ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гаспар кивнул:

— Демонски жаль, что всем этим владеет проклятый…

— Дракон?

Слово прозвучало свистом чайника, слишком долго кипевшего на огне. Оно прилетело издалека, из отверстия, свидетельствующего о наличии обширного пещерного лабиринта. Затем показалась голова, вытянулась длинная шея, и наконец, весь дракон оказался в пещере.

Это была красная драконица, хотя и очень большая по сравнению с гномами, но не слишком рослая по драконьим меркам. Она была еще молода, и свет факелов отражался в ее блестящей чешуе, словно в лужицах свежей крови. На голове, напоминающей формой конский череп, торчали изящные светло-коричневые рожки. Глаза драконицы казались то черными, то темно-сапфировыми, в зависимости от настроения. Прекрасные белоснежные и очень острые зубы были выставлены на устрашение перепуганным гномам. Драконица спланировала вниз и приземлилась на груду монет и драгоценных камней, зашуршавших под когтистыми лапами. Длинный хвост дернулся из стороны в сторону и разбросал несколько золотых подсвечников и храмовых фиалов.

— Как идет инвентаризация? — спросила драконица.

Гномы замешкались с ответом, и в горле красной начал зарождаться сердитый рев. В уголках пасти показались язычки пламени, а из ноздрей вырвались облачка дыма.

— П-прекрасно, — выдавил из себя Гаспар.

Пальцы у него дрожали, и гному стало стыдно, что он еще не привык к приступам драконобоязни, сопутствующим каждому появлению драконицы. Небольшое удовлетворение доставил ему лишь вид Скарна, которого дрожь била с головы до ног.

— Н-но здесь так много сокровищ, что потребуется немало времени.

Драконица оскалила зубы в некотором подобии улыбки.

— Вот поэтому я и выбрала вас, — промурлыкала она. — У вас масса времени. Из всех смертных рас Кринна гномы и эльфы живут дольше всех.

Скарн, наконец, обрел голос:

— П-почему ты не взяла эльфов? Они живут даже дольше, чем гномы.

Улыбка приобрела несколько зловещий оттенок:

— Гномы не такие вкусные, а я не хочу испытывать соблазн съесть своих помощников. Я хочу, чтобы моя казна была сосчитана.

— П-прекрасно, — повторил Гаспар. — Инвентаризация идет прекрасно.

Драконица уселась и стала наблюдать, насколько прекрасно продвигается их работа.

Гаспар шепотом подсказал Скарну, что им следует заняться разборкой резных деревянных фигурок, лежащих в большом ящике какого-то купца. Эти предметы не такие хрупкие, а то драконица еще вздумает наказать их, если что-то выскользнет из их дрожащих пальцев. А к тому времени, когда эта работа будет закончена, гномы сумеют хоть немного справиться со своим страхом и перейти к более деликатным вещицам.

Скарн краем глаза заглянул в овальное зеркало размером с небольшой щит. К своему изумлению, он увидел там совершенно неожиданные образы: кентавра, мага и трех вооруженных воинов. Рядом с зеркалом лежал обоюдоострый кинжал, истекающий тягучим зеленым ядом, кожаный пояс со множеством отметин, несомненно означающих число убитых, открытый футляр с гарротой, отполированные до блеска воровские отмычки и три длинные иглы, которые, по твердому убеждению гнома, не были предназначены для обычного шитья.

Драконица, казалось, задремала. Скарн снова заинтересовался необычным зеркалом.

— Эй, Гаспар, как ты думаешь, что это такое? С виду как будто зеркало?

Гаспар шагнул к нему, но тотчас остановился — нейдар коснулся поверхности зеркала и мгновенно исчез. Теперь к отражениям кентавра, мага и трех воинов добавился образ перепуганного и сконфуженного в своей беспомощности Скарна.

Драконица приоткрыла один глаз, издала продолжительное и долгое ворчание, в котором Гаспару послышались унизительные слова о «помощниках».

— Кранидор, — отчетливо произнесла она, и Скарн вылетел из зеркала. Гаспар сейчас же перевернул зеркало и положил на кучу стальных монет.

— Не играйте с магией, — строго предупредила их драконица. — Ваша задача — только пересчитать все сокровища.

— Н-но как же мы можем все описать, если хотя бы не попытаемся узнать, что это такое?

На этот раз вопрос исходил от Скарна, который заикался сильнее, чем прежде. Драконица снова заворчала:

— Старайтесь, как можете. От этого зависит ваша жизнь.

