ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В общем и целом — да, — сказал Саган, едва взглянув на обозначенный Флэймом круг.

Флэйм поднял свой меч. Когда-то этот меч принадлежал Панте. По виду оба меча были почти одинаковы. Вся разница между ними состояла в том, что меч Дайена был украшен выгравированной на нем восьмиконечной звездой, означавшей, что когда-то этот меч принадлежал Стражу.

Дайен взялся за рукоять своего меча, внимательно следя за тем, чтобы иглы не вонзились ему в руку. Потом он присмотрелся к мечу, словно желая убедиться, действительно ли это его оружие, и неторопливым движением опустил его обратно в ящик.

Панта вопросительно взглянул на Флэйма. Принц пожал плечами. Панта поставил ящик между Флэймом и Дайеном и вернулся на прежнее место.

Флэйм пристегнул меч к поясу и еще раз бросил критический взгляд на круг, потом, как будто бы оценивая, не помешает ли ему слепящий свет двойного солнца, посмотрел на небо и снова перевел взгляд на Дайена.

Дайен стоял неподвижно, не выказывая ни малейшего желания еще раз взять в руки свой меч.

Флэйм с интересом наблюдал за своим кузеном. Для принца такой ответ со стороны Дайена явился, по-видимому, неожиданностью. Казалось, Флэйм не знает, как ему быть дальше. Он снова улыбнулся, пожал плечами, мельком покосился на солнце и пронзил свою руку иглами меча. Слегка вздрогнув, Флэйм задержал дыхание. Эти иглы причиняли острую боль, которая, однако, быстро проходила — у тех, чья наследственность позволяла выдержать это испытание.

Всех остальных это испытание могло убить.

— Вы, конечно, не откажетесь немного размяться со мной, кузен, — настаивал Флэйм, лицо которого еще хранило на себе следы ощущений, испытанных от игл меча, когда вирус и микрогенераторы вторгаются в кровеносную систему, соединяя оружие с его владельцем и превращая меч в еще один телесный орган, принимающий команды, идущие от мозга.

— Нет, — ответил Дайен.

— О, соглашайтесь же, соглашайтесь, — умолял Дайена Флэйм, оставаясь, однако, все еще полным обаяния. — Нам даже не придется беспокоиться о правилах, если вам так больше нравится. Всего лишь небольшая разминка, чтобы… кровь расходилась.

Произнося эти слова, он активировал меч. Горячее, лезвие светилось и гудело, неравномерно и громко. Меч Флэйма с быстротой молнии рассек воздух над головой Дайена.

Дайен, споткнувшись, упал, но успел отвернуться, иначе меч ослепил бы его.

Лезвие меча ожгло его кожу. В разом притихшем дворе замка было слышно шипение и запах опаленной плоти.

Камила вскочила на ноги, но Астарта крепко ухватила ее за руку и усадила обратно.

Таск встрепенулся всем телом. В следующий миг он уже не опирался спиной на стену, а руки держал в карманах. Покосившись на Сагана, он увидел, что тот делает вид, что ровным счетом ничего не заметил.

Флэйм огорченно покачивал головой.

— Мне очень жаль, кузен. Простите меня, я, право же, не хотел вас задеть, только немного раззадорить. Не сердитесь, в игре всякое бывает. Возьмите свой меч.

Дайен прикоснулся тыльной стороной ладони к поврежденной щеке и увидел у себя на руке кровь.

— Я не буду с вами сражаться, кузен. Если вы задумали убить меня, то можете сделать это недрогнувшей рукой. — При этих словах Дайен взглянул на Сагана, думая, быть может, о том дне, когда те же — или почти те же — слова Саган сказал ему.

Саган позволил памяти ожить в своем сознании. Это могло оказаться полезным. Однако эмоции не сочетались с воспоминаниями, отчего воспоминания оставались голыми, как скелет.

— Убить вас? Да, кузен, я могу убить вас. На том самом месте, где вы стоите сейчас, — горячась, заговорил Флэйм. Он опустил свой меч и сразу же отключил его. — Но я не хочу убивать вас. Это не привело бы меня к цели и было бы бессмысленно.

Он обнял Дайена и привлек его к себе, удерживая в теплых, искренних и сильных объятиях старшего, более мудрого и опытного брата.

— Отрекитесь от престола, кузен. Отдайте мне корону. Мы оба знаем, что из нас двоих я больше заслуживаю ее. Передайте мне ваши заботы и груз ответственности. Отдайте мне бессонные ночи и дни в одиночестве. Я сильнее, и мне нести эту ношу. А вы проживете всю свою жизнь в мире и покое, — он искоса глянул на Камилу, — с той, которая любит вас.

