ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В продолжение всего обеда Рэг крутился у его локтя и самодовольно ухмылялся, словно ему было известно нечто, неведомое самому Скерриту. Губителя Драконов немного раздражала подобная навязчивость, но, заметив благосклонное отношение к кендеру со стороны хорошенькой служанки, он всячески старался не замечать коротышку.

Тем временем Рэг решил показать, что он работает в гостинице, и при первой же возможности принялся вытирать стойку полотенцем, появившимся из одного из многочисленных карманов. Его старания отличались завидным усердием, но рукам недоставало ловкости, и каждый раз, когда он вытирал одну лужицу, на столе появлялось две новых. Чтобы уберечь кружку с элем от неуклюжих движений кендера, Скерриту пришлось все время придерживать ее рукой. Локтем второй руки он бережно прикрывал мешочек с драконьими чешуйками, чтобы не ввести Рэга в соблазн их присвоить.

К тому времени, когда Скеррит удовлетворенно рыгнул и откинулся на спинку стула, кендер уже нетерпеливо переминался с ноги на ногу, едва сдерживая любопытство.

— Руби, — окликнул он официантку, — иди сюда. — Затем обернулся к Скерриту. — Расскажи нам о своих приключениях. Расскажи, как убил дракона.

— Ну, их было так много, — протянул Скеррит, ковыряя в зубах тонкой косточкой. — Даже не знаю, с которого начать.

Рэг показал на синие башмаки Скеррита.

— Расскажи про этого.

— Ах, этот! — Скеррит с довольным видом рассмеялся, выдвинул из-под стула ногу и уставился на башмак, словно позабыл, как он выглядит. — Что ж, тот поединок едва ли можно назвать игрой со смертью, он не тянет даже на интересное приключение. — Губитель Драконов помолчал и был награжден изумленным взглядом округлившихся глаз кендера. Да и остальные посетители пересели поближе. — Ну, если вы настаиваете… Этот небольшой инцидент произошел в Вингаардских горах, во времена недавней Войны Душ. Тогда я командовал отрядом сопротивления, и мы стремились освободить Палантас от власти могущественного дракона…

— Просто поставь полную кружку мне под руку, — обратился он к подошедшей Руби, — а пустую можешь забрать, когда будешь уходить. Вот тогда-то один из приспешников Ская, синий дракон, и застал нас врасплох в чистом поле. Мои друзья решили, что все кончено. Но только не я. Они просто стояли и смотрели, как синий кружит над головами, как он своим смертоносным дыханием готовится смести с лица земли целый луг, на котором мы находились, только один я не собирался сдаваться без боя. До дедушкиного копья мне было не добраться, однако еще оставался кинжал…

Руби закатила глаза и ушла, но остальные слушали Скеррита с неподдельным вниманием.

Так, в рассказах, прошел весь день и весь вечер. Описание одной битвы сменялось повествованием о другой, после победы над красным драконом, снабдившим Скеррита шкурой для жилета, следовал весь спектр могущественных цветных ящеров. Все это время Рэг как вкопанный стоял у стола и лишь изредка призывал Руби присоединиться к слушателям. Скеррит впервые получил возможность увидеть кендера в спокойном состоянии столь продолжительное время. Рэг смотрел на него сияющими глазами, приоткрыв рот. Один за другим в зале гостиницы появлялись новые посетители и увеличивали аудиторию Скеррита, поскольку никто из тех, кто остановился его послушать, не уходил. По мере увеличения числа поклонников росла и груда принесенных ими подарков, ведь каждый, кто появлялся, будь то мужчина или женщина, молча клал на стол благодарственное подношение. Такое выражение признательности Скеррит уже привык получать в каждом из посвещаемых им городов, независимо от того, грозила людям опасность со стороны драконов или нет. Эти подарки были своеобразным дополнением к назначенной награде за избавление городка от угрозы. Появление Губителя повсюду производило на людей подобный эффект, а если драконов поблизости и не было, они получали взамен хотя бы несколько захватывающих историй. Этим вечером, как с сожалением отметил про себя Скеррит, большую часть подношений составляли скоропортящиеся продукты, хотя кое-что, вроде связки вяленой рыбы, могло пригодиться и в длительном путешествии.

