ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Своими манипуляциями он наколдовал звук шагов по каменному полу и взмахом руки направил их в противоположную от себя сторону. Анар, мрачно усмехнувшись, выглянул из-за угла.

Как он и рассчитывал, ложные шаги привлекли внимание юного мятежника из народа Квалинести, который отошел от лагеря, чтобы выяснить причину шума. На вид ему было примерно столько же лет, сколько и сыну Анара.

— Эй, здесь кто-то есть. Я слышу его, но не вижу!

Анар отправил призрак в центр пещеры. Конечно, вскоре шаги затихнут, но некоторое время ему удалось выиграть.

Появились еще несколько эльфов; они озирались, пытаясь определить источник звука и изловить невидимого нарушителя. Анар продолжал выглядывать из-за угла, но вдруг в центре пещеры он увидел эльфийку, с недовольным видом наблюдавшую за остальными. Ее золотистые волосы — когда-то длинные и вьющиеся — были коротко подстрижены и открывали заостренные уши. Бывшая модница, носившая тонкие платья и воздушные накидки, теперь была одета в облегающий кожаный костюм. Сейчас она выглядела запыленной и неряшливой, но в свете факела казалась до боли прекрасной.

Анар не мог сдержаться.

— Керасина! — крикнул он.

Эльфийка повернулась, мгновенно встретилась с ним взглядом, и ее рот приоткрылся от удивления. Казалось, сознание вот-вот покинет ее, но вот прекрасные губы снова сомкнулись.

Анар, отбросив всякую осторожность, рванулся ей навстречу. Наконец, он обнял жену за талию.

— Скорее! Пойдем со мной…

Квалинестиец обернулся, заметив одетую в темное фигуру с короткой дубинкой в руке.

А потом все потемнело.

Сон повторился, принеся с собой темноту и страх. Анар снова оказался в туннеле, снова бежал из обреченного Квалиноста. Вокруг себя он видел множество родных, друзей, соседей, знакомых и незнакомцев — все толкались в одной всполошенной толпе. Они были напуганным стадом, нырнувшим в темноту.

Анар боялся не меньше других, был почти на грани паники, но крепко сжимал руку жены. Она воплощала в себе его жизнь, его связь с домом, с их сыном, которого пришлось оставить. Он всегда любил Керасину, но никогда так остро не нуждался в ней, как в этих темных туннелях, прорытых гномами.

Спасающаяся бегством пара остановилась под фонарем перевести дыхание. Керасина подняла миндалевидные глаза и заглянула мужу в лицо.

— Зачем ты здесь? — спросила она.

Грубая рука хлопнула его по щеке, и удар вырвал Анара из сна. Прежде чем открыть глаза, он почувствовал, что его руки связаны за спиной толстой веревкой. Ноги тоже оказались связанными. Последовал еще один удар, на этот раз по другой щеке.

Раздался женский голос, знакомый, но более холодный, чем он помнил:

— Послушай, нет никакой необходимости его бить.

Анар открыл глаза и увидел перед собой две коленопреклоненные фигуры. Одной из них была Керасина, его семидесятичетырехлетняя жена, вторым — незнакомец в черном. Он-то нахлопал его по щекам, пытаясь привести в чувство.

— Зачем ты здесь? — повторила свой вопрос Керасина.

— Я пришел…

Анар поднял голову и постарался увидеть ее такой, как она есть, а не той длинноволосой красавицей, на которой женился в лучший период этого столетия.

— Я пришел тебя спасти, — неуверенно закончил он.

Одетый в черное эльф насмешливо фыркнул. Он бросил на жену Анара восхищенный взгляд, но эльфийка предостерегающе подняла руку и жестом попросила его уйти. Эльф пристально посмотрел на Анара, затем пожал плечами и отошел к стоящей неподалеку группе, подозрительно косившейся на лежащего.

Надо было рассказать о тысяче вещей, еще больше вопросов требовали ответов, но первые слова неожиданно продиктовала ревность.

— Кто твой приятель? — спросил Анар и кивнул в сторону едва различимого силуэта — только глаза эльфа все еще поблескивали в свете факелов.

— Его зовут Эалтан. Сомневаюсь, что ты его помнишь.

— Я помню, — угрюмо отозвался Анар. — Это темный эльф, высланный меньше десяти лет назад, накануне Войны Хаоса, вор и убийца. Ты оказалась в странной компании, Керасина.

