ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У нас здесь немалые сокровища! Открывайте скорее, или мы продадим их кому-нибудь другому!

В свете потрескивающего костра на стене появилась еще одна округлая фигура, и раздался низкий звучный голос:

— Кто это отдает приказы моим людям?

— Привет, Ловкач! — Агаран помахал рукой. — Это я, Агаран! Мы привезли для тебя кое-что очень большое!

Даннар никак не мог разглядеть выражение лица человечка, стоявшего спиной к костру. Умрам, подбоченившись, ответил на приветствие приятеля:

— Если у вас и есть что-то большое, так это язык твоего дружка!

Даннар снова уселся на козлы:

— Поехали отсюда, ребята. Наша добыча слишком велика для этого круглого дурака. Найдем другого торговца…

Он успел почти развернуть повозку, когда ворота открылись и к троим приятелям вышли шестеро копьеносцев. Направив на пришельцев наконечники копий, стражники окружили повозку и всадников. Грузный хозяин крепости медленно спустился следом, держа в руке факел.

— А ты никудышный торговец, не так ли? — бросил он Даннару.

Вблизи лицо Умрама оказалось почти отталкивающим — мясистым, с носом картошкой и пухлыми губами. Кожа маслянисто поблескивала, черные волосы липли к щекам и толстой шее.

— Что тут у вас такое? — спросил он, похлопывая по стенке повозки. — Похоже, что-то тяжелое. Слитки?

— Мы и сами еще не знаем, — с раздражением вынужден был признаться Даннар. — Внутри стоит металлический ящик, который не удается открыть. Я думаю, он полон золота.

Змеиные глазки Умрама хищно блеснули:

— Посмотрим. Проезжайте внутрь, джентльмены. Предлагаю воспользоваться гостеприимством моего скромного жилища.

Охранники с копьями, окружившие приятелей, лишили их возможности выбора. Болли и Агаран направили коней в ворота, а Даннар не без труда стал разворачивать неуклюжую повозку.

Едва все оказались во дворе, стражники снова закрыли ворота и задвинули засов. Стук падающего дубового бруска заставил Даннара вздрогнуть.

Вдоль крепостной стены тянулись дощатые бараки и хижины, где жили наемники Умрама. Три здания стояли отдельно от других. Самым большим из них был каменный замок с квадратной башней под плоской крышей. По обе стороны от него располагались две длинные пристройки. Судя по звону и лязгу инструментов, доносившимся из открытых окон, в одной пристройке располагалась мастерская. Запах с другой стороны выдавал наличие конюшни.

По указанию Ловкача Даннар остановил повозку у двери мастерской. Наемники сгрудились у повозки, а из дома вышла группа рабочих под предводительством изрядно закопченного гнома. Они собрались посмотреть, какую работу приготовил им хозяин. После беглого осмотра железного ящика гном по имени Хундель приказал вытащить груз из повозки. При помощи лебедки и блока рабочие выполнили приказ.

— Крепко сработано, — заметил гном, оглядывая ящик. — Вряд ли удастся его открыть.

— Ты видел когда-нибудь такой крепкий ящик? — спросил Умрам.

— Только однажды, во дворце одного важного лорда. Он тоже не смог этого сделать.

Даннар беспокойно переступил с ноги на ногу. Важный лорд? Его мечты разгорелись еще ярче.

— Ты сможешь его взломать? — спросил он.

Хундель поджал губы и шумно выдохнул сквозь длинные усы. Он дернул за веревку лебедки, и ящик грохнулся на землю. От такого удара разлетелся бы любой другой сундук, но только не этот железный куб.

— Кувалды. Стальные зубила, — приказал гном.

Обнаженный по пояс рабочий метнулся в мастерскую за требуемыми инструментами. Бригада подручных приступила к заданию, и железные инструменты зазвенели нестройным хором. Поднялся невообразимый шум, но, как только стало ясно, что все усилия напрасны, Хундель ворчливым окриком остановил работу. Опытной рукой он провел по поверхности ящика и убедился, что стальные зубила не оставили на ней ни единой царапины.

Ящик не поддался ни пилам, ни ломам, ни даже цепным тискам, которые раскалывали металлические футляры, словно орехи. Хундель так рассердился, что ударил по ящику кувалдой. Раздался глухой металлический звук. Гном наклонил голову, прислушался.

