ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я тебе не мешаю? Я могу заглянуть позже…

— Нет, нет. Дорогой мой друг, — сказал Антимодес, поднимаясь, чтобы приветствовать посетителя, — входи скорее. Я очень рад тебя видеть. Я и сам хотел с тобой поговорить сегодня и непременно пошел бы к тебе, если бы не боялся оторвать тебя от твоей работы. Я знаю, как ты обычно бываешь занят перед испытаниями.

— Да, тем более что это Испытание обещает быть хлопотнее обычного. Ты разбираешь новое заклинание? — Пар–Салиан взглянул на свиток, который был развернут только наполовину.

— Да, я купил его, — Антимодес скорчил гримасу. — И, похоже, меня надули. Это не то, что мне обещали.

— Мой дорогой Антимодес, разве ты не прочитал его сперва? — изумился Пар–Салиан.

— Я только проглядел его. Конечно, вина моя, но от этого мне не легче.

— Не думаю, что ты можешь вернуть его продавцу.

— Боюсь, что нет. Одна из этих сделок на постоялом дворе. Мне следовало знать, чего ожидать, но я так долго искал это заклинание, и она была так добра, а к тому же еще и красива, и уверяла меня, что это именно то, что я ищу, — он пожал плечами. — Ну что ж. Век живи, век учись. Садись, пожалуйста. Не хочешь вина?

— Спасибо, — Пар–Салиан отведал бледно–золотистой жидкости, покатал ее на языке, наслаждаясь вкусом. — Сам наколдовал или купил?

— Купил, — сказал Антимодес. — Наколдованное, на мой взгляд, пресновато. Только Сильванести знают, как его делать, а в наши дни все труднее становится достать настоящее доброе сильванестийское вино.

— К несчастью, это так, — согласился Пар–Салиан. — Король Лорак обычно приносил мне пару бутылок в подарок, когда посещал Башню, но он уже много лет не появлялся здесь.

— Он дуется, — ехидно заметил Антимодес. — Он считает, что он должен был быть избран главой Конклава.

— Не думаю. Да, он думал, что заслуживает этой должности, но он с готовностью признал, что у него и так достаточно дел, как у правителя Сильванести. Разве что, возможно, он хотел, чтобы ему предложили эту почетную должность, чтобы он мог великодушно от нее отказаться.

Пар–Салиан наморщил лоб.

— Знаешь, друг мой, у меня странное чувство, что Лорак что–то скрывает от нас. Он больше не навещает меня, потому что боится, что мы догадаемся об этом.

— Что же это, по–твоему? Какой–то могущественный артефакт? Не пропал ли у нас какой–нибудь?

— Нет, насколько мне известно. Но я могу ошибаться. Надеюсь, что ошибся.

— Лорак всегда был себе на уме, и плевал он на порядки конклава, — заметил Антимодес.

— Но он следовал нашим правилам так, как только способен эльф повиноваться правилам, которые устанавливал не он, — Пар–Салиан допил вино, подумал, и налил себе еще.

Антимодес помолчал, размышляя, затем нетерпеливо сказал:

— Ну, будем надеяться, что Лораку он принесет пользу. Боюсь, он может ему пригодиться. Что бы это ни было. Ты получил мой последний отчет?

— Да, — вздохнул Пар–Салиан. — Мне хотелось бы знать, в самом ли деле ты уверен в том, что там написано?

— Уверен? Нет, конечно нет! Я не буду ни в чем уверен, пока не увижу это собственными глазами! — Антимодес махнул рукой. — Это слухи, болтовня, не более того. И все же… — Он помолчал и тихо добавил: — И все же я в это верю.

— Драконы! Драконы, возвращающиеся на Кринн. Драконы Такхизис, не какие–нибудь там еще! Надеюсь, друг мой, — убежденно сказал Пар–Салиан, — надеюсь и молюсь, чтобы ты оказался неправ.

— Но это подтверждает то, что нам известно. Ты спрашивал об этом наших братьев Черных Одежд, как я советовал тебе?

— Я обсудил это с Ладонной, — сказал Пар–Салиан. — Но не сказал ей, где и как я об этом прознал. Она отвечала уклончиво.

— Разве она не всегда так говорит? — сухо сказал Антимодес.

— Да, но если ты ее знаешь, то можешь заметить отличия, — сказал Пар–Салиан.

Антимодес кивнул. Он был старым и доверенным другом Пар–Салиана. Ему не нужно было напоминать, что Пар–Салиан знал Ладонну лучше, чем другие.