Она покачала головой:

— Темный эльф… Анар, а кто такой темный эльф? Изгнанник? Тот, кто никогда не сможет вернуться домой?

Она махнула рукой в глубину пещеры, где, несмотря на скудное освещение, Анар смог рассмотреть горстку эльфов-повстанцев. Некоторые из них были совсем молоды, а кое-кто казался смутно знакомым — такие же, как и он, кто некогда жил и работал в Квалиносте.

— Насколько я понимаю, муж мой, теперь мы все — темные эльфы. Мы никогда не сможем вернуться домой, если только не вернем нашу родину.

Разочарование и гнев, вызванные ее словами, сдавили горло Анара.

— Нашу родину? — с недоверием переспросил он. — Керасина, нашу родину не сможет вернуть даже самая могущественная в мире армия! Наш дом погребен под водами Озера Смерти. Мы никогда больше не увидим его, независимо от того, что ты — и твои друзья — здесь замышляете.

Их громкие голоса привлекли сердитые взгляды со стороны небольшой группы повстанцев. Эльф по имени Эалтан воззрился на Анара с нескрываемой ненавистью.

— Я видела наш дом, муж мой.

Анар с недоумением посмотрел в ее глаза.

— Как это может быть? Рыцари Тьмы…

— Они пока слишком заняты, сражаются с грязными наемниками людей и с гоблинами в южных лесах. Сейчас они дезорганизованы и слабы. — В ее голосе Анар услышал страстное желание и тоску. — Разве ты не понимаешь? Если мы поспешим нанести удар, родина вскоре снова будет принадлежать нашему народу!

— Керасина, ты сказала, что видела наш дом.

— Эалтан отвел нас туда. Мы двигались по ночам, а днем прятались, но все же добрались до Озера Смерти. Никто не рискует показаться поблизости, даже Рыцари Тьмы со своей магией.

Впервые после встречи в пещере Анар заметил, как лицо жены изменилось от горя.

— Анар, я стояла у кромки воды. Это озеро заколдовано. Там чувствуешь гнев погибших, их печаль и возмущение. Они мертвы, а город погрузился в воду из-за того, что мы воспользовались туннелями и убежали, пока они сражались и умирали! Я стояла у кромки воды, — повторила она. — Стояла так близко, что могла бы добросить камень до того места, где находился наш дом. Где мы растили нашего сына…

В памяти Анара возник образ Гавейена, такого сильного, храброго… и такого молодого, что, казалось, он будет жить вечно. Заклятое озеро стало его могилой. Он остался среди тех, кто пожертвовал своей жизнью ради тысяч эльфов, бежавших по гномьим туннелям.

— Наш сын пошел сражаться для того, чтобы мы жили, — мягко произнес Анар. — Не для того, чтобы мы сложили головы в бессмысленной битве. — Он показал на горстку повстанцев. — И это твоя армия?

Керосина сердито тряхнула головой:

— Это только одна маленькая группа. Таких очень много, Анар. Наши силы насчитывают несколько сотен, и число повстанцев постоянно растет.

— А Рыцарей Тьмы несколько тысяч, гоблинов и того больше. Этот план обречен на неудачу!

— Никто и не обещает, что все получится легко и быстро, но если мы ничего не предпримем, наш народ просто сгинет. Как будет жить следующее поколение? В людских городах? В гномьих поселениях? Или в сточных канавах, вместе с овражными гномами? Квалинести не смогут вырастить детей. Если не принять меры, эльфийская раса исчезнет!

Анар медленно и глубоко вздохнул.

— Керасина, выслушай меня. Ты сильно изменилась, но в одном все же права. Ты стала темным эльфом — ты выбрала тот же путь, что и они. Идя по вашим следам, я узнал, как вы добывали деньги и пропитание. Вы лгали, жульничали, воровали — и не только!

— С нами поступили еще хуже, — холодно ответила эльфийка. — Чтобы выжить, приходится прибегать к отчаянным мерам. А ты строго выполнял все законы Э'ли со времени бегства?

Анар припомнил долгие месяцы тяжелой борьбы за выживание, вспомнил все, что делал ради этого.

— Я старался поступать правильно, — начал он. Керасина махнула рукой, прерывая его объяснения:

— Отдохни еще немного, муж мой. Я должна обсудить ситуацию со своими друзьями. Обещаю, мы еще поговорим завтра утром.

27
{"b":"28667","o":1}