Не прерывая рассказов, Скеррит постоянно исподтишка наблюдал за Руби, а та ходила взад и вперед, разнося многочисленные заказы. Сам он никак не мог привлечь ее внимание: его рассказы о подвигах она оставила Рэгу и своим клиентам.

Но вот подошла к концу последняя из историй. В очаге негромко потрескивали дрова.

— Ну, если я собираюсь завтра с утра заняться вашей маленькой проблемой, мне лучше идти спать, — сказал Скеррит. — Я хотел бы отправиться в горы ранним утром.

— О, не уходи, пожалуйста, — взмолился Рэг. — Расскажи нам хотя бы еще одну историю. Руби, оставь работу и послушай вместе с нами.

Скеррит махнул рукой:

— Сегодня никаких больше рассказов. — Затем, отметив огорченный взгляд кендера, подмигнул и добавил: — Приходите завтра к вечеру, и у меня будет для вас совершенно новая история.

Рэг радостно улыбнулся:

— Руби, ты слышала? Завтра он собирается убить дракона.

Руби, торопливо пробегая мимо, потрепала кендера за хохолок, но ничего не ответила, поскольку слишком спешила отнести еду и напитки, чтобы задерживаться для праздной болтовни.

Скеррит поручил перегрузку подношений в повозку двум добровольным помощникам из числа слушателей, а сам поднялся в отведенную ему комнату. Он мимоходом пожалел, что не может пригласить с собой Руби, чтобы согреть постель, поскольку испытывал к ней благодарность за горячее выступление в свою защиту. Но обстоятельства складывались таким образом, что этой ночью ему необходимо было остаться в одиночестве. Рэг все еще находился в общем зале, приставал к Руби со своей болтовней и демонстрировал приемы, при помощи которых он мог бы справиться с драконом, а также хвастался, что скоро и сам станет Губителем Драконов, как Скеррит. Все время, пока кендер рубил и колол воображаемого врага своим хупаком, используя его вместо Драконьего Копья, Скеррит не переставал улыбаться. Но вскоре, представив себе неминуемое разочарование маленького храбреца, он помрачнел. «Что ж, пусть пока немного помечтает», — подумал он.

В своей комнатке Скеррит снял жилет и башмаки, но оставил всю прочую одежду и лег на кровать. Задув свечу, он стал слушать, как затихает гостиница. Внизу Руби заканчивала уборку. Послышались приглушенные слова прощания, затем открылась и закрылась входная дверь, и хорошенькая служанка ушла, сопровождаемая скрипом задвигаемого на ночь засова. Тяжелые шаги протопали по лесенке, затем затихли в длинном коридоре за дверью комнаты Скеррита. Значит, и сам хозяин, наконец, удалился в свою спальню. Скеррит задумался, где ночует кендер, и решил, что его место на кухне.

Он выждал еще час, затем беззвучно сел, спустил ноги с кровати и накинул на плечи жилет. Красную кожу для него Скеррит снял с убитого дракона, на которого наткнулся неподалеку от Кхура в свою весьма недолгую бытность мелким торговцем и, от случая к случаю, контрабандистом. Тогда же он собрал и другие останки дракона, считая, что они пригодятся во время странствий от одного города к другому.

Затем Скеррит осторожно сунул ноги в башмаки: сначала одну, затем другую. Синюю шкуру он снял с еще одного найденного дракона, на этот раз в Вингаардских горах, где тот, по всей видимости, осмелился восстать против Ская незадолго до гибели владыки и был убит за свою самонадеянность. Останки двух драконов вместе с другими «трофеями», собранными за время путешествий, а Также Драконье Копье, изготовленное специально для него одним неболтливым кузнецом, который был у Скеррита в долгу, равно как и отличное знание повадок этих чудовищ, почерпнутое в библиотеке Палантаса, открыли в нем совершенно новое призвание. В честь чудесного превращения он добавил к своему имени прозвище Губитель Драконов и с тех пор тщательно избегал мест, где могли оказаться кровожадные ящеры. Он совершенно не хотел браться за новую профессию, а попросту пытался обеспечить безбедное существование посредством сопутствующей этому занятию славы. До сих пор все шло прекрасно.

37
{"b":"28667","o":1}