— Он явно чем-то заполнен. Стенки не толще пальца!

Умрам зевнул.

— Хундель, уже поздно. Ты сможешь его открыть или нет? Если нет, то я иду спать. Утром можешь начать все сначала.

Гном швырнул кувалду стоявшему поблизости рабочему.

— Вот увидите, Хундель, сын Хунделя откроет его!

Он приказал своим помощникам перетащить ящик на открытую площадку посреди двора. Потом велел принести шесть вязанок сухих дров, и аккуратно разложил поленья вокруг ящика и на его крышке.

Даннар понял его план. Гном собирался нагреть ящик в костре, чтобы или размягчить сталь, или ослабить соединительные швы. В конце концов, ящик мог просто треснуть, как яйцо на горячих углях. Он задумался, не пострадает ли содержимое контейнера от подобной процедуры. Но золото и серебро могло просто расплавиться и образовать один слиток, а драгоценные камни еще менее подвержены воздействию огня. В любом случае, пока сокровище находится внутри, от него мало проку.

Пока языки пламени лизали бока ящика, Даннар и Умрам договаривались о дележе добычи. Верный своему прозвищу, Ловкач предложил парню и его компаньонам одну десятую стоимости предполагаемого товара.

— Десятая доля! — возмущенно воскликнул Даннар. — Ребята, пересчитайте свои зубы, этот пройдоха собирается обобрать нас до нитки!

— Не глупи, — спокойно произнес Умрам. — Ты же знаешь, что я даю обещание вслепую. А если получится, что мое время и силы потрачены напрасно? Вдруг внутри обычный песок или еще что-нибудь такое же бесполезное?

— Никто не будет помещать песок в такой надежный ящик!

— Да, конечно, но риск все же остается. К тому же мне придется тайно сбывать товар, а это сильно снижает его стоимость.

— Пятьдесят процентов, — сказал Даннар. — Мы поделим прибыль поровну.

Из глубины пухлого живота Умрама донесся звучный смех:

— Ха-ха! Вот это восхитительно! А почему бы тебе не проявить полный идиотизм и не потребовать все сто процентов?

После долгих споров они сошлись на том, что Даннар и его друзья получат тридцать процентов, а остальные семьдесят достанутся Умраму. Хунделю тоже была обещана определенная доля, но из части его патрона.

Чтобы закрепить сделку, принесли кувшины с вином. Даннар, заметив, что гном сидит в одиночестве и смотрит на языки пламени, пляшущие по бокам железного ящика, наполнил свою чашу и подошел к Хунделю.

— Выпей, — предложил он, протягивая вино. — Выпей за богатую жатву.

— Я не пью, — отказался гном. Он прищурил глаза, но смотрел не на Даннара. — Человек, ты умеешь читать?

— Я? Нет. А зачем?

— Умрам! — крикнул гном. — Подойди сюда!

Даннар проследил за его взглядом и заметил на боку ящика большие буквы. Из-за пляшущих языков пламени и летящих искр их было трудно разобрать, но знаки совершенно отчетливо появились там, где еще совсем недавно ничего не было. Умрам, прихлебывая на ходу из огромной кружки, легкой походкой подбежал к встревоженному гному.

— Что там, Хундель?

Гном показал. Умрам уставился в огонь.

— Что такое? Это письмена гномов?

— Нет, это общий язык, но такими буквами пользовались во времена старой империи. — Гном поскреб засыпанную пеплом бородку. — Там написано: «Здесь спит Зетан».

— Какой еще Зетан? — удивился Даннар.

— Ты что, ничего не понял? Надписи не было, пока не развели огонь. На ящик наложено что-то вроде охраняющего заклятия! — опасливо сказал гном.

— Больше похоже на этикетку, чем на предупреждение.

— Этикетки пишут краской, а не огнем!

Но на Умрама появление надписи, казалось, не произвело впечатления. Он уже давно занимался своим делом и не раз сталкивался с разного рода заклятиями и проклятиями, связанными с ценными вещами. Большая часть из них имела весьма ограниченные свойства, и рядовой маг легко справлялся с такими проблемами. Умрам был знаком с несколькими неболтливыми волшебниками, которые за умеренную плату соглашались снимать чары с любых предметов.

67
{"b":"28667","o":1}