ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рейстлин сам немного знал язык Квалинести, научившись многим словам от Таниса. Но он не дал своим собеседникам понять это, решив, что он может услышать много полезного, если эльфы продолжат думать, что они могут свободно разговаривать между собой на своем языке.

— Кузен, мы не можем позволить себе так легко задевать себя. Нам нужен этот человек, — сказал Лайам по–эльфийски.

Перейдя на Всеобщий, он добавил:

— Ты должен извинить моего кузена. Он немного вспыльчив. Но я думаю, ты мог бы быть повежливее, Мажере. Мы делаем тебе большое одолжение.

— Если вы ищете друзей, я бы посоветовал вам обратиться к официантке, — сказал Рейстлин. — Она выглядит так, как будто не прочь составить вам компанию. Если вы хотите нанять мага, то вам лучше перейти к делу.

— Так ты все–таки маг, — хитро улыбнулся Лайам.

Рейстлин кивнул.

Лайам оглядел его.

— Ты кажешься очень молодым.

Рейстлин начинал сердиться.

— Ты сам ко мне обратился. Ты видел, как я выгляжу, когда пригласил меня за ваш стол, — Он начал подниматься. — Похоже, я зря потратил время.

— Ну ладно! Хорошо! Думаю, неважно, насколько ты молод, если ты способен справиться с задачей, — Лайам наклонился вперед, понизил голос. — Вот какое у меня предложение. Тут в Гавани живет маг, который держит магическую лавку. Он человек, как и ты. Его имя Лемюэль. Ты его знаешь?

Рейстлин в самом деле знал Лемюэля и имел с ним дело раньше. Он считал Лемюэля другом, и поэтому решил узнать, чего хотят от него эти недоброжелательные эльфы, чтобы предупредить его в случае опасности.

Рейстлин пожал плечами.

— Кого я знаю — мое дело, не ваше.

Миках, махнув в сторону Рейстлина, пробормотал по–эльфийски:

— Что–то мне не очень нравится этот твой маг, кузен.

— Никто не просит, чтобы он тебе нравился, — огрызнулся Лайам. — Пей свое вино и молчи. Я говорю с ним.

Рейстлин смотрел на них без всякого выражения, как человек, не улавливающей ни малейшей тени смысла сказанного.

Лайам снова перешел на Всеобщий:

— Так вот, наш план состоит вот в чем: пробраться в эту лавку ночью, выкрасть из магазина все ценное и продать за добрую сталь. Тут–то ты и пригодишься. Ты должен знать, что стоит брать, а что не стоит ломаного гроша, к тому же ты можешь знать, где лучше продать товар, чтобы получить не меньше того, что он стоит. Ты получишь свою долю, разумеется.

Рейстлин презрительно ответил:

— Так случилось, что я посещал эту лавку, и могу сказать вам здесь и сейчас, что вы попусту тратите свое время. У него нет ничего ценного. Вся его коллекция трав и книг стоит самое большее двадцать стальных монет, что вряд ли возместит вам беспокойство.

Рейстлин думал, что на том разговор и закончится, что он убедил воров не приводить в исполнение их план. Но он в любом случае собирался предупредить Лемюэля, чтобы тот принял меры предосторожности.

— А теперь, если вы позволите…

Лайам вытянул руку, схватил Рейстлина за запястье. Почувствовав, как маг напрягся, Лайам отпустил его, но его сильная рука с тонкими пальцами осталась лежать на столе рядом. Он обменялся взглядами со своими кузенами, как будто спрашивая разрешения продолжить разговор.

— Ты прав насчет лавки, — признал Лайам. — Но, возможно, ты не знаешь, что маг прячет в подвале под кухней.

Насколько знал Рейстлин, Лемюэль ничего не прятал.

— Что же?

— Колдовские книги, — ответил Лайам.

— У Лемюэля было несколько таких книг, но я совершенно точно знаю, что он продал их.

— Не все! — Лайам понизил голос до свистящего шепота. — У него есть еще. Намного больше. Древние колдовские книги, написанные еще до Катаклизма! Книги, которые считались навсегда потерянными для мира! Вот истинное сокровище!

