ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Скатертью дорога», — мысленно пробормотал он.

Он найдет выход — или погибнет.

Из коридора впереди доносился какой-то запах. Ворон замер и принюхался — сосновый факел. Вор обнажил меч и осторожно, пока глаза не привыкли к полумраку, двинулся туда. Неподалеку от источника света он внимательно осмотрел стены и потолок. Никаких следов дракона, никаких мелькающих теней. Освещение было настолько слабым, что предметы не отбрасывали тени. Капак Дерзак украл у него сокровище, ограбленный вор не мог оставить это без возмездия.

Он опять превратился в охотника, и его добычей должны были стать дракониды.

Заходящее солнце засияло на горных склонах, в пустыне внизу появились красные блики. Широкие крылья Инферно ярко заблестели. Горе и гнев заставляли ее двигаться вперед, они придавали сил уставшим крыльям, они обостряли зрение. Драконица без устали продолжала поиски входа в пещеры, ведь запах последнего из ее детенышей оставался с ней, отчетливый и зовущий, словно она только что его вдохнула. А примесь человеческого запаха и воспоминания о разоренном гнезде действовали как звук боевой трубы и заставляли торопиться.

А когда она, наконец, отыскала то, что требовалось, холодная кровь рептилии вскипела и стала горячей.

Словно гигантская разинутая пасть, замаячил вдали высокий вход в Храм Луэркхизис, древнее сооружение, давно знакомое всем драконам еще с тех времен, когда была жива их Богиня. Ветер настойчивым призывом засвистел в широких крыльях.

Инферно покинула усыпанное звездами небо; ее глаза горели яростью, а сквозь сжатые зубы вырывались языки пламени. Сложив крылья, она тяжело опустилась на край потухшего вулкана, но не сразу вошла в Храм. На склоне горы, над самым входом, драконица отыскала широкий каменный выступ и уселась ждать.

Запах человека присутствовал в разоренном гнезде, но здесь его не было. Возможно, человек не имел ничего общего ни с драконидами, ни с похищением ее детеныша. Он мог просто наткнуться на драконидов, и те убили его. Инферно беспокойно дернула кончиком толстого хвоста. Мелкие язычки огня вылетели за край выступа. Внизу было почти темно, но запах драконидов ощущался так сильно, что Инферно не сомневалась: один или два человекоящера постоянно посещали Храм. Здесь все пропахло этими выродками.

Инферно поудобнее устроилась на каменной полке. Не стоит врываться в Храм и отыскивать дорогу в туннелях, куда ее массивное тело может и не поместиться. Дракониды вошли здесь и скоро должны выйти; розовый закат ярко блестел на сложенных в кучи доспехах, длинных мечах и острых наконечниках секир. Все это ценное имущество было захвачено в сражениях, нередко спровоцированных самими драконидами. Были здесь и довольно красивые вещи, но в мире, где больше всего ценятся сталь и оружие, драгоценности мало что значили. Ожерелья искрились рубинами, сапфирами, изумрудами и янтарем — но они были сняты с несчастных жертв, на которых на горных тропинках дракониды устраивали засады ради стали.

Ни один вор не оставит надолго свою добычу без присмотра. Драконице надо было только дождаться одного или двух драконидов, а возможно, одинокого путника человеческой расы. Из любого, кто попадет ей в лапы, она вытряхнет всю информацию о своем пропавшем детеныше. Даже если для этого ей придется разорвать пленника на кусочки.

Ворон пошел на свет, и с каждым пройденным ярдом лучи постепенно слабели. Значит, это закат, а не рассвет. Вскоре, если не зажечь факел, можно опять остаться в полной темноте. Достаточно было воспользоваться любым камнем и стальным лезвием, чтобы высечь искру, но вор решил воздерживаться, пока это возможно. Свет и дым выдадут его присутствие и спугнут намеченную жертву.

Через некоторое время вор услышал топот патруля драконидов; это были полдюжины баазов, и грохот шагов известил Ворона об их приближении задолго до того, как он сумел разглядеть их темные силуэты. Вор спрятался в трещине стены, прикрытой двумя большими валунами, и стал невидимым — как та исчезнувшая крыса. Холодная струйка сквозняка подсказала, что трещина ведет еще в одну пещеру, а может, и в туннель, один из многих в лабиринте под Лордами Рока. От холодного дуновения даже стало пощипывать кожу у основания шеи. Рядом с укрытием Ворона остановились дракониды, и отблеск факелов заплясал на стене над валунами.

