ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— «Будут проведены по меньшей мере три теста знания магии и ее использования. Испытание требует, чтобы испытуемый показал в действии все заклинания, известные ему или ей. Затем проводятся по меньшей мере три испытания, которые невозможно пройти, используя одну лишь магию, и по меньшей мере одно сражение с противником по рангу выше испытуемого». У вас есть какие–то вопросы?

Ни у кого из испытуемых вопросов не возникло; все вопросы были наглухо заперты в их сердцах. У Карамона вопросов было целая куча, но он был слишком напуган, чтобы задать хоть один.

— Тогда, — сказал мужчина в алых одеждах, — я прошу Лунитари пребыть с вами сегодня.

Он сел на место.

Глава Черных Одежд поднялась.

— Да будет с вами Нуитари.

Развернув свиток, она принялась зачитывать имена.

По мере того как звучали имена, испытуемые выступали вперед навстречу одному из членов конклава. В торжественном безмолвии их вели в сумрак зала, пока они не растворялись в тенях.

Один за другим, испытуемые разошлись, пока не остался последний — Рейстлин Мажере.

Рейстлин стоял, стоически сохраняя внешнее спокойствие, пока его товарищи по испытанию исчезали друг вслед за другом. Но под широкими рукавами его руки были сжаты в кулаки. На него напал дикий страх того, что произошла какая–то ошибка, что он не должен был оказаться здесь. Возможно, они передумали и собираются отослать его прочь. А может быть, его неотесанный брат сделал что–то, оскорбившее их, и теперь Рейстлина изгонят с позором.

Черная волшебница закончила чтение списка, с хлопком свернула свиток, а Рейстлин все стоял в Зале Магов. Теперь он стоял один. Он выпрямился, готовясь услышать свой приговор.

Пар–Салиан поднялся и подошел к юноше.

— Рейстлин Мажере, мы оставили тебя напоследок в связи с необычными обстоятельствами. Ты пришел сюда в сопровождении.

— Меня попросили сделать так, почтенный, — сиплым шепотом сказал Рейстлин, у которого пересохло в горле. Откашлявшись, он сказал громче: — Это мой брат–близнец Карамон.

— Добро пожаловать, Карамон Мажере, — сказал Пар–Салиан. Его голубые глаза в паутине морщинок взглянули на Карамона, достав до самого дна его души.

Карамон пробормотал что–то, чего никто не расслышал, и замолчал.

— Я хотел бы объяснить, почему мы настояли на присутствии твоего брата, — продолжил Пар–Салиан, переведя взгляд на Рейстлина. — Мы уверяем тебя, что никоим образом не выделяем тебя из числа испытуемых, и что ты совершенно нормален. Мы поступаем так со всеми близнецами, проходящими Испытание. Мы обнаружили, что между близнецами существует необычно близкие узы, ближе и теснее, чем просто у братьев и сестер, как если бы на самом деле двое были одним существом, разделенным на две половины. Разумеется, обычно оба близнеца обладают талантом к магии и начинают обучение. В этом отношении, Рейстлин, твой случай необычен, ибо склонность к магии выказываешь ты один. А ты когда–нибудь интересовался магией, Карамон?

Карамон открыл рот, готовясь ответить на такой неожиданный, пугающий вопрос, который он даже в мыслях не задавал себе, но за него ответил Рейстлин:

— Нет, никогда.

Пар–Салиан оглядел их.

— Понимаю. Хорошо же. Благодарю за то, что ты пришел, Карамон. А теперь, Рейстлин Мажере, будь так добр пройти вместе с Юстариусом. Он отведет тебя туда, где начнется твое Испытание.

Облегчение Рейстлина было так велико, что у него закружилась голова, и ему пришлось зажмуриться, чтобы устоять на ногах. Он почти не обратил внимания на человека в алых одеждах, который подошел к нему, запомнив только, что это был немолодой человек, подчеркнуто припадавший на одну ногу.

Рейстлин поклонился Пар–Салиану. Сжав в руке свою колдовскую книгу, он повернулся, чтобы пойти за алым магом.

Карамон шагнул вслед за братом.

