ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ладно, потом поймешь, — сказала Мейгри. — Что именно ты хочешь сказать?

Камиле казалось, что это не она, а кто-то другой заговорил за нее, объясняя леди Мейгри план спасения Дайена.

— Я хорошо все придумала? — спросила Камила напоследок.

Леди Мейгри покачала головой.

— Не знаю. Я не предвижу будущего, а если бы и предвидела, то не смела бы сказать тебе о нем. У живущих должна быть свободная воля, — грустно улыбнулась она. — Тебе самой решать — пойдешь ты на риск или откажешься от него. А риск очень велик и опасность тоже.

— Я знаю, — хмуро сказала Камила. — Но я не испугаюсь. Я хочу спасти его. Если я смогу это сделать, мне все равно, что случится со мной. Вы поймете меня, миледи, — порывисто сказала Камила. — Вы любили так же сильно, как я, когда были живы, так говорил мне мой отец.

— Когда я была жива?… — тихо повторила Мейгри. — Смерть не может убить любовь.

— Простите меня. — Камила была тронута печалью Мейгри. — Дерек Саган предал вас, как и Дайена. Если бы он…

— Ты хочешь вырваться отсюда? — холодно прервала Камилу леди Мейгри. — Или так и будешь сидеть тут и разглагольствовать?

— Нет, я готова. — Камила встала с постели. От волнения у нее вспотели руки и стало холодно в животе. Она нерешительно взглянула на дверь. — Что… что я должна делать? — Она вытерла руки о свое платье, то самое белое платье, в котором была еще на Цересе.

— Стонать, — сказала Мейгри. — Громко стонать. Страж войдет сюда с пистолетом в руке. Я думаю, ты не заметила, левша он или нет?

— Н-нет, — запнулась Камила, пытаясь вспомнить. — Наверное, он не левша.

— Конечно, больше шансов, что он не левша. Но если окажется, что левша, то это будет не в твою пользу. Старайся впредь ко всему присматриваться и побольше наблюдать, — предупредила Мейгри свою крестницу. — Порой это бывает очень важно. А теперь встань возле двери.

Камила послушалась. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди, а желудок вообще перевернулся. Она испугалась, подумав, что, наверное, заболела. Нельзя было однако сплоховать перед лицом этой сероглазой женщины.

Камила сжала кулаки, так что ногти больно впились в ладони, и внимательно взглянула на крестную.

— Когда застонешь, он войдет, держа оружие наготове. В твоем распоряжении будет доля секунды. Ты окажешься слева от него. Схвати пистолет и выдерни у него из руки, а потом сразу же стреляй.

— Стрелять в него? — онемевшими губами повторила Камила.

— Да, стреляй в него, — четко произнесла Мейгри. — Он скорее всего поставит оружие на оглушение, но ты на это не рассчитывай и уже сейчас настройся на то, что намерена убить его.

— Убить его, — сказала Камила, стараясь изгнать из памяти суровое лицо этого грозного стража. — Убить. Да, я выстрелю и убью его.

— Ты когда-нибудь стреляла из лазерного пистолета?

Камила утвердительно кивнула, вспомнив ту схватку, в которой она сопровождала Криса. Это воспоминание придало ей уверенности в себе. Не зря же киборг хвалил ее тогда.

— Да, я стреляла из лазерного пистолета. Крис сказал…

— Хорошо, — прервала ее Мейгри. — Ты готова?

Камила кивнула, будучи не в силах вымолвить ни слова. У нее вдруг пересохло в горле, она почувствовала слабость. И руки дрожали. Это был трудный момент: сейчас или никогда. Сделав глубокий вдох, Камила не то застонала, не то закричала.

Голос ее пресекся. Она сама испугалась своего стона — или крика. Близкая к отчаянию, чувствуя на себе беспристрастный взгляд серых глаз, Камила еще раз набрала полные легкие воздуха и снова вскрикнула. Возглас Камилы прозвучал как отдушина для ее еле сдерживаемого страха и отчаяния.

Дверь сразу же распахнулась. В комнату шагнул Страж с пистолетом наготове, как и предвидела Мейгри. Этот человек был еще крупнее, чем сначала показался Камиле. Она сама была рослая, но он оказался выше ее на целую голову. Рука, державшая пистолет, впечатляла массивностью. Страж не видел Камилы и отыскивал ее взглядом. Секунда-другая, и он обнаружил бы ее, согнувшуюся, испуганную и оцепеневшую за дверью…

Внезапно у охранника от удивления отвисла челюсть. Вытаращив глаза, он невольно отступил на шаг. Перед ним стояла леди Мейгри в сверкающих серебром доспехах, и волосы, ее белые волосы, как будто развевались на ветру. Она безмолвно смотрела на охранника.

