ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В конституции оговаривалась процедура передачи власти другому лицу, но понадобилась пропасть времени, чтобы выяснить подлинное лицо вице-президента и его настоящую фамилию, когда же наконец это было установлено, никто не мог вспомнить, где и когда его видели в последний раз. Тем временем кабинету министров были предъявлены обвинения в коррупции. Несколько видных конгрессменов, как выяснилось, были подкуплены Роубсом. Правительство пало, в галактике наступил хаос. И наконец народ Галактической Демократической Республики обратился с просьбой к Дайену Старфайеру, законному наследнику, взойти на престол и восстановить в стране порядок.

Король дал согласие. На сегодня были назначены его – коронация и его свадьба.

– Как я выгляжу? – спросила Нола, пытаясь мельком взглянуть на свое отражение в стальных стенах.

– Нормально. Перестань волноваться. Это же наш малыш, забыла, что ли?

– Нет, – сказала Нола мрачно. Она взяла руку Таска. – Теперь уже не наш.

Таск понял, что она имеет в виду, промолчал, ему тоже было не по себе.

– Его величество сейчас примет вас.

Открылись еще одни двойные двери, у которых на страже тоже стояли два легионера. Таск и Нола, взявшись за руки, вошли.

Зал, где находился кабинет короля, в отличие от холодной, пустой приемной, был натоплен, его утонченное, изящное убранство напоминало входящему, что он в покоях Его королевского величества.

Таск оробел при виде стеллажей книг из темного полированного дерева, роскошной кожаной мебели, зеленого с коричневым ковра, мягкого света.

За массивным, резного дерева столом сидел человек. Он был занят изучением документов, судя по качеству бумаги, на которой они были написаны, – деловых документов.

Таск и Нола совсем растерялись. Секретарь, сопровождавший их, изящным жестом предложил подойти поближе. Обойдя стол, секретарь склонился и что-то тихо сказал сидящему за столом мужчине. Тот кивнул.

– Оставьте нас, – приказал он.

Секретарь, поклонившись, удалился в боковую дверь.

Мужчина поднял голову, увидел Таска и Нолу и улыбнулся.

Таск сразу же его узнал по его золотисто-рыжим волосам, пышными волнами ниспадавшим на плечи; он был в военном мундире. Сверкнули ярко-голубые глаза, которые всегда поражали Таска, когда он встречался с Дайеном после долгой разлуки. Наверно, человек не способен запомнить цвет. Наверно, просто невозможно поверить, что глаза могут быть такими ясными, сияющими, такими... голубыми.

Но если бы не волосы и глаза, Таск ни за что бы не узнал его. Нет, это не малыш перед ними сидел.

Дайен поднялся, обошел стол, протянул руку. Лицо его осунулось, стало более серьезным, торжественным; он казался старше и, подумал Таск, – выше. Голос его, когда он заговорил, звучал по-другому, стал более глубоким.

– Нола, Таск, – сказал Дайен, беря их за руки. – Как я рад, что вы пришли! Надеюсь, вы изменили свое решение и останетесь на церемонию?

– Нет, спасибо, ма... – Слово застряло в горле Таска. Он покраснел и быстро исправил свою ошибку: – Ваше величество. Нам надо лететь. Видите ли...

– Завтра у мамы Таска день рождения, – вставила Нола, тоже нервничая. – Таск столько раз не поздравлял ее, что мы решили, ему надо быть там...

Они оба замолкли, понимая, что этот предлог прозвучал весьма неуклюже, но не знали, как исправить положение.

Таск вдруг спохватился, что он по-прежнему держит теплую, сухую, сильную руку Дайена в своей вспотевшей, липкой ладони. Наемник разжал пальцы, хотел было сунуть руку в карман, потом спохватился, что нарушает этикет, и опустил ее.

– Я понимаю, – сказал Дайен; по его тону Таску стало ясно, что он не лукавит.

«Может, даже лучше, чем я», – подумал Таск.

Ему трудно было прямо смотреть в эти ярко-синие глаза, словно он смотрел на солнце. Он обвел взглядом комнату.

– У вас здесь хорошо, Ваше величество. – Уж лучше отделываться формальными фразами.

– Да, – ответил с улыбкой Дайен. – Но слишком много времени приходится здесь проводить. Мне так хочется полетать. Боюсь, теперь не придется много летать. Я храню свою булавку с изображением «Ятагана». – И он показал на маленькую серебряную булавку, которая очень странно выглядела на изящном, обшитом золотым шнуром воротнике.