Вор затаил дыхание.

Один из баазов что-то крикнул, и туннель наполнился топотом второй группы, скрежетом когтей по камням, лязгом оружия и ругательствами, возможно заменявшими приветствие.

— Нашли их?

— Ничего не нашли, и я уже устал от поисков. Этот ублюдок капак хочет их поймать, так пусть сам и отправляется в погоню.

Первый драконид громко фыркнул:

— Может, вернешься и скажешь ему об этом?

— Может, и скажу. А может, просто вернусь, и он сам все поймет.

Ворон теснее вжался в трещину, надеясь, что не слишком сильно поцарапался, чтобы дракониды почуяли запах крови. Теперь ему надо только проследить за кем-нибудь из них, кем-нибудь, кто приведет его к капаку и мешку с драгоценной скорлупой драконьего яйца.

Два патруля разошлись, но оранжевые отблески факела в руке недовольного драконида все еще играли на стенах, так что Ворон немного подождал, пока тот отойдет подальше, и лишь затем выбрался в проход. Он не стал зажигать свой факел, а продолжал идти, ориентируясь на далекие отсветы огня баазов.

Так он миновал два поворота, а после третьего свет стал намного ярче — по обе стороны прохода на стенах горело еще несколько факелов. Коридор расширился и привел его к просторной пещере. Ворон поспешно ступил назад, в темноту, куда не проникал свет факелов.

Из пещеры тянуло холодным ветром и запахом пустыни. Вверху вор успел рассмотреть кусочек звездного неба, нависшего над широкой трещиной в потолке. Под ней стоял сломанный помост, а рядом — разбитый трон, уцелевшие части которого были выполнены в виде драконьих голов — голов пятиглавой драконицы. От ужасного предположения у Ворона похолодело в груди. Здесь славили Богиню Такхизис, в этой пещере ее адепты проводили свои темные ритуалы.

Ворон осторожно заглянул дальше и увидел сводчатые двери, точно такие же, как и та, у которой он стоял. Все они вели только внутрь горы — и никуда больше.

Внезапно в туннеле раздался ужасный крик — пронзительный, тонкий вопль, вырвавшийся из сжатого горла. Дракончик, с которым Ворон надеялся больше не встретиться, бился в руках дюжего бааза. Зубастые челюсти маленького ящера впились в запястье драконида, а между зубов вырывались язычки пламени. Разъяренный бааз завопил и схватил детеныша за хвост. Приятели со смехом наблюдали, как пострадавший швырнул обидчика в стену, где виднелось изображение большого черного дракона.

Дракончик ударился о стену и свалился на пол, но тотчас вскочил, повел носом и, обнаружив скрывающегося Ворона, пронзительно вскрикнул.

Все дракониды, как по команде, повернулись.

Ворон от души проклял неуемного детеныша. Позади него уже раздавался топот патруля, встреченного совсем недавно. Шестеро драконидов, размахивая факелами и гремя оружием, неслись прямо на него. Пути к отступлению не было, так что Ворону ничего не оставалось, кроме как издать отчаянный воинственный клич и броситься на тех троих, что мучили дракончика.

От неожиданного нападения те закричали, и один крик перешел в предсмертный хрип, когда кинжал Ворона вонзился сзади в шею врага. Из раны брызнула зеленая кровь, и вор поспешно вытащил лезвие, пока драконид не упал, — мертвый, он обратится в камень, и тогда клинок уже не освободить. Ворон повернулся к следующему противнику, но тут раздался топот множества ног. Баазы наполнили пещеру. Раздался голос Дерзака:

— Убейте их!

Даже в панике вор не мог не заметить лежащие поодаль груды оружия и доспехов, сияющие драгоценные ожерелья и другие украшения. Среди всех этих трофеев, небрежно брошенный напротив помоста, лежал мешок с его сокровищем.

Дракончик тотчас ввязался в драку и стал метаться перед лицом Ворона, рискуя выколоть ему глаза когтями на концах крыльев. Вор схватил его на лету, прижал покрепче, чтобы уберечь глаза, повернулся и побежал. Дрожа чешуйчатой шкурой, маленький ящер попытался освободить стиснутые крылья, а затем, прямо в руках Ворона, превратился в золотисто-розовую девочку. Ворон, не обращая на нее внимания, обогнул лежащий на боку трон и ринулся к одной из дверей в задней части Храма, надеясь укрыться в лабиринте туннелей.

20
{"b":"28667","o":1}