ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он мысленно вернулся к разговору, который произошел в тюрьме за мгновение до того, как их неожиданно отправили в это путешествие.

— Моя Королева, Паслен и я нуждаемся в твоей помощи, чтобы выжить в схватке с рыцарем, несущим смерть. Ты обещала, что даруешь мне свою священную силу…

— Я передумала, монах. То, чего ты просишь, может быть опасно для моего сына. Если у тебя ничего не получится, Ариакан останется в руках Чемоша, а если тот хоть на мгновение заподозрит, что я тебе помогаю, он отомстит моему бедному сыну.

— Госпожа, без твоей помощи нам не удастся…

— Ба! У тебя отличный план, насколько вообще возможно в данных обстоятельствах. У тебя должно получиться. Если все пройдет удачно, то тебе не о чем беспокоиться. Если нет, смерть для тебя не будет иметь значения. Поскольку если ты пожертвуешь собой, то можешь быть уверен, что тебя ждет мирная загробная жизнь. Маджере вряд ли отвернется от тебя, а мой несчастный сын…

— Моя Королева…

На этом Зебоим закончила их спор. Теперь же Рис стоял в Башне Бурь, вынужденный встретиться лицом к лицу с рыцарем. Единственным оружием монаха была палка, единственным другом — уменьшенный кендер, и никакого Бога, который мог бы помочь. Взглянув на мрачные волны и пустое темнеющее небо, монах сжал в руке эммиду — последний скорбный подарок Маджере — и произнес молитву. Он не знал, кому молится, возможно, морю, возможно, бесконечному небу — чему угодно. Он не просил ни заклинаний, ни священной магии, ни божественной мощи, понимая, что это бесполезно — никто бы не ответил.

— Дай мне силы! — попросил Рис и с этим отправился к крепости, чтобы там встретиться с Рыцарем Смерти.

Монах сделал лишь несколько шагов, когда из-за спины на него упала тень. От нее повеяло отчаянным холодом, она была такой же темной, каким может быть страх. Рис услышал позади себя скрип кожи, лязг доспехов и дыхание, но у живого человека такого дыхания быть не могло; звук был шипящим и скрежещущим, словно мертвец старается припомнить, как это — дышать. Зловоние гниения и смерти забило рот и нос монаха. От ужаса и смрада Рису стало так плохо, что на какое-то мгновение он едва не потерял сознание.

Монах крепче сжал в руке эммиду. Его духовное «я» приготовилось к битве. Страх был самым мощным оружием Рыцаря Смерти. Рис знал, что либо победит этот страх, либо падет замертво прямо там, где стоит. Его душа противостояла ужасу, искала способ преодолеть слабость тела. Борьба оказалась жестокой, но короткой. Монах провел много дней в тренировках. Он не мог воззвать к Маджере, чтобы тот помог, но мог вспомнить уроки Бога. Дух победил. Душа восторжествовала. Ощущение дурноты прошло. Покалывание в конечностях прекратилось, лишь рука, сжимающая эммиду, онемела.

Осознав, что теперь он сам себе хозяин, Рис не спеша повернулся, чтобы посмотреть страху в лицо.

При виде Рыцаря Смерти уверенность монаха чуть было не сошла на нет. Крелл стоял рядом, угрожающе возвышаясь над ним. Посмотрев в прорези для глаз в шлеме. Рис увидел отвратительное свечение бессмертия, злобное и яростное, словно оттого, что не может осветить темноту, заключенную внутри обагренных кровью доспехов. Монах заставил себя посмотреть мимо яркого света прямо на существо.

Оно не пугало. Оно было маленьким и съежившимся.

Свинячьи глазки Крелла впились в Риса.

— Прежде чем убить тебя, монах Богомола, я позволю тебе рассказать, что ты делаешь на моем острове. Твое объяснение должно меня развлечь.

— Ты ошибся, сударь. Я не монах Маджере. Я пришел, чтобы поговорить вместо Зебоим о душе ее сына.

— Ты одет как монах, — усмехнулся Азрик.

— Внешность бывает обманчивой, — парировал Рис. — Вот ты, сударь, одет как рыцарь.

Рыцарь Смерти свирепо посмотрел на него. У него появилось чувство, что его оскорбили, но он не был в этом уверен.

