ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Болли и Агаран не стали высказывать свои предположения. Даннар хлопнул по плечу старшего из приятелей.

— Чтобы не привлекать внимания. Кто станет интересоваться такой замшелой развалиной, как он?

— Мы же обратили на него внимание, — заметил Агаран, морщась и потирая плечо.

Перейдя на шепот, Даннар поделился с дружками своим планом. Они наймут лошадей и проводят старика до выхода из города. А потом в каком-нибудь безлюдном месте обгонят повозку и подождут. Втроем они без труда одолеют немощного старика и его паршивую псину.

После четырех кружек пива старик закончил свой ужин. Он подобрал с подноса последний кусочек и отодвинул от себя посуду. Собака тоскливо лизнула край грязной деревянной тарелки. Возница водрузил на голову широкополую шляпу, бросил на столик несколько монет и направился к двери.

— Болли, беги на Верхнюю улицу и найми трех лошадей, — прошептал Даннар. — Агаран, ты отправишься с ним, а я останусь со стариком.

— А как мы тебя потом найдем?

Даннар пренебрежительно фыркнул.

— Эта повозка движется не быстрее, чем я. Вы поедете верхом; проверьте все городские ворота. Сначала отправляйтесь к восточному выходу.

Все время, пока парни за ним наблюдали, пожилой возчик пробирался через город в восточном направлении.

Распространяя ароматы жареного мяса, лука и пива, возница прошел мимо столика Даннара. Казалось, он даже не заметил своих недавних спасителей. Но собака их узнала. Высунув язык, пес остановился и воззрился на Даннара печальными влажными глазами.

— Пошел прочь! — огрызнулся Даннар.

Окрик не помог, и тогда парень топнул ногой, отчего пес вздрогнул. Но тут хозяин свистнул, выходя из таверны, и пес убежал.

Даннар подождал, пока колеса застучат по мостовой, потом поднялся и приказал дружкам отправляться за лошадьми, а сам неспешно расплатился за пиво и шагнул к двери. Девица продолжала извлекать из своей лиры низкие протяжные звуки. За столиком, где два кендера вели игру в скорлупки, молодой простофиля, у которого денег было явно больше, чем здравого смысла, наконец, обнаружил орех.

— Я выиграл! — закричал он.

Пока парень торжествующе размахивал руками, второй кендер вытащил у него кошелек.

Даннар выглянул из двери «Трехногого Зайца» и увидел повозку, медленно катившуюся к выходу из тупика, опять на восток. Он вышел в предвечерний зной. Заниматься обычной работой — разгрузкой речных барж — было уже слишком поздно, к тому же Даннар надеялся получить сегодня гораздо больше.

Старик продолжал пробираться по незнакомым улочкам, держась спиной к солнцу. Вскоре показалась городская стена, но никаких признаков Болли и Агарана до сих пор не было. Повозка, скрипя, выбралась за городские ворота. Впереди протянулась наезженная дорога, которая вела в Даргаард, Каларан и дальше на восток. Не видя своих приятелей, Даннар нерешительно остановился у ворот. Если отправиться за повозкой, старик поймет, что его преследуют. За пределами городской стены не имелось никакого подходящего укрытия, к тому же не было никаких видимых причин идти пешком по следу молчаливого возницы. Даннар нетерпеливо переминался с ноги на ногу и наблюдал, как удаляется повозка, становясь все меньше и меньше.

Наконец из боковой улочки легким галопом вылетели Болли и Агаран. Третьей лошади с ними не было.

— Где вы шлялись, во имя Темной Королевы? — сердито проворчал Даннар.

— Искали лошадей, — запинаясь, ответил Агаран. — У нас не хватило денег на трех коней…

Даннар вырвал уздечку из рук сидевшего на более рослой лошади Болли и приказал ему спешиться.

— А как же я?

— Поезжайте вдвоем, а если не хочешь, оставайся тут!

С этими словами он вскочил в седло.

Старик со своей повозкой уже скрылся из виду за обрамлявшими дорогу деревьями. Даннар сильно ударил своего коня каблуками и рванулся за ворота, предоставив Болли и Агарану догонять его.