— Она была в приподнятом настроении весь прошлый год, — продолжал Пар–Салиан. — Счастлива. Взволнована. И она была чем–то очень занята, потому что посещала Башню лишь дважды, и то только для того, чтобы проглядеть свитки в нашей библиотеке.

— Кстати, у меня появились подтверждение других сведений, — сказал Антимодес. — Как я слышал, некий богатый лорд на севере нанимает солдат, и не слишком заботится о том, кто они, если они достаточно хорошо обучены. Тролли, гоблины, хобгоблины. Даже люди, которые не прочь продать душу за наживу. Мой приятель побывал на одном из их сборов. Собирается огромная армия, армия тьмы. Я даже знаю, как его зовут — Ариакас. Ты о нем слышал?

— Я что–то припоминаю… Да, маг невысокого ранга, если я не ошибаюсь. Гораздо больше заинтересован в быстрой и легкой добыче с помощью оружия, чем в тонком и мудром использовании колдовства для своих целей.

— Похоже на него, — Антимодес вздохнул и покачал головой. — Солнце заходит. Грядет ночь, мой друг, и мы не в силах препятствовать ей.

— Но мы можем зажечь во тьме хотя бы несколько огней, — тихо проговорил Пар–Салиан.

— Без помощи — нет! — Антимодес сжал кулак. — Если бы только боги дали нам знак!

— Я бы сказал, Такхизис так и сделала, — сухо сказал Пар–Салиан.

— Боги света и добра, я имею в виду. Неужели они позволят ей попирать их? — раздраженно допытывался Антимодес. — Когда же Паладайн и Мишакаль объявят о своем присутствии?

— Возможно, они ждут знака от нас, — заметил Пар–Салиан.

— Знака чего?

— Веры. Того, что мы в них верим и надеемся на их помощь, несмотря на то, что мы не понимаем их замыслов.

Антимодес посмотрел на друга, прищурившись. Затем откинулся назад в кресле и почесал небритый подбородок, не сводя глаз с Пар–Салиана, который улыбнулся, чтобы дать понять другу, что он мыслит в верном направлении.

— Так вот из–за чего все это, — наконец промолвил Антимодес.

Пар–Салиан наклонил голову.

— Я догадывался. Но он так молод. Мудр, несомненно, но очень молод. И неопытен.

— Он наберется опыта, — сказал Пар–Салиан. — У нас есть еще немного времени, не так ли?

Антимодес поразмыслил.

— Эти люди, гоблины и тролли должны быть обучены, натренированы, сплочены в единую силу, что может оказаться нелегко. Сейчас они скорее готовы поубивать друг друга. Ариакасу предстоит долгая и трудная работа. Если слухи правдивы, и драконы вернулись, то их тоже необходимо как–то контролировать, а для этого нужна незаурядная храбрость и сила воли! Так что в ответ на твой вопрос я сказал бы, что да, у нас еще есть время. Но не так много, как хотелось бы. И… Юноша никогда не наденет белые одежды. Ты знаешь это, правда?

— Знаю, — спокойно ответил Пар–Салиан. — Я все эти годы слушал, как Теобальд ругал и честил Рейстлина Мажере на все корки, практически с тех пор, как он пошел в школу. Я знаю его недостатки: он скрытничает, презирает законы и порядки, ведет себя высокомерно, он самолюбив и ненасытен в своих амбициях.

— Он также умен, храбр и сообразителен, — добавил Антимодес. Он гордился своим подопечным. — Вспомни, как быстро он справился с той волшебницей–ренегаткой Джудит. Он использовал заклинание за пределами его способностей, заклинание, которое он не должен был быть способен даже прочитать, не то что произнести и проконтролировать. И он сделал это сам, без чьей–либо помощи.

— Что означает только то, что он преступит любые правила, если они мешают ему, — сказал Пар–Салиан. — Нет, нет. Тебе нет нужды защищать его дальше. Я знаю о его заслугах и достоинствах так же хорошо, как и о слабостях. Вот почему я пригласил его пройти Испытание вместо того, чтобы заставить его предстать перед судом конклава, что я вообще–то должен был сделать. Как ты думаешь, это он убил ее?

— Нет, не он, — твердо сказал Антимодес. — Хотя бы потому, что не в его духе было перерезать кому–то горло. Слишком грязно. Он знает толк в травах. Если бы он хотел убить ее, то подлил бы немного белладонны ей в чай.

92
{"b":"28669","o":1}