— Ничего. Я все равно посмеюсь последним, монах. Скоро я тебя убью, как и остальных ублюдков, и буду смеяться дни напролет. — Крелл упер руки в бока и несколько раз качнулся с пятки на носок. — Зебоим хочет вести переговоры, так? Очень хорошо. Вот мое условие, монах: ты будешь развлекать меня, как и все мои «гости», игрой в кхас. Если случится, что ты выиграешь, я награжу тебя, перерезав горло. — И он добавил, на тот случай, если Рис не понял: — Убью тебя быстро, ясно?

Монах кивнул и крепче сжал эммиду. Все шло по плану.

— Если ты проиграешь — предупреждаю, я лучший игрок, — я дам тебе еще один шанс. Я ведь вовсе не такой плохой парень. Буду давать тебе шанс за шансом, чтобы ты меня победил. Мы будем играть партию за партией. — Крелл махнул рукой, затянутой в перчатку. — Доска в библиотеке. Идти долго, но, по крайней мере, ты сможешь насладиться чудесной погодой или, возможно, захочешь в последний раз посмотреть на заход солнца.

Рыцарь Смерти фыркнул — звук отдался глухим эхом в пустых доспехах — и двинулся вперед, радостно потирая руки в предвкушении игры. Пройдя половину пути, он внезапно остановился и повернулся к Рису:

— Я упоминал, что за каждую фигуру, которую теряешь ты, монах, я сломаю тебе одну кость? — Крелл расхохотался. — Я начну с малого — пальцы рук и ног. Затем я сломаю твои ребра, одно за другим. Затем ключицы, запястья и локти. Потом я примусь за ноги — берцовая кость, бедро, таз. Хребет я оставлю на потом. Ты будешь молить меня, чтобы я тебя убил. Я говорил тебе, что буду развлекаться! Я ухожу, чтобы приготовить доску. Не заставляй меня ждать. Я и так слишком долго ждал, чтобы услышать, что именно Зебоим может предложить в обмен на своего сына.

Рыцарь Смерти ушел. Монах стоял не шевелясь и молча глядя ему вслед.

— О Рис! — закричал Паслен в ужасе.

— Не так громко. Как хорошо ты играешь в кхас? — тихо спросил Рис.

— Не очень, — ответил кендер дрожащим голосом. — Мы вынуждены будем жертвовать своими фигурами. Это единственный способ сыграть партию. Мне очень жаль. Я постараюсь найти Ариакана быстро.

— Просто делай что можешь, друг мой, — сказал монах и, крепче сжав эммиду, направился к библиотеке.

Глава 9

Когда Рис вошел в библиотеку, Крелл поднялся со своего места и, издевательски поклонившись, проводил его к креслу возле маленького стола, на котором уже стояла доска для игры в кхас. В комнате было душно, пахло гниющей плотью. Крелл раздраженно откинул в сторону несколько костей, устилающих пол.

— Прошу прощения за беспорядок. Бывшие игроки в кхас, — пояснил он.

Кости рук, ног, ребра, кости пальцев, черепа — все они были сломаны или расколоты в нескольких местах. Рыцарь небрежно наступал на них, и кости превращались в пыль.

Он грузно уселся в свое кресло и указал на другое, жестом приказывая Рису садиться. Круглая доска для игры в кхас лежала между двумя игроками; ссохшиеся уменьшенные тела, служившие фигурами, стояли на черных, белых и красных шестиугольниках — две враждующие армии друг против друга на клеточном поле боя.

Сев на свое место, монах понял, что теряет уверенность в себе. Привычное спокойствие изменило ему. Он дрожал, его руки тряслись так, что эммида выскользнула из вспотевших ладоней и упала. Рис решил перевесить мешок, но уронил и его. Он встал, чтобы поднять котомку, но Крелл рявкнул:

— Оставь! Давай играть!

Монах отер лоб рукавом, снова сел, но на этот раз его дрожащие колени дернулись, ударились о доску и опрокинули ее. Фигуры раскатились в разные стороны.

— Ты неуклюжий олух! — прорычал Лорд Азрик и бросился поднимать фигуры, схватив одну из них особенно быстро.

Рис не смог хорошенько ее разглядеть, поскольку Крелл прикрыл ее рукой в перчатке.

— Подними остальные, монах! — буркнул рыцарь. — И если ты повредил их, я сломаю тебе кость за каждую. Поторопись.

Рис на четвереньках пополз по полу, собирая фигуры, некоторые из которых раскатились по углам комнаты.

— В человеческой руке двадцать семь костей, — произнес Крелл, возвращая фигуры, которые собрал сам, на доску. — Я начинаю обычно с указательного пальца правой руки. Ты забыл пешку. Она возле очага.

60
{"b":"28666","o":1}