Таск вспомнил, как Дайен получил эту булавку-награду, и тут же заморгал; у него все поплыло перед глазами.

Нола толкнула Таска в бок, кивнула в сторону Дайена.

– Мы зачем пришли? – напомнила она.

– Ах да... – Таск прокашлялся. – У меня не было возможности поблагодарить вас... за то, что вы спасли мне...

Боковая дверь открылась, в кабинет вошел секретарь, чтобы положить на стол Его величеству еще один документ. Но взгляд его из-под полуопущенных век напоминал Его величеству, что другие посетители ждут его аудиенции.

Дайен холодным взглядом встретил секретаря, повернулся снова к Таску и остановил его.

– Это я тебе многим обязан, Таск. А ты – ничем.

Они смотрели друг на друга, наступила неловкая пауза. Секретарь вежливо кашлянул.

– В общем... нам надо идти, – сказал Таск.

Дайен проводил их до дверей. В последнее мгновение он, казалось, решил их задержать.

– Какие у вас планы на будущее? Никогда не прощу вам, что вы отказались от службы в королевском флоте.

– Спасибо, но дело в том, что мы с Нолой решили остепениться. Детишек завести. Полетим на Вэнджелис. Нолу ждет ее прежняя работа, сядет за свой компьютер. А мы с Икс-Джеем займемся перевозкой пассажиров в шаттлах с планеты на планету. Линк собирается стать нашим партнером.

– Линк? – с удивлением переспросил Дайен.

– Да. Он, конечно, забияка и болван, но, в общем-то, надежный парень. Я знаю, что ему можно доверить, а что нет, так что лучше с ним дело иметь, чем с первым встречным. А с Икс-Джеем они ладят.

– Как там Икс-Джей?

Они стояли в дверях.

– Он снова стал со мной разговаривать, – сказал Таск, покачав головой. – Но что он со мной вытворяет! Убежден, что я прикинулся раненым, спектакль разыграл, чтобы не возвращать ему долг. Вы не представляете, какой он мне ад устроил! – добавил он мрачно.

Дайен засмеялся.

Секретарь встал между ними, открыл дверь. Легионеры вытянулись по стойке «смирно». Камердинер приготовился выпроводить их.

Таск принялся копаться в кармане куртки.

– Я понимаю, целая армия теперь охраняет вас, так что я вряд ли вам понадоблюсь. Но если понадоблюсь...

Он достал какой-то крошечный, почти невидимый невооруженным глазом предмет, протянул его Дайену, положил на ладонь правой руки, той, что была в шрамах от игл меча.

– Пошлите мне ее. Я все пойму.

Дайену не надо было смотреть на этот предмет. Он понял на ощупь, что это серьга в форме восьмиконечной звезды, которую Таск всегда, сколько помнил Дайен, носил в ухе.

Таск взглянул в его голубые глаза, и солнечный свет согрел его. Он улыбнулся, больше ничего и не надо было говорить.

Нола тихонько плакала.

– До свидания, Таск, – сказал Дайен. – Счастья вам обоим.

Двойные двери закрылись.

– До свидания, малыш, – тихо ответил Таск.

* * *

– Его величество ждет вас, сэр Джон.

– Это вас, милорд, – сказал вполголоса Беннетт, тщетно пытаясь разгладить залегшие в самых неподходящих местах складки на форме Дикстера.

– Кого? Ах да. – Джон Дикстер отвел заботливую руку адъютанта. – Я же просил вас не обращаться ко мне так, – сказал и пошел к двойным дверям.

Беннетт семенил рядом, смахивая невидимые пылинки, пока его не остановили.

– Это теперь ваш титул, милорд. – Адъютант подхватил развевающийся конец шелковой ленты и перебросил ее через плечо.

– Но об этом меня еще официально не уведомили.

– Завтра уведомят, милорд, – сказал Беннетт приглушенным голосом, – а нам надо привыкать к вашему новому титулу.

– Командующий космофлотом, – объявил секретарь, – сэр Джон Дикстер.

Легионеры встали по стойке «смирно», отдали честь Дикстеру, тот ответил им на приветствие и направился на аудиенцию к королю. За ним захлопнулись двери.

121
{"b":"28668","o":1}