Брови Дайена над синими глазами нахмурились. Но ответить Флэйму он не успел. Флэйм прижал его к себе еще сильнее и продолжал, упреждая Дайена:

— И не только это ждет вас впереди, а нечто гораздо большее. Знаете ли вы, кузен, что ваша жена беременна? Да, она носит под сердцем вашего ребенка. Это правда, кузен. Взгляните на нее, и вы сами все поймете.

Дайен не мог скрыть своего удивления и невольно взглянул на Астарту.

Астарта на таком расстоянии, наверное, не слышала Флэйма, но догадалась, о чем он сейчас говорит ее мужу, и в эту минуту королевское самообладание покинуло ее. Кровь бросилась ей в лицо, покрывшееся красными пятнами, и почти сразу вслед за тем Астарта мертвенно побледнела. Губы ее приоткрылись, но она не могла произнести ни слова.

Камила, неподвижная, застывшая, сидела возле Астарты, опустив голову, и не смела ни на кого взглянуть.

Дайен вздохнул, и этот вздох, казалось, вырвался из гулкой бездны последних трех лет.

— Я предлагаю вам соглашение, кузен, — тихо сказал Флэйм на ухо Дайену. Но Королевская кровь, которая текла в их жилах, и гемомеч донесли слова Флэйма до Сагана. — Отдайте мне престол — и я сделаю вашего ребенка его наследником, клянусь вам. Я могу поклясться в этом публично, подписать бумаги, какие только вы ни пожелаете. Видите ли, своих детей у меня быть не может.

Дайен отрицательно покачал головой.

— Послушайте, кузен, — голос Флэйма неуловимо изменился, стал угрожающим. — На вашем месте я принял бы это предложение всерьез, потому что я могу достичь своей цели каким угодно путем. Если мне надо будет убить вас и жениться на безутешной вдове, то я сделаю это. Вы скажете, она не захочет выйти за меня? О, да. У нее не будет выбора. Не будет, — если она хочет, чтобы ее ребенок стал королем! Соглашайтесь, кузен! Отдайте мне корону! Не вынуждайте меня убивать вас!

Синие глаза Дайена встретились с такими же, как у него, синими глазами Флэйма:

— Нет.

Синие глаза Флэйма, горевшие неутоленной жаждой власти, свирепо смотрели на Дайена. Флэйм убрал свою руку с руки Дайена.

— В таком случае у меня нет выбора, — помрачнев и не глядя на короля, глухо сказал принц.

Вдруг его озарила какая-то идея, и он снова посмотрел в глаза королю.

— Вот что я скажу вам, кузен. Мы решим наш спор, как принцы крови решали такие споры тысячу лет назад. Мы сразимся за право носить корону. Победитель восходит на престол. Что вы скажете на это? Кто знает? — Флэйм весело засмеялся. — Вдруг вы убьете меня. И тогда все наши проблемы будут решены.

Дайен почувствовал искушение. Саган видел это по его лицу, чувствовал, какая борьба происходит в сердце молодого человека. Король колебался, раздумывая.

Все, кто был вокруг них, напряженно молчали. Слышны были только отдаленные звуки музыки, тревожной и печальной, да тихий шелест сутаны Сагана.

Дайен опять взглянул в сторону Сагана. Саган молчал, и Кровь ничего не подсказала Дайену. Но Дайен слышал Сагана, сам не понимая, как. Может быть, король научился прислушиваться к голосу своего сердца, как советовал ему когда-то Саган?

— Я не могу рисковать, не могу держать пари, когда ставка столь велика. Я король по праву и уверен, что достоин быть королем, — он снова взглянул на Сагана. На сей раз взгляд был тревожным, — хотя кое-кто и оспаривает это. Я не буду сражаться.

Флэйм казался скорее разочарованным, чем разгневанным. Он подошел к Сагану:

— Милорд, как решить наш спор, чтобы никто никого не убивал? Что посоветуете вы мне?

— Что посоветую я вам, Ваше высочество? — спокойно сказал Саган. Его глаза в тени капюшона держали Дайена в поле зрения, даже когда он смотрел на принца, с которым говорил. — В древности, на которую вы ссылаетесь, король мог назвать своего вассала, сторонника, который должен был сражаться вместо него.

114
{"b":"28670","o":1}