Лемюэль никогда не упоминал о таких книгах в разговоре с Рейстлином. Наоборот, он утверждал, что Рейстлин приобрел все книги, которые когда–то принадлежали старому магу, его отцу. Рейстлин почувствовал себя преданным.

— Откуда тебе это известно?

Лайам неприятно улыбнулся.

— Не у одного тебя есть секреты.

— Тогда я еще раз желаю вам доброй ночи.

— Ох, именем Королевы, да расскажи же ему! — сказал один из кузенов на языке Квалинести. — Мы тратим время! Дракарту эти книги нужны уже через две недели!

— Дракарт запретил нам…

— Тогда скажи ему только часть правды.

Лайам повернулся к Рейстлину.

— Миках заходил в лавку, якобы чтобы купить какие–то травы. Если ты знаком с этим Лемюэлем, то знаешь, что он глуп и наивен даже по человеческим меркам. Он пошел в сад, а Миках, оставшись в магазине один, сделал восковой слепок ключа к передней двери.

— Как вы узнали о колдовских книгах? — не успокаивался Рейстлин.

— Я повторяю, это останется нашей тайной, — сказал Лайам с опасной стальной ноткой в голосе.

Решив, что этот Дракарт, кто бы он ни был, знал о книгах, Рейстлин попробовал зайти с другой стороны, задав вопрос так невинно, как только мог:

— А что вы собираетесь сделать с этими книгами?

— Продать их, конечно же. Что нам еще с ними делать? — улыбнулся Лайам. Его кузены тоже заулыбались. Эльф не моргнул глазом, произнося эти слова бархатным голосом.

Рейстлин задумался. Его рассердило то, что Лемюэль солгал ему насчет книг и скрыл самые ценные из них. Но несмотря на это он не хотел причинять магу никакого вреда.

— Я не пойду на убийство, — сказал Рейстлин.

— И мы тоже! — с чувством подхватил Лайам. — У этого Лемюэля много друзей среди эльфов, которые непременно отомстили бы за его смерть. Но мага в лавке нет. Он отправился навестить этих своих друзей в Квалиност. Дом пуст. Час работы, и мы богаты! Что до тебя, то ты можешь взять свою долю артефактами, или же мы заплатим тебе сталью.

Рейстлин не думал о деньгах. Не думал он и о том, что эльфы лгали ему, что они наверняка собирались использовать его и затем найти способ от него избавиться. Он думал о колдовских книгах, древних книгах, возможно, украденных когда–то из Башни Высокого Волшебства в Далтиготе во время осады или спасенных из затонувшей Башни Истара. Какие сокровища магии скрывались за их переплетами? И почему Лемюэль скрывал их и прятал?

Рейстлин понял, что мог быть только один ответ. Эти книги должны быть книгами черной магии. Это было единственным разумным объяснением. Отец Лемюэля был военным магом Белых Одежд. Он не мог уничтожить книги, потому что по законам конклава никто из его членов не имел права сознательно уничтожать магический артефакт или книгу, принадлежащую другому магу. Магическое знание, независимо от того, откуда оно шло, кто открыл его, или кому оно выгодно, считалось драгоценным и заслуживало защиты. Но маг мог спрятать книги, которые считал злыми. Скрыв их, он мог сохранить их и в то же время не бояться, что они попадут в руки врага.

Рейстлин убедил себя в том, что обязан разузнать о них побольше. К тому же, если он не пойдет с этими эльфами, думал он, они найдут кого–нибудь еще, кто может повредить бесценные книги.

В то время как Рейстлин пытался обосновать свое решение, в его сердце уже горело желание увидеть эти книги, подержать их в руках, почувствовать их силу. Возможно, даже раскрыть их тайны…

— Когда вы предлагаете сделать это? — спросил Рейстлин.

— Лемюэль уехал из города два дня назад. У нас мало времени. Сегодня вечером. Ты с нами?

Рейстлин кивнул.

— Я с вами.

98
{"b":"28669","o":1}