Она снова закрыла глаз.

Скарн занялся рубинами, ссыпанными в небольшой стеклянный кубок. Рядом лежал изумруд величиной с кулак.

— Тете Чарти это наверняка понравилось бы, — тихонько пробормотал он.

Гаспар тем временем сосредоточился на шкатулке с карандашами из слоновой кости с алмазными наконечниками.

— Хрустальный шар, — неожиданно раздался голос драконицы спустя несколько минут. — Принесите мне хрустальный шар. Любой, который попадется.

— П-принеси ты, — едва сумел выговорить Скарн, умоляюще глядя на Гаспара. — П-пожалуйста, принеси ей шар. Я так занят пересчетом этих драгоценных камней.

Хайлар метнул в его сторону уничтожающий взгляд, но гордо выпрямился, стараясь преодолеть свой страх. Он вспомнил, что неподалеку от груды доспехов видел полдюжины хрустальных шаров, и принюхался.

— Эти еще не сосчитаны, — сказал Гаспар, обращаясь скорее к себе самому, чем к драконице. — Мы не добрались до этой части пещеры.

Он поднял один из шаров и осторожно понес его красной, стараясь не глянуть ненароком в глаза чудовища и не выронить хрупкий предмет из трясущихся пальцев.

Драконица скосила глаза на положенный между передних лап шарик.

— Возвращайся к работе, — прошипела она.

Гаспару не надо было повторять дважды. До этого ему только раз приходилось встречаться с драконом, это произошло около сотни лет назад. Тогда бронзовый устроил засаду в Харолисовых горах и наблюдал за торговым путем, ведущим из Пыльных Равнин. Тот древний дракон производил более сильное впечатление, чем эта красная, в пещере, хотя и находился гораздо дальше. Был еще один случай, когда вскоре после Войны Хаоса Гаспар со своими приятелями высунули головы из шахты и увидели каких-то больших существ, летящих по небу. Они решили, что это драконы. Но это мог быть кто угодно, и находились они слишком далеко, чтобы беспокоиться по этому поводу.

В этой пещере драконица всегда была слишком близко. Гаспар даже запомнил ее запах — сернистый газ и что-то еще, напоминающее резкий дым горящего дерева. Он заглушал приятные ароматы сирени и корицы, и у хайлара постоянно першило в горле. Этот запах въелся в его глотку, от него пересыхало во рту и распухал язык.

«Может, на этот раз она не останется надолго, — думал Гаспар. — В прошлый свой приход она только и сделала, что напугала нас, а потом ушла».

— К работе, я сказала!

— Д-да, драконица, — ответил Гаспар со всей поспешностью, на которую был способен его распухший язык.

Вместе со Скарном он перешел в другой угол пещеры — подальше от красной — и стал разделять на разные кучи оружие, доспехи, магические артефакты, драгоценные камни, монеты и другие предметы. Изредка гномы опасливо оглядывались через плечо. А драконица дотронулась когтем до хрустального шара и опустила голову, чтобы смотреть прямо в его сердцевину.

— Кузен Сумрак, — заговорила драконица громко и отчетливо. — Мой дорогой темный кузен, куда ты подевался? — Она осторожно постучала когтем по шарику, и в ответ на ее призыв в хрустале появился образ черного дракона. — А, вот ты где!

Черный дракон прищурил желтые глаза, и с его нижней губы капнула ядовитая слюна.

— Ты осмеливаешься отрывать меня от полуденной дремы?!

— Осмеливаюсь, — ехидно ответила красная, — поскольку хочу похвастаться.

Черный вопросительно изогнул бровь.

— Речь идет о моих сокровищах, — продолжала драконица. — Я нашла абсолютно невероятный способ инвентаризации своих сокровищ, чтобы раз и навсегда решить, кто из нас богаче.

Выражение на морде черного дракона изменилось; теперь он казался искренне заинтересованным.

— Кузина, скажи-ка мне, что за способ ты изобрела, чтобы пересчитать такую массу ценностей?

— Гномы, — самодовольно произнесла красная. — Я поймала двух гномов, и они делают для меня эту работу. Возможно, тебе удастся отыскать парочку достаточно смышленых человекоящеров, чтобы поручить им такое же задание. Ну, конечно… — она выдержала довольно долгую паузу, — если ты действительно желаешь узнать, сколько накопил богатств.

42
{"b":"28667","o":1}