульсации крови в ушах и голоса Бога.

— Ничего, — произнес он наконец довольно смущенно, — но чувство не проходит. Возможно, во всем виновато мое воображение. Идем, надо найти то, зачем мы пришли. Развалины недалеко.

Он пошел по воде так, словно шел по суше. Мина попыталась подражать ему, но ничего не получалось. Тогда она просто стала грести руками и отталкиваться ногами. В непроницаемой тьме стало немного светлее — они приближались к поверхности, к солнечному свету.

Бог снова остановился и строго осмотрел девушку, ее прозрачное шелковое одеяние:

— Мне не следовало позволять тебе спускаться сюда без оружия и доспехов. Я должен отправить тебя…

— Не надо, Повелитель. Мои доспехи — вера в тебя. Любовь к тебе — мое оружие.

Чемош привлек Мину к себе. Ее волосы развевались в воде, окутывая плечи и голову; янтарного цвета глаза, казалось, излучали свет, кроваво-красная вода придавала им оранжевый оттенок, от которого взгляд девушки полыхал огнем.

— Неудивительно, что я выбрал тебя своей Верховной Жрицей, — произнес Бог. — Я дам тебе нечто более существенное, чем вера, чтобы защитить твое смертное тело.

Он нырнул в темноту, на самое дно моря, и через несколько мгновений вернулся, неся человеческий скелет.

— Не очень привлекательно, но действенно. Ты ведь не побрезгуешь надеть на себя человеческие ребра, правда, Мина?

— Доспехи, которые дала мне Такхизис, были влажны от крови человека, осмелившегося дразнить ее, — ответила девушка. — Ты ведь поможешь мне, Повелитель?

— Только один раз, — сказал Чемош с улыбкой и принялся надевать на нее доспехи-скелет. — Как ты себя чувствуешь? Если не подходит, я найду что-нибудь другое. У нас их бессчетное количество.

— Сидит прекрасно, мой господин. Ребра скелета прикрывали грудь Мины, ключицы защищали ее плечи, берцовые кости — ноги, а кости плеча и предплечья — руки. Чемош с помощью своей силы сделал доспехи непроницаемыми. Одев девушку, он оглядел ее и остался доволен.

— А теперь твой шлем, — произнес он.

— Только не череп, мой господин, — запротестовала Мина. — Я не хочу быть похожей на Крелла.

— Ни в коем случае! — сухо сказал Бог. — Вот твой шлем. — Он взял ее голову в ладони, поцеловал в лоб, щеки, подбородок и, наконец, в губы. — Теперь ты защищена. — Повелитель Смерти не спешил отпускать ее, его объятия стали сильнее. — Мина, — произнес он мягко, — я…

— Что, мой господин? — спросила девушка.

— Ничего! — отрезал Бог и отвернулся от ее янтарных глаз.

— Я тебя чем-то расстроила, Повелитель? — обеспокоилась Мина.

— Нет, — ответил он и повторил: — Нет.

Чемош посмотрел на ее тело — теплое, мягкое и зовущее, заточенное в ужасные доспехи из человеческого скелета, — вздрогнул и принялся срывать с нее кости, ломая их и выкидывая прочь.

58
{"b":"28666","o":1}