Пар–Салиан тут же вмешался:

— Прошу прощения, Карамон, но ты не можешь идти со своим братом.

— Но вы попросили меня прийти, — запротестовал Карамон, у которого от внезапного испуга прорезался голос.

— Да, и мы с удовольствием составим тебе компанию в отсутствие твоего брата, — сказал Пар–Салиан, и хотя его голос был мягким, в нем чувствовались железные нотки, с которыми не хотелось спорить.

— Уд–д… Удачи, Рейст, — нерешительно произнес Карамон.

Рейстлин был так ошарашен, что сделал вид, будто не слышал брата. Юстариус повел его в сумрак зала.

Рейстлин ушел туда, куда его брат впервые за всю жизнь не мог за ним последовать.

— У меня есть вопрос! — выкрикнул Карамон. — Правда ли, что иногда те, кого испытывают, умира…

Он обращался к двери. Он находился в комнате, очень уютной комнате, которая могла бы принадлежать одной из лучших гостиниц Ансалона. В камине пылал огонь. Стол ломился от еды, состоявшей исключительно из любимых блюд Карамона, и от прекрасного эля.

Карамон не обратил внимания на еду. Разозлившись на то, что он посчитал оскорбительным отношением, он попытался открыть дверь.

Ручка двери осталась у него в руках.

Теперь он начал серьезно бояться за брата, заподозрив какой–то подвох и опасность для жизни Рейстлина. Карамон твердо решил, что освободит брата. Он разбежался и ударил плечом в дверь. Она дрогнула под натиском, но не поддалась. Он принялся колотить по двери кулаками, крича, чтобы кто–нибудь пришел и выпустил его.

— Карамон Мажере.

Голос раздавался позади него.

Испуганный и встревоженный, Карамон обернулся так быстро, что споткнулся о собственные ноги. Споткнувшись, он схватился за край стола и уставился перед собой.

Посередине комнаты стоял Пар–Салиан. Он ободряюще улыбнулся Карамону.

— Прости мне мое эксцентричное появление, но на этой двери запирающее заклятье, а снимать заклятье и накладывать его снова слишком утомительно. Тебе здесь удобно? Можем мы что–то тебе принести?

— К черту комнату! — прогремел Карамон. — Мне сказали, что он может умереть.

— Это правда, но ему известно о риске.

— Я хочу быть с ним, — сказал Карамон. — Я его близнец. Я имею право на это.

— Ты с ним. Он берет тебя повсюду.

Карамон не понял. Он был не с Рейстлином, они пытались обмануть его, вот и все. Он отмахнулся от бессмысленных слов.

— Позвольте мне пойти к нему, — он нахмурился и сжал руки в кулаки. — Или вы позволите мне пойти, или я развалю эту Башню по камешкам.

Пар–Салиан спрятал усмешку в бороде.

— Я предлагаю тебе заключить сделку, Карамон. Ты позволяешь нашей башне остаться на своем месте невредимой, а я разрешаю тебе наблюдать за твоим братом во время его Испытания. Тебе не позволят помогать ему или давать советы, но, быть может, твои страхи рассеются, если ты будешь видеть его.

Карамон обдумал предложение.

— Ага. Ладно, — сказал он. Карамон решил, что если он узнает, где Рейстлин, то в случае опасности сможет добраться до него и помочь.

— Я готов. Отведите меня к нему. Ой, спасибо, но я не хочу пить.

Пар–Салиан наливал воду из кувшина в большую чашу.

— Сядь, Карамон, — сказал он.

— Мы же собираемся найти Рейста…

— Сядь, Карамон, — повторил Пар–Салиан. — Ты хочешь увидеть своего брата? Смотри в чашу.

— Но там только вода…

Пар–Салиан провел ладонью над водой в чаше, произнес одно–единственное слово на языке магии и бросил в воду щепотку каких–то перемолотых листьев.

Карамон сел, решив сначала доставить удовольствие старику и позабавить его послушанием, а затем схватить его за тощее горло, если он обманул его.

Карамон посмотрел в воду.

96
{"b":"28669","o":1}