Погоня не заняла много времени. Даннар придержал коня и увидел, что повозка все так же неторопливо катится вперед, а возница, видимо, не замечает ничего, кроме лежащей впереди дороги. Время от времени голова старика падала на грудь; он явно дремал, не выпуская из рук поводьев. Старая кобыла с провалившейся спиной по привычке продолжала трусить вперед.

Спокойствие старика начинало действовать Даннару на нервы. Кто рискнул доверить ценный груз такому старому глупцу? Даже уличные мальчишки со своими рогатками запросто справились бы и с ним, и с его шелудивым псом.

Спустя некоторое время его догнали недовольно пыхтящие Болли и Агаран.

— Даннар, что новенького? — спросил второй. Он сидел впереди, предоставив более рослому Болли трястись за его спиной.

— Заткни пасть, — бросил Даннар. Обе лошади шагом пошли бок о бок. — Этот старый мешок трухи так и сидит в своей повозке. — Он немного понизил голос. — К закату он доберется до Большой Развилки. Надо перехватить его раньше.

— А почему бы не подождать ночи? Пока он уснет? — предложил Болли.

— Он и так спит, прямо на козлах, — сказал Даннар и сплюнул в дорожную пыль. — Если он доедет до Развилки, то может присоединиться к каравану или остаться ночевать в лагере.

На больших торговых маршрутах путешественники останавливались на ночь в больших лагерях, чтобы не опасаться нападения грабителей. Каждый путник мог беспрепятственно примкнуть к собравшимся за барьером из повозок, а утром отправиться в путь в большой компании — это могло помешать планам Даннара.

Большая Развилка представляла собой перекресток дорог, ведущих в Маэлгот, Даргаард и Тротл. Каждый день, перед закатом, там собиралось на ночевку множество путников.

Сообщники продолжали следовать за стариком. Даннар был уверен, что тот должен, в конце концов, остановиться. Никому не под силу выпить такое количество пива и не поплатиться за удовольствие.

Довольно скоро, примерно через три мили, повозка внезапно свернула с дороги. Даннар и Агаран в ожидании натянули поводья. Старик направил кобылу к редкой рощице шагах в сорока от обочины.

— Ну, наконец-то! — воскликнул Даннар и шлепнул своего коня.

Перейдя на легкую рысь, он тоже свернул с дороги, описал круг и укрылся среди молодой осиновой поросли. Едва повозка остановилась, Даннар тоже натянул поводья, чтобы стук копыт не выдал преследователей. Он спрыгнул с седла и привязал повод к тонкому деревцу, затем запустил руку под жилетку, где за пояс была заткнута короткая деревянная дубинка. Теперь, когда нож сломался, она стала его единственным оружием.

Болли и Агаран неуклюже слезли со своего коня и тоже приготовили импровизированные средства нападения. У Болли это было орудие его труда — грузчицкий крюк, а Агаран взял с собой деревянную дубинку со свинцовым наконечником. Все трое, низко пригнувшись, подобрались к повозке, но сиденье возницы оказалось пустым. Древняя кобыла, опустив голову, щипала свежую травку. А куда делся старик? И если уж на то пошло, почему нет его пса?

Двумя короткими жестами Даннар отправил своих компаньонов в разные стороны на разведку. Болли, не слишком заботясь об осторожности, скрылся среди кустов.

Агаран хоть и опустился на четвереньки, но громко ругался каждый раз, когда натыкался на острый камень или твердый корень. Даннару оставалось только сожалеть об их глупости.

Он поднял голову, чтобы немного оглядеться, и тотчас обнаружил, что смотрит прямо в лицо возницы в коричневом рединготе. Выпитое в «Трехногом Зайце» пиво и в самом деле заставило старика свернуть с дороги, чтобы облегчиться, и теперь он сверху вниз смотрел на крепкого Даннара, сжимавшего в кулаке дубинку.

От неожиданности оба несколько оторопели, но Даннар первым пришел в себя. Он резко поднялся, одной рукой схватил старика за ворот плаща, а другой приставил конец дубинки к самой шее.

— Что ты везешь? — грубо спросил Даннар. — Отвечай быстрее, иначе я переломаю тебе все кости до единой!

Возница продолжал смотреть на него со странным спокойствием. На один миг Даннар ощутил нерешительность. Кто же, в конце концов, этот пропыленный ветхий старик?

65
{"b":"28667","o":1}