Камила бросилась на него с силой, которую придало ей отчаяние. Она схватила его за руку и вырвала из нее оружие с легкостью, которой сама не ожидала, сразу же направила пистолет на него и… застыла в неподвижности, не смея выстрелить.

Одно дело — стрелять в пылу сражения, когда не видишь перед собой конкретной цели, и совсем другое — стрелять в безоружного человека, который стоит на расстоянии вытянутой руки и смотрит на вас остановившимся взглядом.

Если бы этот человек оставался на месте и не двигался, Камила, может быть, и не нашла бы в себе силы выстрелить в него. Но охранник, рассвирепев, двинулся на Камилу.

В ужасе она выстрелила.

Охранника отбросило назад. Он упал спиной на дверь и соскользнул по ней на пол.

Камилу била дрожь.

— Да успокойся ты! — одернула ее Мейгри. — Закрой дверь!

Камила осторожно переступила через лежащее на полу тело и закрыла дверь. Охранник, показалось ей, был мертв.

— Сними с него форму! — приказала Камиле Мейгри. — И надень ее на себя. Да побыстрее, детка! Живо! И не отвлекайся на ненужные мысли, — добавила она. — Только делай, что делаешь.

Камила повиновалась леди Мейгри, как автомат.

— Дайен, — повторяла она снова и снова. — Дайен. Я должна найти его. Это главное.

Опустившись на колени возле упавшего охранника, она перевернула его грузное тело лицом вверх и принялась стаскивать с него форму. Охранник был жив. С облегчением вздохнув, Камила стала действовать проворнее.

Вскоре форма была уже на ней. Это был эластичный костюм космонавта, безразмерный и подходящий для людей разной комплекции. Камила вовсе не выглядела в нем такой странной, как предполагала сначала.

— Шлем, — напомнила ей леди Мейгри.

Камила схватила его и надела на голову. От шлема пахло потом и чем-то вроде гигиенического шампуня. Камила шагнула к двери.

— Постой. Ты не все еще закончила. Свяжи ему руки за спиной. Разорви для этого свое платье. Обмотай ему голову наволочкой. Она заглушит голос, когда стражник придет в себя. Не волнуйся. Он не задохнется.

Камиле пришлось немало потрудиться с обмякшим и грузным почти голым телом. К счастью, Камиле приходилось участвовать в грубоватых забавах своих братьев, где немалую роль играли физическая сила и выносливость, и ей удалось справиться и с этим делом, хоть оно и вызывало у нее отвращение. Узлы получились отменные. Завязав последний, Камила поднялась с колен, вся мокрая от пота.

— Теперь можно?

— Да, — ответила леди Мейгри.

Камила не сразу решилась открыть дверь.

— Вы будете со мной? — спросила она.

— Да, буду, — сказала Мейгри, — но ты меня не будешь видеть.

Камила кивнула и открыла дверь. Посмотрев в оба конца коридора, она вспомнила, что в этой форме не вызовет здесь ничьих подозрений, и беспечной походкой вышла из комнаты, заперев за собой дверь.

— Когда сменяется охрана? — услышала она тихий голос Мейгри у самого своего уха.

— В двадцать четыре ноль-ноль, — ответила Камила. — Если не изменится их обычное расписание. Это я разузнала, — добавила она, как будто бы оправдываясь в чем-то.

— Молодец. Надеюсь, никто из них по тебе до тех пор не соскучится. Значит, время у тебя есть. Ты знаешь, где каюта Таска?

— Нет, но думаю, что смогу узнать. Спрошу кого-нибудь. В этом ведь не будет ничего странного. Я думаю, во всей этой суматохе прибытия на борт…

— Абсолютно нормально. У тебя настоящий талант для этого.

Польщенная похвалой, Камила зарделась. Но потом с сомнением покачала головой.

— Я так перепугалась, когда он вошел в пистолетом, — с места сдвинуться не могла. Если бы он не увидел вас… — сказала она и, подумав, добавила: — Вы сделали это, чтобы спасти меня…

125
{"b":"28670","o":1}